Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Расскажу тебе страшную сказку»

О том, как и зачем нужно пугать детей

Журналист, педагог

Лето – пора безмятежности. И лето – время несчастных случаев. Особенно с детьми. В последние годы я не без удивления наблюдаю, как сдает позиции философия детоцентризма и как на ее место заступает психология воспитания детей в какой-то суровой естественности. А порой одно переплетается с другим самым непостижимым образом, и тогда рождается какая-то новая страшная психология. И вот родители, которые вчера еще боялись отпустить ребенка одного в школу, вдруг беспечно отпускают его с дворовыми ребятами на речку, не обговорив с ним даже самых простых правил. И летом эта метаморфоза проявляется особенно отчетливо и жутко.

С наступлением июня дети, которым еще вчера так много не дозволялось, за которых еще вчера мамы-папы-бабушки-дедушки тревожились буквально на пустом месте, внезапно резко взрослеют и идут с одобрения близких в огромный мир. «Ну, а что, – словно опомнившись, пожимают плечами взрослые, – мы вон с первого класса и по гаражам скакали, и по заброшенным стройкам таскались, и ничего». И не понимают взрослые, что их дети – другие, что они их до того несколько лет сами другими растили.

Раньше же было как? Трудное детство, деревянные игрушки, к полу прибитые, взрослые вечно на работе, вечно уставшие и отмахивающиеся. Конечно, скакали по гаражам. Но и газету «СПИД-Инфо» читали с малолетства. А там писали, например, про маньяков. Или про ВИЧ-террористов. И мы понимали, что если вдруг начнет втираться в доверие какой-нибудь мутный тип с шоколадкой – надо бежать. И лучше к участковому. Да, мы знали, где найти участкового. Господи, да мы знали не только, где он работает, но даже где живет и чей он отец! Разумеется, мы знали все тревожные номера и расположение таксофонов, и номера телефонов друзей помнили наизусть и, само собой, адреса, и знали, как зовут родителей друзей. Еще в теории многие смутно помнили, как и зачем накладывается жгут и что не надо трогать человека с возможными переломами. Мы вечно пробовали всякую траву или разжевывали желуди, но отличали от всех других грибов бледные поганки и от всех других плодов – волчьи ягоды. Мы, конечно, были бесстрашными до безрассудности, но мы не были совсем уж доверчивыми и беспомощными.

А что сейчас? Сейчас дети в начальной школе могут не помнить или вовсе не знать своего адреса: «Мы живем в сером доме за красным магазином». Не знают наизусть номера телефонов родителей: «А зачем запоминать, телефон же помнит?». Не верите? Я бы тоже не верила, если бы сама с этим не сталкивалась.

Вот один из последних случаев. Как сопровождающий родитель, ездила с группой второклассников на выступление. В группе было 16 человек. Чтобы никто не потерялся, тренер попросила ребят записать ее номер телефона. Почти никто не справился. Оказалось, дети не умеют создавать новые контакты в смартфонах, хотя прекрасно скачивают игры и развлекательные приложения. Стали спрашивать, знают ли дети, что делать, если они потеряются. Позвонить родителям. А если телефон сядет? Растерянность. Объяснили, что надо обратиться к взрослым (не к любым), назвать адрес или номер телефона родителей. И вот тут засада. Адрес знали пятеро из 16. Номер – только трое. При этом у нескольких человек телефоны были уже почти разряжены.

Почему родители современных детей при всей их тревожности так беспечны? Мы привыкли, что наши дети как минимум до пятого класса не ходят сами в школу, что у каждого третьего умные часы с родительским контролем, никого не удивляет уже даже ситуация, когда бабушка несет в школу семикласснику разогретый обед в лоточке. И в нашем же мире дети тонут в бассейне, окруженные огромным числом людей, детей похищают средь бела дня с шумных улиц, дети теряются во время пикников в парке. Как это все возможно?

Думаю, причина в том, что многие слишком поверили в безопасную среду современного городского пространства. Эта иллюзию поддерживают разные службы, обилие видеокамер, информационных стендов, психология осознанности и ответственности окружающих взрослых. Мы вдруг решили, что мир слишком добр. И детей можно им не пугать. Ни к чему лишние травмы. В конце концов, о безопасности гораздо увлекательнее и веселее, между делом, расскажет Аркадий Паравозов из телевизора, ну и директор школы на линейке перед каникулами напомнит. Да и вообще, есть же вот предмет окружающий мир, там что-то было про безопасность, точно. А еще про поганки же – вместе ведь сидели над уроками. Да и кто сейчас будет тащить в рот что попало, нынешних избалованных детей брокколи-то попробовать не заставишь. Так зачем нагонять жути?

Но соль в том, что мир остался таким, каким и был. Видеокамеры не в состоянии остановить психопата, они могут только зафиксировать факт преступления. Информационные стенды бесполезны, если не сформирована привычка к ним обращаться. Смарт-часы разряжаются, ломаются и теряются, как, понятно, и мобильные телефоны. Директора на линейках никто никогда не слушает. А домашка по окружающему миру забывается как страшный сон сразу, как закрывается учебник, чертов «Атлас-определитель» и толстая рабочая тетрадь.

А взрослые в многолюдных пространствах и вовсе ведут себя в крайней степени безответственно. Согласно парадоксу, который мы знаем под названием эффекта свидетеля или синдрома Дженовезе. Суть этого парадокса в том, что вероятность того, что кто-нибудь из посторонних поможет попавшему в беду человеку – да-да и ребенку тоже! – тем меньше, чем больше людей будет вокруг. Каждый считает, что помочь пострадавшему должен не он, а кто-то другой. Каждый думает, что мы ведь живем в «цивилизованном мире», обязательно вмешается тот, кто меньше спешит. Увы, это просто психология, а эволюционируем мы чрезвычайно медленно. Ах, да, а Дженовезе-то – это вообще кто? А это американка, которую убили на глазах десятка свидетелей, никто из которых не вмешался в происходящее.

И, знаете, хорошо бы детям рассказывать, что так бывает. Да, рассказывать страшные сказки. Да, вспоминать жуткие истории из жизни, из собственного детства. Да, с моралью. В смысле, с выведенными из историй правилами безопасности. Объяснять, что тонут без криков, а играть с розжигом ради смешного видео – идиотизм. Говорить, что бывают люди-социопаты, и, нет, внешне они не отличаются от других, у них нет хвостов и копыт. Втолковывать, что купаться во время грозы нельзя не только в мультиках, в которых чего только не бывает. Напоминать, что Супермен – вымышленный персонаж, и поэтому нужно думать о безопасности самому.

А начать стоит с того, чтобы заставить детей выучить наконец свой адрес и номера телефонов родителей, затем адреса и номера других ближайших родственников. Нет, не как «Отче наш». Кто их знает сегодня, эти молитвы? И кому они помогут? А как... как... Ну, не знаю, как дату обновления Бравл Старс, как песенку Леди Баг, как хиты Тимы Белорусских. Чем меньше Вселенная наших детей будет походить на мир розовых пони и сиреневых единорогов, тем меньше они будут рисковать в нем заблудиться, отравиться, захлебнуться – словом, совсем пропасть.

Автор выражает личное мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть