Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Его издевательства никогда не заканчивались»

В Бостоне расследуется дело о домогательствах профессора к студенткам

Антарктида, гора Pivot Peak, 1999 год. Джейн Уилленбринг (справа) была единственной женщиной в... Adam Lewis
Антарктида, гора Pivot Peak, 1999 год. Джейн Уилленбринг (справа) была единственной женщиной в экспедиции из четырех человек вместе с профессором Дэвидом Маршаном (в центре) и его братом (слева) in Antarctica

Оскорбления, насилие и сексуальные домогательства в Антарктиде — со всем этим столкнулись студентки под руководством своего начальника. Несмотря на истории пострадавших женщин и рассказы свидетелей, некоторые из его бывших студентов не могут поверить, что профессор на такое способен. Сам Маршан воздерживается от комментариев.

Бостонский университет расследует дело о сексуальных домогательствах со стороны геолога Дэвида Маршана к как минимум двум его бывшим студенткам. Домогательства продолжались на протяжении 20 лет в разных исследовательских экспедициях в Антарктиде. О подобном поведении профессора Маршана сообщили и другие женщины, сообщает Science.

Реклама

Одна из заявительниц — Джейн Уилленбринг, доцент Института океанографии Скриппса. Она утверждает, что

Маршан неоднократно толкал ее при спуске по крутому склону, закидывал камнями, когда она мочилась, называл шлюхой и принуждал к сексу с его братом.

Вторая заявительница, Дебора Доу (имя изменено), два года проводила лето в экспедиции. По ее сообщениям,

Маршан также использовал в ее адрес оскорбительную лексику и обещал заблокировать доступ к финансированию ее исследований, если она получит докторскую степень.

Женщине пришлось отказаться от своих карьерных притязаний и уволиться.

Также в сопроводительном письме приводятся слова еще одной пострадавшей, учительницы Хиллари Тулли. «Его издевательства, унизительные комментарии о моем теле, мозге и общих недостатках никогда не заканчивались», — рассказала она. По ее словам, Маршан пытался заставить ее покинуть Антарктиду. «Каждый день был ужасен», — добавила она.

По словам Уилленбринг, она тянула с подачей заявления до 2016 года из страха перед профессиональными притеснениями со стороны Маршана. Теперь, когда она уже получила должность, она может себе позволить говорить о произошедшем.

Еще двое мужчин и несколько женщин, которые были свидетелями происходившего, утверждают, что им стыдно, что они все это время молчали об увиденном.

«Это единственное, о чем я сожалел всю свою жизнь, — делится Адам Льюис, который был в экспедиции с Уилленбринг и Тулли. — Я мог защитить их и не сделал этого».

Согласно заявлению Уилленбринг, в 1999 году она впервые оказалась в антарктической экспедиции. Тогда ей было 22 года. Кроме нее и Маршана, в экспедиции участвовал его брат и еще один студент. Команда ночевала в неотапливаемых палатках при температурах до –40°C, преодолевала большие расстояния и рыла глубокие ямы в поисках древнего льда и вулканического пепла. По словам Уилленбринг, Маршан ежедневно приветствовал ее словами: «сегодня я заставлю тебя рыдать». Он и другой студент спали в отдельных палатках, а Уилленбринг ночевала с братом Маршана.

Будущий профессор хвастался размерами пениса своего брата и убеждал Уилленбринг не упустить возможность осчастливить себя сексом с ним.

Когда Уилленбринг было нужно справить нужду, Маршан в процессе кидал в нее камни. Тогда она ограничила потребление воды, чтобы быть в состоянии продержаться без мочеиспускания 12 часов вне лагеря и восполняла недостаток жидкости ночью. Со временем у нее развилось недержание. Когда она подхватила инфекцию мочевыводящих путей, Маршан запретил ей уехать в исследовательский центр Мак-Мердо для лечения.

«Почти каждый день мне приходилось слушать рассуждения о том, что я продажная шлюха»,

— рассказывает Уилленбринг. Если же она пыталась спорить с Маршаном, он называл ее лгуньей и говорил: «В науке нет места для лжецов, не так ли, Джейн?». Он мог повторять эти слова по 20 минут.

Однажды Маршан со словами «я заметил, что сегодня кое-кто не плакал» схватил Уилленбринг за рюкзак и столкнул с крутого склона. Каждый раз, как она поднималась, он снова толкал ее. В лагерь она вернулась в синяках, с вывихнутым запястьем и поврежденным коленом.

В другой раз, по словам Уилленбринг, Маршан заявил, что собирается кое-чему ее научить. Он высыпал ей в ладонь горсть вулканического пепла, содержавшего в том числе небольшие частицы стекла. Слишком яркий солнечный свет ослеплял, и она наклонилась поближе, чтобы рассмотреть пепел. Тогда Маршан дунул на пепел и тот попал студентке в глаза. «Он знал, что частицы стекла причинят боль моим и так чувствительным глазам, — считает она. — Так оно и было».

По словам студента, при котором это происходило, когда Уилленбринг закричала от боли, Маршан оглянулся на других участников экспедиции и скорчил забавную рожицу.

По рассказам Тулли, Маршан отказывался учить ее и включать в исследования. За обедом все разговоры сводились к тому, что она старая (ей на момент экспедиции было 43 года), у нее маленькая грудь и еще куча недостатков. «Все мои попытки вывести разговор к науке пресекались», — говорит она.

По воспоминаниям свидетелей, Маршан отказывался брать Тулли в поле, потому что «пожилая женщина замедлит экспедицию». Кроме того, он заявлял, что не верит, что женщины могут быть полевыми геологами.

Доу сообщает, что уже в первые две недели обучения Маршан сказал ей, что она «ленивая, глупая и не способна оправдать даже самые низкие ожидания».

«Каждое мое действие и социальные взаимодействия изучались и сопровождались уничижительными комментариями, после которых он ослепительно улыбался. Со временем я начала верить в то, что он говорил»,

— пишет она.

Маршан утверждал, что когда она закончит кандидатскую диссертацию, то он и еще один ученый сделают все возможное, чтобы она никогда не получила финансирование своих исследований.

Другие женщины, работавшие с Маршаном в разные годы, подчеркивают, что он в разной форме говорил им примерно одно и то же: «Я собираюсь сломать тебя и переделать в соответствии с моими представлениями».

Подорванная самооценка и значительный авторитет Маршана заставляли женщин смиряться с происходящим и отказываться от карьеры или переводиться в другие университеты.

Сейчас в распоряжении Бостонского института находится ряд писем, как обвиняющих, так и поддерживающих Маршана.

«Я искренне поддерживаю его как выдающегося человека и профессионала», — пишет геолог Эмилия Яцко, находившаяся в экспедиции с Маршаном в 2002 году. «Я нахожу обвинения в адрес Дейва о физическом насилии, оскорблениях и сексуальных домогательствах выходящими за пределы моего понимания, учитывая мой полевой опыт с ним в Антарктиде», — возмущается председательница отделения наук о Земле в Лос-Анджелесском колледже.

Хвалят бывшие коллеги и его характер, отмечая, что Маршан — «человек, полностью лишенный женоненавистничества».

Сам Маршан от комментариев воздержался.

Домогательства со стороны коллег-мужчин во время экспедиций — весьма распространенная проблема. Как показало исследование 2013 года, среди антропологов 69% женщин в экспедициях сталкивались с грубыми высказываниями в адрес их внешности, интеллекта и половой принадлежности, а 21% стал жертвой домогательств и сексуального насилия. Такие проблемы в конечном итоге приводят к тому, что женщины оказываются не в состоянии завершить работу и опубликовать результаты исследований, что сказывается на их академической карьере.