Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Космос как побег

12.04.2014, 12:21

Александр Братерский о том, почему именно сегодня нам нужен прорыв в космонавтике

День космонавтики — самый значимый после Дня Победы праздник, день триумфа и гордости страны. Но почему-то он так и не стал выходным днем ни во времена коммунистов, ни при Ельцине, ни при Путине, ни при Медведеве, ни снова при Путине.

Хотя наш космонавт — первый в космосе человек, его портрет и сейчас не стыдно носить на майке, и не важно, куда ты придешь в этой майке — на Поклонную или Болотную. Недаром даже Чубайс как-то сказал, что единственное, что его объединяет со злейшим врагом полковником Квачковым, — это День Победы и День космонавтики.

С другой стороны, когда глядишь на сегодняшнее состояние российского общества, думаешь с облегчением: и хорошо, что не сделали, официоз 9 Мая превратил и этот прекрасный праздник в мишень для кремлевских оппонентов. Если бы 12 апреля отмечали парадами космонавтов — членов партии «Единая Россия» или организовали бы историческую реконструкцию гагаринского полета, пришлось бы спасать от недовольных граждан и светлый образ Юрия Алексеевича.

Самый неофициозный образ в пантеоне «советских богов», Гагарин кажется чуждым идеологической риторике, и в этом его привлекательность.

Фильму «Гагарин. Первый в космосе» официоз, например, не помог: широкой популярности картина, в отличие от «Легенды №17», не завоевала — прошла тихо и незаметно, словно ее и не было. При этом история отечественной космонавтики, даже несмотря на серьезные проблемы российского аэрокосмического комплекса сегодня, по-прежнему повод для национальной гордости.

Правда, у меня лично эта гордость главным образом возникала в США в вашингтонском музее аэронавтики и космонавтики, где советским космическим достижениям посвящена добрая половина экспонатов. В России такого мощного по уровню и, кстати, бесплатного музея нет — лишь в последние несколько лет стараниями сотрудников и экс-директора, космонавта Александра Лазуткина, серьезно улучшилась экспозиция Мемориального музея космонавтики на ВДНХ, есть музей в Калуге. Но для страны, которая хотя со скрипом, но остается космической державой, этого мало.

И это при том, что для большего количества россиян Гагарин — кумир XX века: согласно опросу ВЦИОМа 2010 года, он делит это место с Высоцким и Жуковым.

«Отец народов» остался позади, и это радует. Радует и то, что Гагарин и вообще гражданский космос начали активно развиваться уже после смерти Сталина. Каким бы гротескным ни казался неотесанный Хрущев, статный, подтянутый майор Гагарин смотрелся рядом с ним свободно, возможно, потому, что на дворе уже были 60-е, а космос выглядел как возможность побега из «советского курятника».

Возможно, тот факт, что долгожданная оттепель связалась в общественном сознании с полетом первого космонавта, и придает этому полету романтический ореол, который сегодня в нашей жизни практически отсутствует. Спросите тех, кто жил в те времена, и они ответят: встреча первого космонавта была одним из самых ярких воспоминаний в их жизни.

Но главное, конечно, не романтика — покорение космоса запустило процесс модернизации и в стране, и в мире, а запуск первого спутника стал началом научно-технического соревнования между СССР и другими космическими державами.

В условиях жесткого советского авторитаризма космос стал окном возможностей для сотрудничества СССР и США, показав, что обе страны могут не только вести «холодную войну», но и успешно работать в космической сфере. Символом этого сотрудничества стали совместный полет кораблей «Союз» и «Аполлон» в 1975 году и рукопожатие советского космонавта Алексея Леонова и американского астронавта Томаса Стаффорда.

Теперь это уже история, некогда запечатленная на пачке знаменитых сигарет, — помню, как, не будучи курильщиком, радовался им как символу эпохи и был немало возмущен уже в начале 2000-х, когда новая рекламная кампания сигарет изображала уже не спутники и космонавтов, а молодых людей в трусах на пляже. Хочется только порадоваться, что стыковку «Союза» и «Аполлона» готовили и осуществляли не «молодые люди в трусах», и это, в свою очередь, позволило впоследствии совместными усилиями построить Международную космическую станцию.

Прерванное из-за «крымских санкций» российско-американское сотрудничество в космосе пока не коснулось МКС, однако теперь НАСА может отказаться оснащать разработанными еще в СССР двигателями свои ракеты, что стало бы болезненным ударом по двусторонним программам в этой важнейшей сфере.

Возможно, что все это ненадолго и когда-нибудь российский и американский экипажи вместе полетят на Марс или построят на Луне несколько постоянных станций. Ну не в одиночку же «колонизировать» Луну, как предложил вице-премьер Рогозин.

Космос как прорыв в науке и технике, космос спутников, марсоходов и луноходов нужен нам сегодня как воздух.

Этот космос и будет нашим побегом от «титушек» и «бандеровцев», от «правых секторов» и «народных губернаторов» и всего того глупого, суетного и наносного, что никак не двигает нашу жизнь вперед.

Сегодня все это может казаться фантастикой, как некогда казались и полет Гагарина, и запуск первого спутника, однако пройдет время, и полет на Марс станет обычным делом, если только, конечно, «люди в трусах» не решат, что и без этого можно обойтись.