«Только нездоровый человек может представить, что Россия нападет на НАТО»

Путин дал большое интервью итальянским журналистам

В преддверии визита в Италию Владимир Путин дал большое интервью авторитетному изданию Corriere della Serra. Сказанное Путиным позволяет понять логику Москвы на украинском направлении и прогнозировать возможное развитие ситуации в Донбассе. «Газета.Ru» представляет наиболее интересные выдержки из беседы Путина с итальянскими журналистами.

Тезис первый

Путин исходит из того, что США и Европа имеют на официальный Киев такое же влияние, что и Москва — на самопровозглашенные республики Донбасса. Таким образом, он лишний раз демонстрирует, что видит в событиях на востоке Украины лишь арену большого противостояния с Западом. При этом первый шаг для урегулирования должны сделать Украина и, соответственно, Запад.

«Мы, конечно, со своей стороны делаем и будем делать все, что от нас зависит, чтобы оказать влияние на власти непризнанных, самопровозглашенных республик — Донецкой и Луганской республик.

Но не все от нас зависит. Наши партнеры и в Европе, и в Соединенных Штатах должны оказать соответствующее влияние на киевские власти сегодня. У нас нет на них такого влияния, какое есть в США и в Европе, чтобы киевские власти выполняли все, о чем договорились в Минске. <...> Конкретно, первое — нужно проводить конституционную реформу».

Тезис второй

У Москвы нет окончательной ясности в том, каков должен быть будущий статус нынешних непризнанных республик. Об этом говорят крайне обтекаемые термины, используемые Путиным по отношению к ним, — «непризнанные», «территории» и даже «национальные меньшинства». Единственное, что они должны остаться в составе Украины с широкими правами.

«Киевские власти не хотят называть это автономией: они предпочитают другие термины, говорят о децентрализации. Наши европейские партнеры — это именно их рукой сделана соответствующая запись в минских договоренностях — расшифровали, что нужно понимать под децентрализацией: это право на язык, на культурное своеобразие, на приграничную торговлю. Ничего особенного, выходящего за рамки цивилизованного представления о том, чем должны обладать национальные меньшинства в какой-то стране европейской.

Надо принять закон о проведении муниципальных выборов на этих территориях, и надо принять закон об амнистии. Все это должно быть сделано, так записано в минских соглашениях, по согласованию с Донецкой народной республикой и с Луганской народной республикой, с этими территориями.

Кстати говоря, лидеры самопровозглашенных республик публично заявили, что при определенных условиях, имеется в виду исполнение этих договоренностей в Минске, они готовы рассмотреть возможность считать себя частью украинского государства... Думаю, что вот эта позиция должна быть воспринята как серьезное, как хорошее предварительное условие для начала серьезных переговоров».

Тезис третий

Россия будет продолжать добиваться прямых переговоров между ДНР, ЛНР и украинским правительством. Интересно, что Путин увязывает это с угрозой санкций. Это можно считать косвенным подтверждением того, что вооруженный конфликт на востоке Украины может выйти на новый виток, поскольку Запад неоднократно подчеркивал, что санкционная политика расширится в том случае, если ситуация в регионе будет ухудшаться.

«Проблема в том, что представители сегодняшних киевских властей не хотят даже за один стол переговоров с ними садиться. И на это мы не можем повлиять. На это могут повлиять только наши европейские и американские партнеры.

И не нужно нас пугать никакими санкциями.

Мы здесь совершенно ни при чем, это не наша позиция. Мы хотим добиться реализации этих соглашений».

Тезис четвертый

Несмотря на все это, Путин весьма обтекаемо ответил на вопрос о возможности «крымского сценария» для Донбасса. Президент России пустился в подробные размышления о том, что присоединение Крыма было не «аннексией», как его назвали итальянские журналисты, а «волей народа, проживающего в Крыму». Потом заявил, что в Донбассе ситуация «другая», указав, что люди там проголосовали за независимость, и заговорил о будущем воссоединении с Украиной в сослагательном наклонении.

Таким образом, вопрос о статусе республик можно считать вновь подвешенным. Это заставляет вновь вспомнить об Абхазии и Южной Осетии, чья независимость от Грузии была признана Москвой.

«Но самое главное, что мы все должны усвоить, — что нужно уважать всегда настроение и выбор людей. А если кто-то хочет, чтобы эти территории оставались в составе Украины, то нужно этим людям доказать, что в составе единого государства жить им будет лучше, комфортнее, надежнее, в рамках этого государства они смогут обеспечить свою жизнь и будущее своих детей. Но убедить этих людей с помощью оружия невозможно. Эти вопросы, вопросы такого порядка, можно решить только мирным путем».

Тезис пятый

Путин настаивает на том, что страна под его руководством ведет исключительно оборонительную политику, лишь защищаясь от экспансии Запада.

«Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из краеугольного камня, на котором в значительной степени держалась вся система международной безопасности, — из Договора по противоракетной обороне.

Все, что мы делаем, — это просто ответ на угрозы, которые возникают в наш адрес. Причем мы делаем это в совершенно ограниченном объеме и масштабе, но таком, который гарантированно обеспечил бы безопасность России. Или кто-то ожидал, что мы в одностороннем порядке будем разоружаться?

Что касается опасений каких-то стран по поводу возможных агрессивных действий России — думаю, что только нездоровый человек, и то во сне, может себе представить, что Россия вдруг нападет на НАТО».