Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Деглобализация

О разрыве мирохозяйственных связей и создании новых блоков

Считается, что процесс глобализации стал набирать обороты с 80-х годов прошлого века. Его основными факторами стали удешевление транспорта и связи, появление интернета, дерегулирование финансовых рынков, следствием чего стало увеличение трансграничных потоков капитала. Мир стал единым. Мировое хозяйство, основанное на принципах Всемирной торговой организации, стало постепенно отменять торговые ограничения между странами, либерализуя движение товарных потоков.

События последних лет и месяцев радикально изменили картину мира. Сначала были введены ограничения на поставки товаров, связанные с COVID-19. Нарушились логистические цепочки, выросли цены на товары вследствие ужесточившихся правил транспортировки, упаковки и хранения продуктов питания. Локдауны резко ограничили пассажиропотоки. Туристический бизнес, ресторанный и кинобизнес пришли в упадок. На передвижение между странами были наложены серьезные ограничительные меры.

Свой вклад внесла и торговая война США против КНР, объявленная президентом Трампом. Жесткий и прагматичный бизнесмен, получивший в свои руки еще и рычаги политического давления, потребовал от американских корпораций перевода их производства из Китая в США с целью создания в Штатах новых рабочих мест. Абсурд, скажете вы? Конечно, если в Китае дешевая квалифицированная и дисциплинированная рабочая сила, то выгоднее иметь производство там. Кроме популистских лозунгов, Трамп ввел реальные санкции против китайских компаний, вспомним хотя бы историю с Huawei. Сократился объем торговли США и КНР, скопившиеся в американских портах морские контейнеры сразу вызвали дефицит в других регионах, что привело к росту их стоимости до 400%.

Но наибольший вклад в разрыв сложившихся мирохозяйственных связей вызвала реакция Запада на военную спецоперацию РФ на Украине. Россия фактически была выключена из системы мирохозяйственных связей. Причем во многом в ущерб самим инициаторам – странам Европы. Так, например, несмотря на невосполнимую зависимость от импорта энергоносителей из нашей страны, европейские лидеры планомерно отказываются от них. Это особенно ярко проявляется на примере стран Центральной и Восточной Европы. Зависимость Словакии от импорта газа из России составляет 70%, Болгарии – 77%, Чехии – 66%. В целом, импорт газа из России обеспечивает потребности Европы на 40%, что составляет в физическом выражении 155 – 170 млрд. м куб. в год.

Европа хочет полностью отказаться от российского газа, но именно это является самой сложной задачей. Если нефть и уголь, также обеспечивающие значительные потребности Европы, можно заменить поставками из других стран, то с газом все намного сложнее.

Во-первых, российский газ идет по целой системе трубопроводов, что обеспечивает его дешевизну. «Газпром» поставляет газ по довольно низким долгосрочным контрактным ценам (250-350 долл. за 1000 м куб.), в то время как цена на спотовом рынке достигала 1400 долл. за 1000 м куб. Во-вторых, заменить его при желании можно только сжиженным газом, который дороже российского природного газа, иногда в разы. В-третьих, для перехода на СПГ нужно построить целую систему новых трубопроводов, заводов по его регазификации, а самое сложное – это морские терминалы для приема танкеров-газовозов. Учитывая, что основные терминалы для приема СПГ находятся на Пиренейском полуострове, то необходимо будет тянуть нитки газопроводов в страны Восточной и Центральной Европы, традиционно получавшие газ из СССР. В-четвертых, строительство приемных морских терминалов для СПГ – дело довольно дорогое и потребует 2-3 года как минимум. Ну и в-пятых, на рынке нет свободных мощностей СПГ, чтобы удовлетворить запросы Европы. США обещают поставить только 15 млрд. м куб., примерно столько же может обеспечить Катар, который еще и обещал построить новые заводы по сжижению газа, но потом отказался – инвестиции огромные, а гарантий сбыта по текущим высоким ценам никто не дает.

Одним словом, переориентировать поставки газа, предназначенные для Азии в Европу, за год – нереально, как бы этого ни хотелось лидерам Евросоюза. При этом Европе еще необходимо заполнить подземные хранилища газа, чтобы пережить осень и зиму. А без газа не только рискуют замерзнуть жители ЕС – встанут многие химические предприятия, например, BASF, работники которого останутся не у дел. Ожидается полная остановка сталелитейного комбината в Баварии. Более тысячи сотрудников отправят в неоплачиваемый отпуск. Под угрозой закрытия многочисленные керамические производства в Италии. В Испании – цементные заводы. И многое-многое другое.

Не будем забывать еще одно последствие отказа от российского газа – сокращение выработки азотных удобрений, что вызовет острейший продовольственный кризис, а возможно, и голод в целом ряде регионов Земли. Следует также учесть, что Украина и Россия обеспечивают 25% мировой торговли зерном. Из-за действий Киева по Черному морю не могут быть вывезены примерно 25 млн т пшеницы. Сократились посевные площади, по некоторым оценкам, в два раза. Антироссийские санкции создали трудности в логистике, страховании и оплате российского зерна. Однако при этом в ЕС еще обсуждаются ограничения в его транспортировке.

Помимо всего этого, засуха в Индии заставила эту страну запретить экспорт пшеницы. Также жаркая погода во Франции и США может значительно снизить сбор зерна в этих странах.
Перебои в глобальных цепочках поставок приведут к росту цен на хлеб, мучные и кондитерские изделия, а также на корма для домашней птицы. В конечном итоге все это может привести к недоеданию миллионов человек. Продовольственный кризис затронет страны, зависящие от импорта продовольствия, – Ближний Восток, Северную Африку, Центральную Америку и страны Юго-Восточной Азии. Канцлер Германии Шольц допустил, что даже население его страны может столкнуться с голодом.

Далее, Европа ввела эмбарго на импорт российского угля, зависимость от которого также значительная – до 40%. Основным покупателям российского угля – Германии, Польше и Нидерландам, а также и другим странам ЕС – придется искать замену поставкам из РФ в не самое удачное время: крупнейшие экспортеры – Австралия и Индонезия – сократили добычу из-за пандемии и наводнений. На рынке угля – дефицит, потребители в Азии пытаются заменить им более дорогой газ. Так что дефицит угля тоже внесет свой вклад в инфляцию в Европе наряду с другими подорожавшими энергоносителями.

Также высока зависимость Европы от импорта российской нефти. Так, в Венгрии находится единственный НПЗ, который технологически настроен на работу только с нашей нефтью – тяжелой и сернистой. Германия на 25% зависит от импорта нефти из РФ. И хотя эта цифра снижается, дело в том, что логистика нефтяного импорта гораздо легче перестраивается, чем поставки газа, но проблема в том, что на рынке ощущается дефицит сырья и нефтяной картель не собирается его сокращать, несмотря на просьбы Джо Байдена и проведенные им товарные интервенции из стратегических запасов. Главный игрок на данном рынке – Саудовская Аравия, которая скорее поддерживает Россию и также не хочет снижения мировых цен.

Не только Европа, но и Япония зависит от российского экспорта. Это – нефть и СПГ (8,8%), уголь каменный и коксующийся (8%), неон и другие газы, необходимые для производства полупроводников, ферросплавы (50%) и палладий (43%).

О палладии стоит сказать несколько слов. Начавшийся несколько лет назад переход к более экологичным автомобилям потребовал применения палладия в качестве катализатора автомобильных выхлопов. В результате его цена подскочила с 600-700 долл. тр. унц. до более 2000 долл. тр. унц. С началом специальной операции она превысила планку в 3000 долл., так как ГМК «Норильский никель» обеспечивает почти половину мирового производства этого металла.

США также зависят от экспорта нефти, газа из России, хотя в меньшей степени, чем Европа. Гораздо более важными являются поставки никеля, палладия, а также алюминия. Россия производит 30% всего титана в мире, который охотно покупал Boeing. Россия вместе с Украиной производят 80% ниобия, который используется в производстве полупроводников.

Санкции, введенные странами Запада против России (более 10 000), превышают санкционное давление, когда-либо вводимое против Ирана, Венесуэлы или любой другой страны. Особый цинизм – т.н. «блокировка» золото-валютных резервов России в облигациях западных стран и на счетах в их банках в беспрецедентном размере – более 300 млрд долл. Это при том, что в этих странах законов, разрешающих подобные действия, нет. Фактически речь идет о беззастенчивом воровстве наших денежных средств, инвестированных в активы с кредитным рейтингом от ААА до АА. К чему теперь вся система кредитных рейтингов, если средства инвесторов могут быть украдены в любой момент? Парадокс заключается в том, что, украв наши резервы, западные «партнеры» еще и требуют оплаты по суверенным евробондам, угрожая нам дефолтом. Но при этом огромное количество западных финансовых институтов сами инвестировали в суверенный долг РФ. Что ж, опять выстрелили себе в ногу, но уже во вторую.

К этому можно добавить запрет на продажу РФ наличных долларов и евро, запрет ставить клеймо LGD шести нашим аффинажным заводам, что лишает нас права продавать золотой запас по мировым ценам на Лондонской бирже металлов, а также запрет фирмам-посредникам на операции с российским золотом.

Москва вынуждена принять ответные меры. В их числе одна из наиболее эффективных – запрет на экспорт палладия, что может остановить производство автомобилей в США и Европе, а также в Японии.

Но самые тяжелые санкции против себя Запад ввел сам, разорвав экономические связи с Россией, зависимость от которых, как мы видим, была достаточна велика.
В широком контексте можно говорить о «деглобализации» мирохозяйственных связей, разделении мировой экономики на блоки. Европа, скорее всего, будет искать поставщиков энергоносителей среди стран Востока и больше замкнет свои хозяйственные связи на себя. Это будет непросто сделать, ведь экспортная квота (доля экспорта в ВВП) самых развитых стран ЕС составляет 40%. США будут больше ориентироваться на блок NAFTA, включающий, помимо Штатов, также и Мексику (источник дешевой рабочей силы и сырья, в том числе нефть) и Канаду (сырье, сборочные производства американских корпораций). Страны Персидского залива, также, вероятно, создадут свой блок, чтобы упростить ценообразование нефти и возможно, коллективную валюту.

Обострение отношений США с КНР может вступить в новую фазу, если Пекин примет меры, чтобы вернуть свою историческую территорию – Тайвань. Есть вполне реальный риск перерастания торговой войны двух стран в «горячую войну». Тайвань, ведущий производитель микропроцессоров и микрочипов, мог бы резко вывести КНР в лидеры мирового промышленного производства. На этом могла закончиться эра экономического и финансового господства Соединенных Штатов.

Отметим, что все это происходит на фоне беспрецедентного инфляционного роста в США (8,5% – рекорд за 40 лет) и ЕС (7,5), а в ряде стран Восточной Европы – двузначные цифры (Эстония – 19%), который во многом был вызван ростом цен на энергоносители.

Агрессивное ужесточение денежно-кредитной политики ФРС США в борьбе с инфляцией вполне может обрушить финансовые рынки, тем более, что Джером Пауэлл не скрывает, что его это не заботит.

Известный инвестор и миллиардер Рэй Далио считает, что пузырь на американском рынке неизбежно схлопнется и вызовет колоссальный кризис мирового масштаба, сравнимый с Великой депрессией. Далио также отмечает чрезмерный уровень мирового долга (национальный долг только США превысил 30 трлн долл.). Продолжает углубляться разрыв в доходах бедных и сверхбогатых, что может привести к росту социальной напряженности.

На фоне продовольственного кризиса это может привести к социальному взрыву.

При этом мы наблюдаем формирование новой блоковой системы мирохозяйственных связей. После санкций, наложенных Западом на Россию, ее естественными союзниками становятся крупнейшие державы Востока – Китай и Индия. Да, эти отношения пока складываются не слишком гладко для нас – обе страны покупают нашу нефть с крупными дисконтами 25-30 долл. Возможно, они также поступят, если Россия решит продать часть своего золотого запаса. Но это все конъюнктурные моменты.

Важно другое. Индию и Китай связывают с Россией давние дружеские отношения еще со времен СССР. Советский Союз построил в Индии десятки крупных заводов, электростанций и т.д. Индия расплачивалась за эту помощь товарами традиционного экспорта – текстилем, чаем и прочим. Проще говоря, у России с Индией уже сложилась система взаиморасчетов без участия валют западных стран. Подобная ситуация начинает складываться и с Китаем. А если учесть отказ России от поставки энергоносителей в Европу за «скомпрометировавшие себя» западные валюты и переход к поставкам за рубли, то это можно считать началом конца гегемонии американского доллара, а в ближайшем будущем – прекращения господства стран Запада в мировом хозяйстве.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть