3 декабря 2016

 $63.87€68.11

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











«Лимит в РФПЛ нужно упразднить, а ван Гала — уволить»

Андрей Канчельскис, вернувшийся к тренерской деятельности, о своих взглядах на футбол

Андрей Канчельскис (слева) и сэр Алекс Фергюсон
Андрей Канчельскис (слева) и сэр Алекс Фергюсон

Фотография: Reuters

Андрей Канчельскис вернулся к тренерской деятельности в России, сменив у руля ФК «Солярис» безвременно ушедшего из жизни Сергея Шустикова. Экс-футболист «Манчестер Юнайтед» и «Глазго Рейнджерс» рассказал о новой работе, великих тренерах, а также поделился мнением о лимите на легионеров и высказался насчет российского футбольного телевидения.

Новый клуб, латвийский футбол, сэр Алекс Фергюсон и «итальянские конспекты»

— Как появился вариант с «Солярисом»?
— Все случилось внезапно на самом деле. Мне позвонили, попросили связаться с господином Прохоровым. Я встретился с руководством в офисе. Это было неделю назад, перед моей поездкой в Лондон. Мы пообщались и решили, что по моему возвращению из Англии хорошо бы встретиться еще и с акционером клуба. Так что было время хорошенько все обдумать. Получил много позитивной информации о «Солярисе».

— На какой срок рассчитан контракт?

— Подписал соглашение сроком на полтора года. Но, разумеется, при выполнении определенных задач.

— Другие предложения были, если не секрет?
— Да, но конкретика практически во всех отсутствовала. А здесь — наоборот, сразу все объяснили, показали что да как. И я посчитал, что такое предложение нужно принимать.

— Как расстались с «Юрмалой»?
— По большому счету никакого расставания масштабного не было. Я ведь просто входил в совет директоров. И случилось так, что у команды не было тренера. Чтобы не потерять статус клуба, мой друг, президент клуба, попросил встать у руля. Передо мной никаких турнирных задач не было. Мы уже прекрасно понимали, что вылета в низшую лигу не избежать. К тому же просто сидеть в Москве и ничего не делать — это тоже не есть хорошо. В том числе и поэтому я согласился приехать в Латвию.

— Вообще, латвийские футбольные реалии сильно отличаются от российских?
— Ну что вы. Небо и земля, конечно. Там футбол на самом низком уровне, который можно себе вообразить. Поэтому даже сравнивать не приходится…

— «Кто знает, где я буду лет через пять?» — так вы ответили на вопрос в одном из интервью в 2010-м, когда еще только встали у руля «Торпедо-ЗИЛ». Могли тогда предположить, что вновь окажетесь в ПФЛ?
— У меня есть твердое желание тренировать. Вы наверняка помните, что я работал в российских клубах и в качестве генерального директора — это был клуб «Носта». Но мне очень сложно сидеть каждый день в кабинете. Естественно, когда ты тренируешь, когда ты на поле с командой, постоянно в движении — это другое дело, другие эмоции.

— Все-таки поле — это ваша стихия…
— Да, думаю, так и есть. Мне больше импонирует роль тренера. Естественно, все мечтают о чем-то. И я — не исключение. У меня тоже есть свои цели, мечты, к исполнению которых я буду стремиться.

— Давно познакомились с командой?
— В минувшую среду буквально. Вообще, это очень важный процесс. Команда — это ведь как одна большая семья. Тренер должен быть в курсе всего, что происходит. Причем не только на футбольном поле или в раздевалке. Как живут ребята, как у них дела в семьях и так далее. Мы должны друг другу помогать, учитывать любые моменты. Если у нас будет сплоченный коллектив с хорошей атмосферой как на поле, так и вне его, тогда все получится.

— Ну а в пылу борьбы, во время матча или тренировки ваши эмоции могут вскипеть до масштабов сэра Алекса Фергюсона? Можете, например, кинуть в кого-нибудь что-то?
— Естественно, могу в перерыве, скажем, употребить крепкое словцо, и не раз. Но это в порядке вещей, это процесс. Кто-то не может себе этого позволить, я же отношусь к таким проявлениям нормально.

Я видел тренеров, которые могли и «напихать», и накричать, и серьезно поругаться.

— И побить…
— Нет, ну побить… Это только Фергюсон может побить (смеется). Бывали и крайне дипломатичные наставники в моей карьере. Зависит от человека, его восприятия. Лично я считаю, что иногда полезно и повысить голос. Между прочим, сэр Алекс с этим тоже не перебарщивал. Все мы хотим одного: чтобы команда выигрывала. Но в тренировочном процессе он был один, а после всего — менялся сильно. Очень общительный был, регулярно справлялся о здоровье родных и близких и так далее. Вроде бы и мелочь, а приятно, когда тренер, сам Фергюсон, интересуется! Тот же Лобановский. Очень многие приписывали ему страшную строгость. Он действительно был жестким, но справедливым… Опять же, вне поля он был простой, нормальный мужик, с которым можно было и пообщаться, и пошутить о чем угодно.

