Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Санкции или экономическая война?

О первых потерях Евросоюза

Количество санкций против Российской Федерации превысило все примеры санкционного давления, предпринятые против Ирана, Венесуэлы и других стран. В свое время мы пережили холодную войну с Западом, теперь пришло время радикальных действий, имеющих целью уничтожение нашей экономики. Лидеры «коллективного Запада» применяют в своих выступлениях такие обороты, как «российская экономика лежит в руинах», «отброшена к началу 90-х», «российский рубль обескровлен». Что ж, это показывает истинное лицо наших «западных партнеров».

Зачем это делается и какую цену заплатит население Запада, чтобы «отбросить нас в 90-е»?

Соединенные Штаты сознают острую конкуренцию со стороны Китая в борьбе за лидерство в глобальной экономике. Именно поэтому Трамп развязал против Пекина торговую войну. Позиция Пекина по поводу спецоперации РФ на Украине предельно ясна и раздражает Запад.

Сегодня у России больше оснований для сотрудничества со странами Востока. Наши передовые военные технологии вместе с промышленными, человеческими и финансовыми ресурсами Китая, Индии и других стран, поддерживающих нас, угрожают не только экономическому, но и военно-политическому господству Запада. Именно поэтому политики «недружественных стран» на фоне оголтелой антироссийской риторики развернули массовую кампанию за отказ от российского экспорта. Что ж, кто-то из лидеров Европы заработает очки в предвыборной гонке, кто-то получит от США финансовые подачки или натовское оружие. Мир сдвинулся с точки относительной безопасности в зону, где эту безопасность уже нельзя гарантировать. А заплатит за все это население «коллективного Запада» — ростом цен на продовольствие, отопление, транспортные перевозки, а также сокращением рабочих мест и реальным падением доходов.

В начале апреля агентство Bloomberg опубликовало статью с оценкой последствий отказа Великобритании от российского газа.

Стоимость газа в этой стране выросла всего за неделю в начале апреля на 81%, а тарифы на электроэнергию — на 36%. Это самый большой скачок цен за последние 66 лет. Холодная погода заставляет англичан тратить на отопление и приготовление пищи значительную часть бюджета домохозяйств. И все это на фоне сокращения реальных доходов англичан. Помимо этого, повысились налоги на национальное здравоохранение в связи с пандемией. Неслучайно 80% опрошенных взрослых жителей Британии заявили о снижении уровня жизни за последние месяцы. При этом потребительская инфляция превысила 6,5% и грозит принять двузначные размеры.

10% опрошенных жители Великобритании выбирают между едой и отоплением жилища, 9% уже не могут оплачивать жилищно-коммунальные услуги. Еще 12% англичан не будут в состоянии их оплачивать через несколько недель, а более 30% не смогут этого сделать через несколько месяцев. Треть жителей Туманного Альбиона сократили поездки на автомобиле в целях экономии из-за возросшей цены на бензин. Многие англичане отменили планы на отпуск.

Еще более тяжелое положение отмечается в Германии, где доля российского газа на рынке страны составляла 55% до последнего времени. Планы правительства отказаться от импорта российского газа вызвали шок среди местного населения и деловых кругов. Компания «Розенталь», старейший производитель посуды из китайского фарфора, может прекратить свою деятельность вследствие отключения газа. Ее судьбу может повторить крупнейший в мире химический концерн BASF.

При этом жители страны на своем кошельке ощутили рост стоимости энергоносителей, в частности автомобильного топлива, электроэнергии и других жилищно-коммунальных услуг. Кое-кто из политиков даже предлагает немцам реже принимать душ, снижать температуру своих жилищ, пересесть с автомобилей на велосипеды.

При этом 22% немцев перестали делать накопления, еще 10% стали тратить накопленное. 84% респондентов начали экономить на продуктах, а 44% действительно уменьшили мощность обогревателей.

В целом 43% опрошенных считают, что их финансовое положение ухудшилось, а еще 47% беспокоятся за будущее.

Отметим, что импорт российских энергоносителей для Европы жизненно важен. Полностью заместить импорт российского газа, объем которого составляет 155 млрд кубометров в год, невозможно. Российский газ занимает 40% в импорте Евросоюза. Планы политиков и чиновников Брюсселя заменить природный газ из России сжиженным газом из Кувейта, США и других стран могут быть реализованы не сегодня и даже не завтра. Потребуется строительство большого количества приемных терминалов для СПГ, а также целой системы прокачки, распределения и хранения сжиженного газа для стран Евросоюза, не имеющих выхода к морю.

Существующая трубопроводная инфраструктура не позволит сразу заменить российский природный газ сжиженным, который стоит значительно дороже российского. Отметим, что «Газпром» поставляет газ посредством самого дешевого трубопроводного транспорта по долгосрочным контрактам, при этом цены на газ составляют примерно 300-350 долларов за 1000 кубометров. Покупка газа на свободном рынке обойдется значительно дороже — примерно 1300-1400 долларов за 1000 кубических метров.

Германия заявила о строительстве двух приемных терминалов для СПГ. На это потребуется минимум 2-3 года, и пока неизвестно, сколько средств из бюджета страны. Проблема в том, что основные терминалы для приема СПГ расположены на Пиренейском полуострове — в Испании, Португалии, однако доставить сжиженный газ всем странам Евросоюза в данный момент невозможно или очень дорого.
На сегодня емкость подземных хранилищ газа, например, Германии, заполнена только на 1%. Это вызывает обоснованные опасения по поводу подготовки к отопительному сезону в странах Евросоюза.

Если Европа откажется от российского газа, то она может рассчитывать только на СПГ из США и стран Персидского залива, однако они не смогут быстро нарастить мощности, что вызовет подорожание топлива. В любом случае импорта в ближайшее время не хватит на то, чтобы заместить полностью поставки российского газа.

Газ есть и в Европе. Крупнейшее газовое месторождение в Нидерландах Гронинген могло бы поставлять в четыре раза больше газа — 20 млрд кубометров вместо нынешних пяти, однако это сопряжено со значительными рисками геологического и сейсмического порядка.

Поэтому Голландия сама планирует увеличить емкость терминала СПГ в Роттердаме с 5 до 8 млрд кубометров, но все это капля в море, если говорить о потреблении всего ЕС.

Евросоюз также принял решение о запрете импорта российского угля, который затронет до 70% импорта всего энергетического угля в этом регионе. В прошлом году Россия экспортировала 238 млн тонн угля, из которых 90 млн тонн было предназначено для стран Европы при объеме годового спроса ЕС в 630 млн тонн. Германия и Нидерланды — основные потребители энергетического угля в Европе. Также испытывает сильную зависимость от российского угля Польша, больше всех заявляющая о запрете поставок энергоносителей из России в Европу. Однако именно она понесет на себе основную тяжесть данного решения.

Попытки найти альтернативных поставщиков в других регионах совпали с трудностями добычи у крупнейших экспортеров угля — Индонезии и Австралии, вызванных наводнениями и пандемией.

Как отметила Кристин Лагард, председатель Европейского Центрального банка, внезапный бойкот России на нефтегазовом фронте имел бы серьезные последствия. Это усиливает решимость европейцев двигаться к более чистой энергии и снижать зависимость от России. Но точная стоимость этого шага неизвестна.

Чистая энергия — это прекрасно, но вот незадача: ветряные станции в Европе почти не работают из-за безветренной погоды.

США намного меньше зависят от поставок российских энергоносителей, чем Европа. Но общий рост цен на энергетическом рынке привел к повышению розничных цен на автомобильное топливо и в этой стране. А поскольку стоимость автомобильных перевозок входит в цену любого товара, США столкнулись с уровнем инфляции в 8,5% — это рекордное значение за последние сорок лет. Джо Байден в этом винит Россию. Обоснованы ли его обвинения?

Если вдумчиво разобраться в ситуации, то основными причинами роста инфляционных процессов во всем мире являются объективные глобальные факторы.

С началом пандемии были нарушены сложившееся логистические цепочки поставки товаров, что вызвало рост цен на перевозку. Повышение санитарных требований на упаковку продуктов вызвало рост цен на пластик и полимеры. Торговая война, которую объявил КНР Дональд Трамп, взвинтила цена на товары из этой страны.

В раскручивание маховика глобальная инфляции весомый вклад внесла сверхмягкая денежно-кредитная политика центральных банков ведущих стран Запада. Во время кризиса они смягчали условия доступа к кредитам путем снижения процентных ставок, раздавали «вертолетные деньги» в значительных размерах. В конечном итоге центральные банки не смогли стерилизовать огромный рост денежной массы, и это также повлияло на рост темпов инфляции.

Сегодня мир переживает очередной сырьевой цикл, следствием которого стал рост цен на нефть, газ, металлы, древесину, целлюлозу, полимеры и так далее.

ФРС США делает угрожающие заявления по поводу агрессивной денежно-кредитной политики. Поможет ли это обуздать инфляцию? Не думаю, для этого требуются коллективные усилия мирового сообщества.

В заключение хочется сказать, что мир столкнулся с вызовами глобального характера — неконтролируемый рост цен, пандемия, угрожающая новыми, более заразными штаммами коронавируса, нехватка природных ресурсов и так далее. Все это требует коллективных усилий прогрессивного человечества. Вместо этого «коллективный Запад» пытается придумать новые пакеты санкций, не понимая простого факта, что эти санкции рикошетом ударят по населению их же стран. Не пора ли это все прекратить и приступить к выработке коллективных решений, требующих немедленного решения на планетарном уровне?

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть