Пенсионный советник

«Когда-то в России торговали шкурами, теперь — газом и нефтью»

Как России слезть с нефтяной иглы и раз и навсегда решить газовый конфликт с Украиной

Владимир Корягин 25.02.2015, 08:24
Игорь Зарембо/РИА «Новости»

О том, как слезть с нефтяной иглы, не дать Украине воровать газ и чем похожи Россия и Африка, «Газете.Ru» рассказал директор Центра исследований России и Евразии при Уппсальском университете профессор Стефан Хедлунд.

— Вы свою исследовательскую деятельность начали с африканских стран, потом на СССР и Россию переключились. Они так похожи?

— Сравнивать можно. Особенно если сравнивать стратегии роста и развития, используемые здесь и там. «Догнать и перегнать» — одна из застарелых российских проблем. Еще до воцарения Романовых Россия отставала и с тех пор пытается этот разрыв преодолеть.

Профессор Центра исследований России и Евразии при Уппсальском Университете Стефан Хедлунд stefanhedlund.com
Профессор Центра исследований России и Евразии при Уппсальском Университете Стефан Хедлунд

Знаете, Россия всегда была ресурсозависимой. Когда-то здесь торговали шкурами пушных животных, теперь — газом и нефтью. Мало что меняется.

— Отличается санкционная Москва от прежней? Некоторые город даже с толкиновским Мордором сравнивают.

— Впервые я приехал в Москву еще при Брежневе. И с того раза я сюда многократно приезжал. За прошедшие десять лет Москва изменилась к лучшему, здесь стало приятно бывать.

Когда приезжаешь в Москву, главное не смотреть новости, иначе легко впасть в депрессию.

Но я не замечал, что москвичи особо политически активны. Вот раньше были Навальный и его сторонники, а сейчас все сидят дома. Вообще, прогуливаясь по Москве, не видишь ничего такого, что указывало бы на серьезную конфронтацию России и Запада. Разве что когда в магазин заходишь, цены удивляют. Ситуация меняется, когда заговариваешь с людьми: они показывают свою обеспокоенность происходящим. Многие склонны винить в происходящем Запад, немногие — российские власти.

Русские обижены: для них происходящее представляется просто нечестным.

А гуляя по Москве, санкций не видишь.

— Чем нынешние санкции отличаются от тех, что были наложены на Советский Союз?

— Сегодняшние санкции — вещь во многом политическая. После вторжения СССР в Афганистан были наложены санкции, которые препятствовали передаче Советскому Союзу высокотехнологичных разработок. А сейчас наносятся удары по финансовому сектору, предлагают даже отключить Россию от SWIFT.

В 1980-х инструментарий был ограничен. Отличие и в том, что 30 лет назад противники друг друга уважали и активно общались: Рейгану и Горбачеву удалось прийти к консенсусу. Боюсь, что сейчас такое не произойдет. По крайней мере, между Россией и США. Договориться в краткосрочной перспективе Россия сможет только с Европой.

Санкциями проблему не решить. Военное вмешательство угрожает катастрофой мирового масштаба.

По-моему, Обама и Путин не смогут договориться. Обама — слабый президент, и у него связаны руки. А Путин не прощает обид и чувствует себя оскорбленным. Самая главная проблема в том, что США и Россия видят кризис на Украине совершенно иначе. А когда люди решают разные проблемы, то и договориться у них не получится.

— Почему же санкции не выход? Российская экономика определенно от них пострадала.

— Знаете, когда я слышу про российскую экономику, то чаще всего говорят, что ее надо диверсифицировать. От санкций российская экономика пострадала из-за того, что она очень сильно зависит от нефти и газа.

— В Российской академии наук, напротив, предлагают «поглубже сесть на нефтяную иглу».

— Может, и так, но с определенными оговорками. У России имеются сравнительные преимущества в области нефти и газа. Вопрос в том, как их использовать.

Россия должна стать энергетической сверхдержавой в коммерческом плане.

А для этого нужно налаживать отношения с покупателями, а не давить на них. А «Газпром» уже давно играет в заведомо проигрышную игру, пытаясь давить на Европейский союз и монополизировать рынок.

Существует иной путь: нефть и газ должны стать основой. Россия от недостатка мозгов не страдает. Вполне возможно разработать такую систему, в рамках которой российские корпорации будут сотрудничать с небольшими сервисными компаниями типа Halliburton. Они пионеры в области разработки новых технологий, создают новое в зависимости от ситуации. Заручившись их помощью, Россия могла бы добыть еще больше нефти из законсервированных скважин Западной Сибири. Все крупные нефтяные компании — BP, Shell, Exxon Mobil — не разрабатывают эти технологии самостоятельно, а прибегают к помощи небольших сервисных компаний. А Россия, напротив, концентрируется на краткосрочных проектах, делая упор на добычу, когда надо развивать технологии с упором на будущее.

А в России вместо того, чтобы переделать под это законодательство, олигархи воевали с Кремлем и между собой.

А вот ЮКОС нанял настоящих техасских ковбоев, и тогда темпы добычи рекордно увеличились! В условиях санкциях этого не сделаешь.

Еще одна проблема — геологическая разведка. Вместо того чтобы разведывать новые запасы нефти, в 1990-х активно выкачивали уже освоенную нефть. Разведка — залог успеха в долгосрочной перспективе.

— История не знает сослагательного наклонения. Санкции-то мешают этому всему, разве нет?

— О да, делать это все надо было раньше. Вообще не поздно, но очень сложно. Введенные санкции запрещают сервисным компаниям из США и Японии принимать участие в российских нефтеносных и газовых проектах. Невозможно напрямую приобрести у них технологий, а без технологий добыча становится дороже, а как следствие, менее выгодна. Думаю, российские нефтяные компании еще не скоро вернутся в Арктику. Без технологий добыча нефти там абсолютно невыгодна. Например, «Газпром», сначала пригласивший, а затем прогнавший сервисную компанию со Штокмановского месторождения газа, поступил неправильно. Нельзя просто взять и прогнать людей, потому что они заберут технологии вместе с собой. В итоге месторождение заморозили. И осадок остался. Вообще, совсем их прогнать невозможно, ведь Россия — это единственное в мире место, где такие огромные неоткрытые запасы нефти и газа. Но портить отношения с такими сервисными компаниями все равно что пилить сук, на котором сидишь.

— Как же с этим всем справиться?

— Сделать нефтегазовый сектор орудием коммерческим, а не оружием внешнеполитическим. Необходимо превратить монополии в несколько разных компаний, каждая из которых будет заниматься своим делом. Кроме того, необходимо позволить иностранцам в них инвестировать. Тогда все будет хорошо, можно будет строить долгосрочные планы, а не довольствоваться опустошением скважин сегодня, не думая о завтрашнем дне.

НОВАТЭК лишь формально независим от «Газпрома». А надо, чтобы это было по-настоящему.

Если бы Черномырдин не был настолько могущественным, то «Газпром» бы повторил судьбу Министерства нефтяной промышленности СССР, которое было разделено на множество частных компаний.

— Может, у вас есть решение и для проблемы с отъемом газа Украиной?

— Рецепт прежний: оставить в стороне политические разногласия и все приватизировать. Особенно газопровод — треть акций Евросоюзу, еще треть — России, оставшуюся треть — Украине. И не будет никаких проблем. Частная компания не даст ни одной из трех сторон манипулировать ситуацией в своих интересах. В идеале газотранспортную систему Украины можно было бы модернизировать. И не нужны были бы никакие «Северные потоки». Вот от «Южного потока» уже отказались.

Украина могла бы стать решением, а не проблемой с транспортировкой газа в Европу.

А вообще, пока мы с вами мило беседуем и пьем кофе, людей на Украине убивают. Крым уже никто и не вспоминает. Сейчас главное — остановить кровопролитие, а дальше уже надо думать.

— Например, о том, как восстанавливать Донбасс...

— Когда люди говорят о проблемах ЕС, я отвечаю им: забудьте о Греции — Греция дешевая, за Донбасс придется платить миллиарды. Вот только кому это нужно?

Без России этот процесс не пойдет. Поэтому Европейский союз и Россия должны будут договориться. Вот только нельзя наложить санкции с утра, а днем попросить о помощи. Так не бывает. Только вместе ЕС и Россия смогут восстановить доверие, а вместе с ним и Украину.