Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«1703»: мифологический образ Питера, в котором Куценко — новый Жеглов, а Табаков — трансгендер

Рецензия на сериал «1703» с Гошей Куценко и Павлом Табаковым

На Okko выходит сериал «1703», в котором двое незадачливых полицейских пытаются жить и работать в мистическом Питере. Кинокритик «Газеты.Ru» Елена Зархина рассказывает, каким получился мрачный эпос Сергея Сенцова, который одновременно подмигивает фильму «Место встречи изменить нельзя» и актуальной повесточке.

В Питер из Москвы переводится молодой полицейский Вадик (Кузьма Сапрыкин), за которым стоит влиятельное начальство. В Северной столице юноша пытается не столько сделать карьеру в силовой структуре, сколько наладить свою личную жизнь — здесь живет его любимая девушка Маша (Софья Лебедева). В наставники Вадику достается хмурый опер Гоша Колпаков (Гоша Куценко) — алкоголик в завязке, у которого все и давно в жизни пошло не так.

Теперь они вынуждены работать вместе, а их первое дело — розыск пропавшего из морга тела вебкам-модели Жанны. Так начинается их таинственная одиссея по улицам Питера, в котором вообще нет дневного света, потому их путешествие напоминает затянувшийся ночной кошмар.

В Голливуде подобные сюжеты с бромансом двух совершенно непохожих друг на друга полицейских-напарников, один из которых — гость из невиданных краев, называется new dog in town (новый пес в городе), и любопытно, что первой в кадре «1703» появляется именно черная собака. Этот мистический образ станет своеобразным символом сериала, к которому авторы вернутся позже, а пока — от таинственных животных авторы переходят к обычным людям.

Герой Куценко — современная вариация Глеба Жеглова. Он ходит в характерной кожанке и любит отсылки к «Месту встречи изменить нельзя». С главным героем бессмертного произведения Говорухина его роднит не только это, но и искаженная идея справедливости: в его личном моральном кодексе преступник несомненно должен сидеть в тюрьме, но если система не успевает вовремя среагировать на виновного, ей можно и помочь (рука муровца Жеглова не дрогнула, когда он подкидывал Кирпичу украденный кошелек, а герой Куценко любитель помахать кулаками). Из-за заикания Гоша говорит медленно, но мыслит стремительно, за что его особенно ценит начальство и многое ему прощает. Гоша разъезжает по родному городу под песни Татьяны Булановой (ее в саундтреке будет много) и на машине, которая будто продолжение его самого — разбитая и уставшая.

Но, если Колпаков в чем-то намеренно списан с героя Высоцкого, то Вадик совсем не Шарапов. В первых эпизодах это слоняющийся без дела и цели герой, который хоть и планирует построить в Питере карьеру стендапера, но шутит скорее от отчаяния. В первую же ночь на службе один из свидетелей (меланхоличный музыкант Ромчик) совершает самоубийство, но о чем Вадик пока не догадывается, это о том, что возможно, и его старшего товарища вскоре придется вытаскивать практически с того света. Кстати, к концу первой серии Вадик попадает под горячую руку неуравновешенного Гоши и весь следующий эпизод ходит с перебитым носом, напоминая героя Джека Николсона в «Китайском квартале», — этот персонаж тоже пускался в опасное и загадочное путешествие, перевернувшее его представление о жизни. Интересно, ждет ли подобная инициация героя Сапрыкина.

В следующей после трагедии с музыкантом сцене Вадик терзается в стендап-клубе, где на фоне звучат избитые шутки. Подруга пропавшей вебкам-модели со звучным для Питера именем Аврора спрашивает, почему мечтающий о карьере комика герой не выступит со своим материалом. «Сегодня день для трагедии, а не для комедии», — объясняет актуальным языком Вадик. «Комедия — это трагедия плюс немного времени», — философски парирует Аврора.

«Черная комедия города белых ночей» — тема искажения проходит сквозь сериал Сенцова красной линией. Питер здесь действительно магический, гротескный и таинственный.

Такими же гротескными получились и второстепенные герои «1703»: находящийся под веществами комик Илья Соболев (собственное камео) прячется в туалете ЗАГСа, герой Павла Табакова (он же сын Колпакова) — транс-персона, страдающая от тирании отца, уже упомянутый музыкант Ромчик прямо во время допроса начинает петь «Мою оборону» Летова, а отец той самой умершей вебкам-модели, чье тело похитили из морга, — священник Федор (Николай Фоменко), который после службы любит отдохнуть в баре. И все это многообразие карикатурных образов населяет Северную столицу, в чем-то отражая уникальный дух города, в чем-то доводя его инаковость до абсурда.

Таким же выкрученным на максимум получился контраст между Гошей и Вадиком — это не только разница двух столиц и столкновение двух поколений (Гоша все время теряется в современном жаргоне, а Вадик не понимает хтонический характер старшего товарища), но скорее пересечение двух состояний человека: когда еще есть силы и интерес жить, и когда этот интерес и силы исчерпаны.

Сериал «1703» хоть и пытается отшучиваться (временами совсем уж отвратительным образом), но все же это не сальный анекдот, а серьезный и пристальный взгляд в сгустившийся сумрак. И пока остальные отечественные платформы справедливо переносят свои релизы из-за несоответствия драмы внутри экрана и за его пределами, премьера Okko неожиданно попадает в самую болевую точку.

В этом гремучем котле столько всего намешано, что не сразу успеваешь сориентироваться: столько узнаваемо страшного, что возникающая зеркальность вымысла и реальности отдает дрожью, но во всем этом пробивается что-то живое, за что начинаешь болеть всем сердцем. Да, в этом городе воцарилась тотальная ночь, но ведь и она — перед рассветом.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть