Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Кулачные бои – то, что сидит в каждом из нас, животное начало»

Интервью чемпиона TOP DOG Наима Давудова о кулачных боях, поп-ММА и Федоре Емельяненко

Самый молодой чемпион лиги кулачных боев TOP DOG, непобежденный 23-летний Наим «Самурай» Давудов, выигравший четыре боя в организации, готовится защитить титул против опытного Сергея «Кратоса» Калинина. Поединок станет главным событием турнира TDFC14, который пройдет на московской волейбольной арене «Динамо» 27 мая. В преддверии боя Давудов рассказал «Газете.Ru» о том, как пришел в кулачные бои, откуда взялось его прозвище, кого он считает примером, а также поделился отношением к поп-ММА.

«В титульном бое сойдутся два фаната спорта, это будет эпично»

— Вам предстоит первая защита титула. Какое-то волнение есть?

— Нет, почему. Для меня это очередная работа — просто подтвердить свое чемпионство, вот и все.

— А в целом, какой-то мандраж перед боями испытываете, или это уже пройденный этап?

— Наверное, своеобразное волнение у всех есть.

Но, как говорят, страх — это твой лучший друг, и если ты научишься им владеть, то станешь лучшим. Страх — это и плохо, и хорошо, надо уметь владеть им и держать его в руках.

— Непосредственно перед выходом на бой как себя настраиваете, сбрасываете напряжение?

— Мне помогает религия — на все воля Всевышнего. Я буду делать все, что в моих силах. И если я все сделаю, как умею, то знаю, что выиграю. Пока что так и происходило.

— Ваш предстоящий соперник — гораздо более возрастной, а значит, и более опытный. Как бы вы его оценили?

— Безусловно, это серьезный соперник, один из тех моих оппонентов, кто, как мне кажется, живет этим видом спорта. Поэтому, думаю, будет принципиальный поединок, потому что встретятся два фаната спорта.

Мы оба живем боями, так что это будет эпично и драматично.

— В чем вы видите свое преимущество?

— Если я сейчас начну даже примерно что-то говорить, то рискую раскрыть один из моих планов. Но, думаю, мой козырь — это возраст и пыл, голод одинокого парня, у которого нет жены и детей. Я молодой и горячий, мое преимущество — это голод. Да, я чемпион, но я тот же самый парень, этот статус ничего не меняет для меня в ментальном плане, я все такой же голодный.

«После первого боя оказалось, что у меня руки как катаны»

— Кулачные бои только набирают популярность в нашей стране — почему именно их вы выбрали?

— В первую очередь, я хотел проверить себя. Я не уличный боец, я дисциплинированный, и меня учили, что не надо драться на улице. Уже подростком я понимал, что мне не нужна ответственность за нанесение людям какого-то ущерба. Я попробовал себя в кулачных боях, и они привлекли меня, как наркотик.

Мне понравилась организация поединков в TOP DOG, поэтому я остался тут и пообещал завоевать титул. Сказал — сделал.

— Какой у вас бойцовский бэкграунд? С чего для вас начались единоборства?

— Если говорить об ударном спорте, я начинал с рукопашного боя, потом занимался кикбоксингом и в 2015 году вошел в состав сборной России, отобрался на чемпионат Европы. Шестикратный чемпион Башкортостана, неоднократно выигрывал чемпионаты Поволжья, призер первенства России, побеждал на всероссийских турнирах, на Кубках мира, выигрывал чемпионат России среди студентов. Так что бэкграунд имеется.

— Откуда взялось прозвище Самурай?

— Когда я подавал анкету в TOP DOG, мне нужно было указать прозвище. На тот момент прямых эфиров не было, бои выпускались только спустя какое-то время. И я понимал, что мне нужно придумать прозвище, отвечающее тому, что меня самого интересует. И поскольку это был YouTube-проект, нужно было, чтобы в поиске можно было легко найти. До TOP DOG у меня был рекорд 1-0 в кикбоксинге по профи, и в ММА — тоже. Там у меня было прозвище Гладиатор, но я понимал, что Гладиаторы уже есть, и не хотел повторяться. Подумал и понял, что никого по прозвищу Самурай еще нет. Это близко мне, кодекс чести для меня превыше всего, как и для японских самураев. Поэтому это не столько прозвище, сколько кредо.

Плюс, после первого боя оказалось, что у меня руки как катаны — мне потом говорили, что я соперника будто ножами резал: очень сильные были рассечения. Так прозвище и закрепилось.

— Почему выбрали именно TOP DOG?

— Я начал за них драться, и у меня не было никаких мыслей о переходах. Раз я пришел, то обязан стать чемпионом — зачем мне куда-то еще идти? К тому же, это спортивная составляющая. Во многих других организациях, не в обиду для них, могут быть сценарийные моменты. В TOP DOG все по-настоящему, это очень андеграундная организация, совокупность жестокости и спорта. И там есть рефери, соперники друг друга не убьют. Меня всегда привлекала жестокость в единоборствах, поэтому мне это «зашло». Когда в первый раз я вышел на бой, почувствовал себя как дома.

Мы говорили о бэкграунде — я считаю, что в кулачных боях он не играет никакой роли. Конечно, нужно уметь руки держать, и человеку с улицы будет сложно. Но я не считал бы бэкграунд в других дисциплинах огромным плюсом, потому что в кулачных боях все по-другому.

«Смотрел на кнопочных телефонах бои Федора Емельяненко»

— Какими вы видите перспективы развития кулачных боев в России? Смогут ли они сравняться по популярности с классическими ММА?

— Я считаю, что они на данный момент уже популярнее классических смешанных единоборств. Посмотрите: все соцсети заполнены роликами кулачных боев, потасовок. Это зрелище, а люди это всегда любили и любят. Чем жестче правила, тем больше зрителей. В ММА в наше время больше борьбы. Дисциплина, в которой я выступал в детстве — панкратион, — сейчас считается спортивной. Хотя раньше мы били, и нормально били, были жестокие слэмы, броски, а теперь это спортивная борьба.

Сейчас все упрощают, вводят все больше и больше правил. А кулачные бои — это что-то, что сидит в каждом из нас от предков, какое-то животное начало.

— Не допускаете, что в какой-то момент вернетесь в ММА?

— Не думал об этом, потому что сейчас у меня голод и амбиции в кулачных боях, это действительно мое поле. И 27 мая я должен доказать, что это моя стихия и что в ней лучше всех чувствую себя я.

— В ударном спорте есть у вас какие-то кумиры, примеры для подражания?

— Как говорится, «не сотвори себе кумира». Есть люди, на которых я смотрел в детстве — в том возрасте, когда человек еще не имеет сложившегося мнения о себе и все впитывает.

Отец был для меня первым примером, а после него — Федор Емельяненко. Я еще на кнопочных телефонах смотрел его бои.

До своего чемпионского поединка я представлял город Октябрьский, республика Башкортостан. И я завоевал титул, будучи выходцем из города, в котором 100 с чем-то тысяч населения. Хотя мои соперники были и из Москвы, и из других городов — ребята, у которых были хорошие площадки для подготовки. Но я смотрел на Федора, видел, что он тренировался в деревне, в подвале. И мне хотелось повторить его успех — в принципе, у меня получилось. Я представлял маленький городок и стал чемпионом организации. Для подготовки были такие олдскульные условия, у нас толком не было мест для этого. Мой первый тренер по кикбоксингу, Владимир Михайлович Лукьянов, помогал мне и помогает до сих пор. Даже если он не рядом со мной, мы все равно расписываем план на бой.

— Вы в TOP DOG пока не побеждены. Что для вас означает поражение?

— Я, наверное, не меньше других знаю, что такое поражение. Может быть, в TOP DOG я и непобежденный, но в своей любительской карьере я осознавал, что такое крах, не один и не два раза.

Я знаю, что такое проигрывать, что такое быть на дне. Для меня в этом нет ничего особенного. Может быть, в определенный момент нужно было сопернику себя проявить.

Я иду, уповая на Всевышнего, и делаю все, что в моих силах. Раз сейчас я непобежденный, значит, мне нужен был успех.

Но с этим словом «поражение» я хорошо знаком. Если вспоминать мою любительскую карьеру, в самом начале пути я два-три года не мог первое место занять. Не сдался, перешел в кикбоксинг, в нем доходил до чемпионата России, но не мог его выиграть по разным причинам. Так что я знаю вкус поражения. И благодаря этому я стал сильнее, ментально злее по-спортивному. Может быть, именно поэтому сейчас в кулачных боях я воскрес, как феникс, и появилась какая-то другая ментальная версия меня после всех трудностей, которые я прошел в карьере.

«Поп-ММА — это не разовые акции, где дерутся всякие джигурды»

— Как вы относитесь к такому явлению, как поп-ММА? С одной стороны, оно очень популярно, с другой, многие профессионалы его всерьез не воспринимают.

— Это заработок, ребята дерутся там за деньги. Кто не воспринимает всерьез – пусть не воспринимает. Я скажу так: везде — что в кулаках, что в поп-ММА — дерутся работяги. Нет богатых ребят, которые дерутся просто в кайф. Все мы деремся, чтобы помочь своим семьям, чтобы поднять себя. Сколько людей, столько и мнений — всегда найдется кто-то, кто будет хейтить. Но такова человеческая природа, всем не угодишь.

— Не соглашусь насчет богатых ребят — а как же, например, тот же Моргенштерн (признан в РФ иностранным агентом) (признан в РФ иностранным агентом — «Газета.Ru»)? Его возможный бой с Амираном Сардаровым сейчас очень активно обсуждается.

— Но это разовая акция. Я имею в виду бойцов, которые дерутся постоянно и делают себе имя. Например, мой хороший знакомый Тимур Никулин поднялся от простого пацана до бойца, который 12 июня будет драться с Владимиром Минеевым — бойцом, смеявшимся над поп-ММА.

Так что я не говорю про разовые акции, в которых участвуют всякие джигурды, певцы, актеры. А про бои среди обычных парней, которые потом и кровью выбиваются в люди.

— Эта разовая акция между Моргенштерном и Сардаровым, по-вашему, может состояться? Или это просто пиар и не более?

— Сомнительно. Моргенштерн в лиге Hardcore Fighting побывал — наверное, он понимает, что это такое. Сардаров? В целом, наверное, это вопрос денег. Потому что мы видели разные пары — кто бы мог подумать, что тот же Джигурда будет драться? Деньги решают проблемы. Найдут ли организаторы средства, чтобы удовлетворить финансовые потребности тех или иных личностей, это другой вопрос.

— С другой стороны, многие профессионалы на закате карьеры уходят в поп-ММА, яркий пример тому — Александр Емельяненко. Можете допустить, что в какой-то момент сами станете участвовать в подобных поединках с кем-то из медийных персон?

— Против людей вроде Джигурды? Но им ведь подбирают соперников похожего плана — с кем он дрался? С депутатом каким-то?

— С Виталием Милоновым, да.

— Да-да, точно.

Они же не самоубийцы, и голодным до боев спортсменам не дают таких звезд.

А я об этом пока не думал, сейчас мои амбиции в том, чтобы стать лучшим в кулачных боях, я к этому стремлюсь. За поп-ММА я наблюдаю — наверное, я просмотр такого боя я предпочту фильму, и ничего против поп-ММА не имею. Но пока я думаю только о своем наследии в TOP DOG, а дальше не заглядывал. Всему свое время, мне всего 23 года, я самый молодой чемпион организации.

— В кулачные бои приходят профессионалы из других видов единоборств. Есть ли какие-то известные бойцы, которых вы хотели бы увидеть в кулачных боях и подраться с ними?

— Нет, наверное. Сейчас самый обсуждаемый боец TOP DOG — это Сергей Калинин, с которым мне предстоит драться. И если не с ним, то с кем?

Для меня это огромный плюс не только в личном бойцовском интересе, но и в плане популярности. Это для меня неплохой шанс подняться еще выше, чем я сейчас. У него громкое имя, и бэкграунд побогаче.

«Шлеменко и Федор — примеры русского мужчины»

— Насколько в целом следите за выступлениями наших ребят в ММА? Сейчас, например, Александр Шлеменко подписал контракт с Магомедом Исмаиловым — ждете этот бой?

— Конечно, слежу.

Шлеменко для меня — пример русского мужчины, как и Федор. Я фанат единоборств и люблю ММА. Возможно, в будущем и меня увидите в крутых ММА-организациях.

Но сейчас я в другой игровой локации. Минеев в 30 с чем-то пришел в ММА — никто не знает, что будет завтра. Если бы до моего дебюта в TOP DOG вы меня спросили бы о кулачных боях, я бы посмотрел на вас с удивлением. А сейчас я чемпион и готовлюсь к защите титула 27 мая. Жизнь непредсказуема.

— Если говорить о развитии бойцовского спорта в России, у Шлеменко есть своя школа, растет промоушен Eagle FC Хабиба Нурмагомедова. Как относитесь к инициативе Хабиба поднимать смешанные единоборства в стране и давать шансы молодым ребятам?

Хабиб делает благое дело. Мы не можем видеть все, что видит он — сколько есть молодых ребят, у которых нет возможность продвинуться самим. А эти организации — шанс выбраться в люди.

И Хабиб, и Шлеменко были простыми ребятами, которые выбились в люди благодаря своему труду и следованию мечте.

Александр строит детские площадки, не думает только о себе, а пытается помочь окружающим.

Билеты на турнир TDFC14 можно приобрести через сервис Kassir.Ru.
TOP DOG «ВКонтакте: https://vk.com/topdogfc
TOP DOG в Telegram: https://t.me/TopDogFC

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть