Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Арго» доплыл до победы

«Операция «Арго» Бена Аффлека получила «Оскар» за лучший фильм

Егор Москвитин 25.02.2013, 12:25
__is_photorep_included4980453: 1

85-я церемония вручения наград киноакадемии завершилась триумфом «Операции «Арго» Бена Аффлека и поражением «Линкольна» Стивена Спилберга.

«Оскар» в этом году чувствовал себя хорошо как никогда: в конкурсе в том или ином виде оказалось нетипично много европейских фильмов. Американские режиссеры сняли три сильные политические картины — про отмену рабства (Спилберг), про спасение своих от чужих (Аффлек) и про охоту на бен Ладена (Бигелоу).

Конкурс обещал сенсационные рекорды: награда могла достаться и 9-летней Кувенжаней Уоллис, и 86-летней Эммануэль Рива, и Бену Зайтлину, претендовавшему на звание самого молодого в истории режиссера-оскароносца.

На то, что победа достанется Бену Аффлеку, ставили почти все: голливудский вундеркинд собрал большинство статусных наград, обладание которыми, как считается, гарантирует «Оскар». Главным конкурентом был «Линкольн» Стивена Спилберга, получивший наибольшее количество номинаций, но его шансы окончательно растаяли, когда «Арго» взял призы академии за лучший монтаж и лучший адаптированный сценарий. Лауреат Пулитцеровской премии сценарист Тони Кушнер, написавший 9000 страниц для фильма «Линкольн» и превративший книгу об истории в фантастически нескучный трехчасовой аттракцион, имеет все основания злиться: сценарий «Арго» по сравнению с его трудом — работа достаточно нехитрая.

А вот среди номинантов на награду за лучший оригинальный сценарий Квентин Тарантино с «Джанго освобожденным» шел претендентом номер один, однако были все основания подозревать, что пожилые академики не только ценят его остроумные диалоги и неожиданные сюжетные повороты, но и недолюбливают его за кровищу, мат и неполиткорректные выражения. У конкурентов шансов совсем не было: автор «Цели номер один» Марк Боал уже был награжден три года назад, «Любовь» Михаэля Ханеке — иностранный фильм, а «Королевство полной луны» до «Оскара» не выиграло ни одного статусного приза.

Победа Энга Ли с «Жизнью Пи» в режиссерской номинации стала сюрпризом для всех — хотя бы потому, что у него и так уже слишком много наград Американской киноакадемии: в 2001 году «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» был признан лучшим фильмом на иностранном языке, в 2006 году «Горбатая гора» заработала Ли премию за режиссуру. Фаворитом гонки был Стивен Спилберг, ближайшим преследователем — австриец Михаэль Ханеке. Но если второй к моменту оглашения результатов уже догадывался, что проиграет (за час до этого «Любовь» победила в номинации «Лучший фильм на иностранном языке»), то первый явно был в шоке.

Дэниел Дэй-Льюис, получивший статуэтку «лучшего актера» за «Линкольна», установил исторический рекорд — стал единственным артистом, трижды получившим «Оскар» за главную роль.

Но как раз это достижение сюрпризом ни для кого не стало: ему победу прочили единогласно. Конкуренцию мог бы составить сыгравший в «Мастере» Хоакин Феникс, но, благодаря своей репутации бузотера, он в Голливуде белая ворона; во время объявления победителя он, кажется, зевал. Соперники у Дэй-Льюиса были вполне серьезные — Дензел Вашингтон, Хью Джекман и Брэдли Купер, но их работы просто не соответствовали масштабу труда Дэй-Льюиса.

А вот Дженнифер Лоуренс, сыгравшая в «Мой парень — псих», в свои 22 года стала самой юной актрисой, дважды номинированной на «Оскар». Тем не менее за девушку рады далеко не все: критики и букмекеры ставили в основном на Джессику Честейн из «Цели номер один» и Эммануэль Рива из «Любви», которой в день церемонии исполнилось 86 лет. Одна из ярчайших звезд своего поколения, Лоуренс в «Моем парне — психе» все-таки получила не самую масштабную роль, и этот факт даст критикам академии повод обвинить ее в популизме и заигрывании с молодежью.

Победа Хэтуэй, сыгравшей в «Отверженных», в номинации «Лучшая женская роль второго плана» не стала сюрпризом ни для кого: академики по-прежнему ценят, когда красивые женщины страдают ради кино. Вот вам примета: если актриса побрилась или радикально изменила свой вес, если ее героиню насилуют и пытают, а она при этом поет — «Оскар» у нее в кармане. Стоит заметить, что ее соперницы в номинации Хелен Хант, Эми Адамс, Джеки Уивер и Салли Филд играют ничуть не хуже (особенно Филд из «Линкольна»), но у них не тот масштаб самопожертвования.

В мужской параллели выбор академиков был самым странным: лучшим актером второго плана они назвали Кристофа Вальца в «Джанго освобожденном». С тем же успехом можно раз в год награждать Джонни Деппа за гримасничанья в образе Джека Воробья.

Вальц — гений, но у Тарантино он уже который фильм подряд воспроизводит себя самого — остроумного циника и обаятельного психопата — и если награда за «Бесславных ублюдков» выглядит вполне заслуженной, то поощрение за «Джанго освобожденного» вызывает недоумение.

С другой стороны, все прочие претенденты — Томми Ли Джонс, Филипп Сеймур Хоффман, Алан Аркин и Роберт де Ниро (особенно де Ниро) — тоже были номинированы за привычные для них роли, так что академики, надо думать, просто выбрали из всех соискателей самого яркого.

Не меньшая странность происходила с «Любовью» Михаэля Ханеке, получившей в итоге заслуженный приз за лучший фильм на иностранном языке. У конкурентов — канадской «Ведьмы войны», чилийского «Нет», шведско-датского «Королевского романа» и норвежского «Кон-Тики» — на фоне фильма Ханеке просто не было шансов. Победа «Любви» в этой категории закономерна;

непонятно только, зачем было давать великому австрийцу такой аванс — номинации за сценарий, режиссуру, лучшую игру актрисы и лучший фильм — если ее все равно не собирались допускать до борьбы с «коренными» американцами?

Получилось немного некрасиво: австрийцев приняли как своих, но в итоге дали понять, что они все же гости.

На самом деле победа Ханеке — не только заслуженный итог невероятного труда, но и неуклюжая попытка никого не обидеть. Академики в этом году хотели порадовать — хоть немножко — всех. В итоге награды разделили обычные аутсайдеры гонки: кое-что досталось полувековым юбилярам нынешнего года — фильму бондианы (традиционного аутсайдера «Оскара») и Тарантино; кое-что — европейским режиссерам, кое-что — азиатским. Неожиданно обделенным остался разве что Стивен Спилберг, фильм которого выиграл лишь в двух номинациях, будучи представленным в двенадцати.

При этом ни для кого не секрет, что, выбирая между молодыми и старыми, голодными и холеными, академики предпочитают первых. Победа Аффлека над Спилбергом и Лоуренс над Ривой — сигнал для молодой шпаны: академия на их стороне. Расплакавшаяся 24-летняя певица Адель и запнувшаяся 22-летняя актриса Лоуренс — новый символ «Оскара»; прежним был седой мужчина, шедший к награде всю свою жизнь. Теперь все наоборот:

чем больше у режиссера, сценариста или актера регалий в целом (а не за конкретный фильм), тем меньше у него шансов на победу.

Когда претендент в течение года собирает все мыслимые награды («Арго»), Академия редко рискует плыть против этого самого течения. Но такой фактор, как авторитет номинанта, для нее не аргумент — лауреат Пулитцеровской премии Тони Кушнер и один из самых успешных в мире режиссеров Стивен Спилберг сегодня испытали это правило на себе.

Академики всегда предпочитают простые истории сложным. Веселая и трогательная история об отношениях двух нервных молодых людей («Мой парень — псих») для них милее неформатной и шокирующей зарисовки из жизни стариков («Любовь»). Один простой мультфильм «Храбрая сердцем» им ближе, чем четыре сложных: «Пираты», «Паранорман», «Ральф», «Франкенвини».

Сказка о том, как ЦРУ и Голливуд вытащили американских дипломатов из Ирана, им понятнее и ближе, чем проработанная историческая правда «Линкольна» или скандальная — «Цели номер один».

Развязка борьбы между Беном Аффлеком, Стивеном Спилбергом и Кэтрин Бигелоу показывает, что «Оскар» все же политизирован. Академики чувствуют себя цензорами, решающими, каким именно мифам об Америке из созданных Голливудом давать зеленый свет и ровную дорожку, а каким — нет. «Цель номер один» — кино во многом нелицеприятное (о «Джанго освобожденном» вообще помолчим), «Линкольн» — чересчур эпическое и пафосное. С «Арго» же все просто: это история о том, что Голливуд спасает жизни. Иными словами, выбирая между утопической и реалистичной Америкой («Линкольном» и «Целью номер один»), академики выбирают бодрый, жизнеутверждающий компромисс — «Арго».

Именно из-за этой политизированности и замкнутости на Америке все последние заигрывания Американской киноакадемии с европейским кино носят чисто декоративный характер. «Оскару» уже неловко играть только на поле американских блокбастеров, и он претендует на признание в Старом Свете, но всерьез делиться с пришельцами наградами не хочет. «Любовь» Михаэля Ханеке могла выиграть призы и за сценарий, и за лучшую женскую роль, но осталась в гетто для «лучших фильмов на иностранном языке». Победивший же в конкурсе режиссеров азиат Энг Ли давно перебрался в Голливуд.

Но главным событием «Оскара», кажется, стала награда за... «лучший звуковой монтаж». Четвертая за 85 лет ничья в такой сложной для оценки номинации (победили «Цель номер один» и «007: Координаты: Скайфолл») наглядно показывает, что исход голосования может быть сюрпризом даже для самих академиков. Чего уж говорить о сторонних наблюдателях. А значит, интрига под названием «Оскар» будет бесконечной, а любая аналитика — бесполезной: новые «закономерности» будут обнаруживаться каждый год. Похоже, эти люди голосуют вполне искренне; а все скандалы, заговоры и маркетинговые трюки за них придумывает зритель.