Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Время С

Владислав Сурков читал «Единой России» Че Гевару

Во вторник Владислав Сурков поставил перед «Единой Россией» и бизнес-сообществом новые задачи: не брать пример с Эрнесто Че Гевары и не стать нигерийским племенем иджо.

Партия «Единая Россия» и движение «Деловая Россия», объединяющее крупных бизнесменов, провели в конференц-зале правительства Москвы конференцию «Экономика суверенной демократии: как России расти быстрее». Большого единодушия не получилось: президиум рассказывал бизнесу о суверенной демократии, а бизнесмены, в основном из регионов, говорили о приземленных вещах вроде коррупции и административных барьеров.

К консенсусу стороны не пришли — с подачи Владислава Суркова духовным предтечей суверенной демократии оказался Эрнесто Че Гевара, который бизнесменов и капиталистов не слишком жаловал.

Во вступительном слове руководитель центрального исполкома «Единой России» Андрей Воробьев рассказал о цели бизнес-сообщества вообще и конференции в частности — «сделать демократию рентабельной», то есть создать в России условия для благосостояния всех граждан. Он вспомнил о социальной ответственности «предпринимателей начала XX века». Вспоминать о том, как эти купцы финансировали революцию, Воробьев не стал.

Социальную ответственность и вообще попытки сделать жизнь лучше Воробьев призвал «не рассматривать как попытку откупиться от малоимущих этой страны». «Политика — это концентрированное выражение экономики», — напомнил Воробьев аудитории. «А политика у нас сейчас — это суверенная демократия», — перекинул нехитрый мостик от суверенной демократии к бизнесменам докладчик. Воробьев стал первым выступающим, кто вслух произнес эти слова.

Следующим слово взял председатель «Деловой России» Борис Титов. Он развил тезисы Воробьева о суверенной демократии. Оказалось, демократия на букву «с» состоит еще из четырех «с»: свободы, справедливости, современности и самостоятельности.

Основным докладчиком стал Антон Данилов-Данильян — председатель экспертного совета «Деловой России» и руководитель экономической рабочей группы при администрации президента. Он зачитал своего рода манифест «Деловой России» по поводу того, чего бизнес требует от власти в условиях внезапно наступившей суверенной демократии.

Данилов-Данильян не стал скрывать стоящие перед российским бизнесом сложности. «Я вижу три серьезные проблемы, — сказал Данилов-Данильян, но перечислил гораздо больше: — региональный феодализм, административные барьеры, высокие налоговые барьеры, дефицит мощности и инфраструктуры, моральный и физический износ оборудования».

Чтобы выбираться из кризиса, надо, считает «Деловая Россия», определиться с тем, какую экономику строим. Вариантов бывает четыре: суверенная рыночная, сырьевая, догоняющая (как в развитых странах) и мобилизационная (как при тоталитарном коммунизме). Из того, что последние три варианта России не подходят, так как мы «слишком богатые, умные и свободные», Данилов-Данильян сделал простой вывод, что подходит суверенная рыночная, которая в свою очередь оказалась переложенным на бизнес-язык синонимом суверенной демократии.

При суверенной экономике всем будет хорошо.

«Мы заинтересованы в богатстве всего населения, это ведет к росту потребления», — заверил докладчик и поставил целью увеличение благосостояния в три раза за семь лет.

Это, конечно, сложно, но, процитировал Данилов-Данильян президента, «стремиться к этому надо». «Раз мы этого сильно хотим, то это произойдет», — привел сильный аргумент Данилов-Данильян.

Чтобы рядовые граждане, а заодно и сами бизнесмены разбогатели, надо объявить «НЭП — новую институциональную политику». НЭП в свою очередь оказался «политикой «четырех О» — упрощением регистрации и контроля предприятий с помощью «одного окна» или «одного органа». Как пример хорошего администрирования Данилов-Данильян привел Волгоград, мэр которого сейчас как раз сидит в СИЗО за то, что был для своих бизнесменов «одним окном».

Главная идея НЭП — резко снизить налоговое бремя. Сейчас уровень налогов, по подсчетам «Деловой России», составляет 50–55% от прибыли, а собираемость — 60%. Данилов-Данильян предлагает резко снизить налоги (до 35%) и увеличить собираемость (до 85%), а то помимо всех прочих издержек «уклонение от налогов разлагает моральный климат бизнеса». Правда, снижение налогов, признал автор доклада, приведет к потерям бюджета в 250 млрд руб. (около 1% ВВП).

Слушатели из числа чиновников доклад раскритиковали. Заместитель министра экономического развития Андрей Белоусов рассказал, что в стране сейчас достигнуты «макроэкономический баланс» между крупными предприятиями и государством и «баланс интересов» между обществом и бизнесом. При проведении реформ «жестко заданная этим балансом структура» будет сломана. Поэтому предлагаемые «Деловой Россией» рецепты Белоусов назвал «реформой, сопоставимой с 1992 годом» и «новой шоковой терапией».

Идея снизить налоговое бремя Белоусову тоже не понравилось: «Когда у капиталиста появляются свободные средства, куда он их инвестирует? Возьмем две страны, с хорошим инвестиционным климатом и плохим, не буду приводить примеры, чтобы никого не обидеть, где коррупция и на улицах убивают. Дополнительные доходы приведут к выводу капитала из страны».

Зампредседателя правительства Александр Жуков дал докладу самую жесткую рецензию: «Храбрость — это хорошо, но только когда она сопровождается холодным расчетом, иначе головы не сносить». Довольно скоро Жуков дал понять, что «холодного расчета» не хватает. По мнению Жукова, снижение налогового бремени приведет к дефициту бюджета, который придется компенсировать за счет нефтяных денег: «Докладчик ставил целью России снижение зависимости от нефтяной конъюнктуры. Получается наоборот: выпадающие доходы бюджета придется компенсировать за счет нефти, что приведет к усилению зависимости от нефтяной конъюнктуры».

Президент торгово-промышленной палаты Евгений Примаков высказался по политической составляющей: «А я не понимаю, что такое суверенная демократия. А что такое несуверенная демократия? А общечеловеческие ценности тогда что? Я только знаю, что такое суверенное государство».

Примакову хлопали громче всех.

Директор Всемирного банка по России Кристалина Георгиева тему суверенной демократии развила: «Вспоминаю анекдот времен перестройки: «Чем отличается демократия от демократизации? — Тем же, чем канал от канализации». А рост экономики Георгиева назвала «средней температурой» по больнице, ведь ситуация в разных отраслях сильно различается.

Советник президента Казахстана сначала долго рассказывал об успехах своей страны, а потом привел сравнение: «Мы долго играли и выигрывали в хоккей, у нас были шлемы и клюшки, а потом нас неожиданно перенесли на футбольное поле. И вот мы стоим, коньки вязнут в траве, ворота какие-то большие, так и норовим пробегающих успешных конкурентов клюшкой долбануть. Давайте уже учиться играть в футбол, мы с большим удовольствием будем за вас болеть, а не за Аргентину».

На пресс-конференции ресторатор Аркадий Новиков, недавно вступивший в «Единую Россию», поделился впечатлениями: «Я получил большое удовольствие, потому что понял: наши цели совпадают — и общества, и власти, и бизнеса. Мы все хотим, чтобы жизнь стала лучше. Думаю, надо просто лучше работать». Особенно Новикову понравилась концепция четырех «с»: «Так получилось, что к нашему предприятию это подходит больше всего. Мы тоже свободны… современны…» Тут Новиков замолчал. Еще два «с» он не вспомнил.

После окончания вводного заседания участники разбрелись по отдельным рабочим группам, которые продолжили обсуждение суверенной экономики в разных аспектах. А ближе к вечеру они опять собрались в общий зал — подвести итоги. Послушать эту часть в зале появился замглавы администрации президента Владислав Сурков, которому, собственно, и приписывают изобретение суверенной демократии.

Оказалось, что в рабочих группах бизнесмены и не думали ломать голову над суверенной демократией — они обсуждали преимущественно стоящие перед бизнесом проблемы вроде социальной ответственности, превратившейся в поборы с бизнесменов властями на социальные нужды.

Разговор в нужное русло вернули член общественной палаты Вячеслав Никонов, политолог Андроник Мигранян и телеведущий Владимир Соловьев, которые долго, но довольно зажигательно рассуждали все о той же суверенной демократии.

Точку поставил Владислав Сурков. «Меня глубоко тронуло название конференции, — Сурков еще раз посмотрел на вывеску «Экономика суверенной демократии: как России расти быстрее». — Я, конечно, готовился и обнаружил духовного предтечу суверенной демократии». На этих словах зал замер в ожидании имени философа Ивана Ильина, чьи сочинения уже буквально растащены на цитаты кремлевскими чиновниками. Но Сурков вдруг произнес: «Это Эрнесто Че Гевара и его речь «Политический суверенитет и экономическая независимость». Я зачитаю».
*Сурков достал из кармана листочек и минуты три читал длинную цитату о «засилье нефтяных, оловянных и кофейных монополий».

«Так что портрет Че Гевары вполне мог бы украсить стену, — Сурков снова посмотрел на эмблему конференции. — Он очень правильно рассуждал. Но действия Че Гевары и его товарищей были глубоко ошибочными.

Важно не стать племенем иджо в Нигерии, про которое совет директоров Shell решает, сколько денег ему дать».