— Лично вы провели бесчисленное количество матчей и тренировок под руководством выдающихся специалистов. Скажите, какова главная польза от этого бесценного опыта для Канчельскиса-тренера?
— Ну, цель, сами знаете, одна — коммунизм (улыбается). Конечно, всегда побеждать невозможно. Самое главное — создать добросовестный и боеспособный коллектив. Чтобы была дружная команда, чтобы ребята понимали, что это одна семья, могли в трудный момент выручить ближнего, и не только на поле. Это я видел годами, впитывал, запоминал. И теперь стараюсь культивировать. Никто не должен считать, что он лучше другого. Единая цель должна сплачивать, делать всех сильнее. Я, например, до сих пор помню ребят, которые начинали со мной, во второй лиге, в «Уфе», а теперь играют в Премьер-лиге. И очень рад за них: Засеев, Аликин, к примеру. Это для меня тоже очень важно. Так что, надеюсь, ребята из моей новой команды меня тоже порадуют. И еще, в любой ситуации самое главное — всегда учиться и не уставать расти, как бы это ни было тяжело.

— А «итальянские конспекты» еще достаете?
— Там ничего такого особенного и не было. Главное на самом деле — уяснить одно: не будет второго Бескова, второго Лобановского и так далее. Нужно быть самим собой, искать свой путь. В этом заключается настоящий смысл. Нужно научиться доносить собственное видение до футболистов. Звучит элементарно, но на деле это долгая и непростая история.

Молодежь, лимит на легионеров и возможное расширение ФНЛ

— Еще одна выдержка из вашего интервью. «Удивляет равнодушие молодых футболистов. Играют безо всякого желания. Вообще не могу понять, что они хотят». Наблюдаете какие-нибудь изменения за прошедшее время?
— Пока нет. Именно поэтому не устану повторять, что у футболистов должны гореть глаза. Они должны хотеть прогрессировать, становиться лучше каждый день. Именно это вбивали нам в головы ежедневно великие тренеры — Лобановский, Яремченко, Фергюсон, Раньери и другие. Ни в коем случае нельзя останавливаться, только вперед и наверх. Но молодежь… Почему они останавливаются в развитии? А потому что виноваты наши руководители.

— Так, кажется, мы вплотную подобрались к вопросу о лимите на легионеров…

— Одно время я считал, что это правильно. Но теперь я уверен, что эту штуку нужно взять и отменить. Да, отменить совсем. Не оставлять ни в каком виде. Тогда у наших молодых футболистов появится мотивация.

— Как считаете, каково ваше главное качество как тренера?
— Ну, об этом не мне судить. Вопрос скорее к членам тренерского штаба или к тем, кто со мной долго работал.

— Вы по натуре реформатор? Или больше любите придерживаться четких директив со стороны начальства?
— Начальство ставит задачи, мы стараемся их выполнять. Но такого, чтобы руководство вмешивалось в игровой и тренировочный процесс, быть категорически не должно. Когда это происходит — начинаются самые серьезные проблемы.

— Валерий Газзаев не так давно предложил расширить ФНЛ до 36 клубов и разделить ее на три дивизиона по географическому принципу с целью уменьшения транспортных затрат. У вас есть мнение по этому поводу?

— Думаю, это правильно. В Союзе, например, тоже много зон было… А вообще, в данный момент в стране кризис.

И клубы несут немалые затраты — это бьет по карману. Так что это предложение, похоже, действительно целесообразно.

Отдых, хобби, «Манчестер Юнайтед» и Луи ван Гал

— Не секрет, что работа тренера — очень нервная и энергозатратная. Поделитесь опытом: как восстанавливать душевные силы после каждой тренировки или матча, как не перегореть в середине сезона? Что лично вам помогает?
— Ничего особенного. Самое главное — общение с близкими людьми. С теми, которые понимают футбол и переживают за команду. Получаешь разрядку, ты должен выговориться, обсудить с кем-то, кто выслушает. Главное, чтобы к твоей деятельности был интерес — семьи, близких, друзей. Бывает, что после игры сразу и заснуть не получается. В голове крутятся разные моменты, ситуации — как все могло сложиться, «а что если» — и все в этом духе.

— Вообще, чем любите заниматься в свободное время? Может, футбол смотрите по телевизору? Или другие виды спорта?
— Естественно, смотрю футбол. Интересно же (смеется). В основном переживаю за те команды, в которых играл. Смотрю, интересуюсь, а как же? А так — хоккей очень люблю, фигурное катание тоже, бывает, интересно посмотреть волейбол...

— Какие футбольные чемпионаты особенно интересны?
— В основном слежу за английской премьер-лигой.

— А что происходит с «Манчестер Юнайтед»?

— Ничего. Ван Гал — тренер, с которым давно пора распрощаться. Не думаю, что прямо сейчас он уйдет. Разве что в конце сезона. Сам ван Гал из такого клуба никогда не уволится.

А так — будет сидеть, пока не кончится терпение у боссов.

— Другие виды отдыха практикуете? Рыбалка там, сеансы йоги или еще что?
— Ну, чтобы на рыбалку ездить — нужно время, хотя бы два-три дня. А вообще, на природу выезжать люблю, с друзьями встречаемся периодически… Люблю в шахматы, шашки, нарды играть. Но прежде всего, конечно, шахматы. Уверен, что все футболисты должны уметь играть в эту замечательную игру. У меня был проект, и он существует по сей день — в Марокко мы хотели открыть спортивную школу-интернат «Футбол-Шахматы». Это практически одно и то же, в известном смысле здорово развивает интеллект. А футболист, безусловно, должен быть развит.

— Как планируете отметить грядущий день рождения?
— С друзьями, конечно. Посидеть, пообщаться. Но ничего такого грандиозного, не подумайте. Работа же все-таки предстоит огромная впереди.

Болельщики и телевидение

— Как вы считаете, интерактивы, автограф-сессии и прочие активности для зрителя — это необходимая составляющая вашей работы, российского футбола в целом?
— Почему бы и нет. И в российских реалиях это возможно. Если мы, к примеру, будем раз в месяц устраивать встречи с болельщиками — не вижу никаких препятствий. У нас вот сезон — 10 месяцев. И каждый месяц будут приходить, скажем, несколько футболистов, будем общаться с болельщиками. В Англии, например, приходят по 5–6 тыс. человек. Те же автограф-сессии, общение — это нормально. Им интересно, как футболисты мыслят, поделиться друг с другом мнением. А то бывает, что встретились в начале сезона один раз, поговорили час-полтора и разбежались.

Я считаю, что общение по схеме «команда — болельщики» должно носить регулярный характер. Мы обязаны брать пример с ведущих стран в этом плане. Когда болельщик общается с любимцами вживую — потом он переживает за этих игроков. Мальчик, которому дали автограф, будет безумно рад, будет жить футболом, будет радоваться и испытывать массу эмоций.

Нельзя им собственными руками отбивать интерес к футболу, к занятиям им и посещению матчей. Это очень важно, хорошо, что вы об этом спросили.

Или, к примеру, съездить в детский дом, пообщаться, подарить сувениры. Это ведь большое счастье, вы только подумайте! И неважно, приезжает «Реал», «Манчестер Юнайтед», ЦСКА или вообще малоизвестные клубы. Это все равно праздник, это бесценное внимание. И за эти команды переживают, люди на седьмом небе от счастья после таких встреч. Это дорогого стоит.

Ребенок пообщался с футболистами, ему подарили майку, он пришел в восторг — пошел заниматься футболом, смотреть его и так далее. Именно это и есть популяризация футбола, а не бесконечные рассказы о нем по телевизору. Разглагольствования о том, как у нас все хорошо и великолепно. Дескать, мы молодцы, все делаем для этого и так далее.

— Вы поэтому не пошли на телевидение? Поскольку считаете, что там много говорят и мало делают? Ведь многие экс-футболисты идут туда, особенно за границей. И среди ваших бывших партнеров есть примеры…
— Во-первых, заграничное телевидение и, что называется, «наше» — это две разные вещи. И потом, кому у нас нужно, чтобы создали хорошую, классную, профессиональную программу? Там сидят специальные люди, которые не допустят этого…

— Но в целом вы были бы не против попробовать себя в этом деле?
— Конечно. Но здесь должны быть единомышленники, которые действительно понимают футбол и хотят его развивать. То, что у нас якобы много программ футбольных, там в основном вещают люди, которые никогда не играли в футбол, не прочувствовали всего этого изнутри. Они иногда и комментируют не то, что важно. Неправильно это делают.

— То есть российское футбольное телевидение вам не нравится?
— Ну, я обязан это смотреть — мне это нужно. Выбора-то по большому счету нет. «Матч ТВ»? Фактически новое только название, я так понимаю. В остальном вроде без существенных изменений.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

Читайте также:
  • Livejournal
Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru