12 декабря 2017

 $58.94€69.37

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть








«Доклад комиссии WADA рассчитан на далеких от спорта людей»

Комиссия WADA обвинила Россию в манипуляциях с допинг-пробами на Олимпиаде в Сочи

Светлана Журова представляет медали Олимпиады в Сочи
Светлана Журова представляет медали Олимпиады в Сочи

Фотография: ТАСС

Независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (WADA) под руководством Ричарда Макларена опубликовала доклад, в котором подтверждаются обвинения в адрес России в манипулировании допинг-пробами во время Олимпиады-2014 в Сочи. Олимпийская чемпионка и депутат Госдумы Светлана Журова прокомментировала текст доклада, рассказав «Газете.Ru», могло ли государство контролировать применение допинга в Сочи и чего теперь ждать от исполкома МОК.

— Нынешний доклад оказался более доказательным, чем предыдущие?
— Не то чтобы в нем больше или меньше доказательств, но некоторые факты из него меня обескуражили. Например, там говорится о нарушении целостности проб и утверждается, что они хранились два с половиной года. У меня вопрос: куда WADA смотрело все это время, ведь пробы должны анализировать сразу.

В Сочи работали не только наши сотрудники, в том числе и Родченков, но и многие иностранцы, представители WADA, которых было бы невозможно подкупить или запугать.

Нарушение целостности пробы — это причина мгновенно ее аннулировать, даже не рассматривая. Теперь же неясно, где это произошло, есть ли доказательства, что это было сделано нашими сотрудниками, а не позже, например, при перевозке или умышленно кем-то еще.

Мне кажется, расчет в этом докладе на людей, которые просто не знают, как все проходит на Олимпийских играх. Около 30 сотрудников WADA были на Олимпиаде в Сочи, и, когда мне говорят, что один Родченков смог подменить столько проб, пропихнув их в какую-то дырку, у меня возникают опасения по поводу квалификации этих сотрудников. Неужели на Олимпиаде совсем нет контроля со стороны антидопинга?

— В докладе говорится не об одном Родченкове, а о целой системе, курируемой ФСБ.
— Но куда смотрели сотрудники WADA? И второй вопрос: если это было сделано непосредственно перед Олимпиадой, то улучшить результаты все равно бы не получилось. Нужно было применять допинг в течение продолжительного времени, на это бы обратили внимание на других соревнованиях, за пределами России. Но ничего этого не было.

К тому же препараты, о которых рассказывал Родченков, живут в теле человека не один день, и они были бы выявлены на последующих турнирах.

Доклад получается популистским: надо сказать как можно больше, накидать разрозненных фактов, привлечь спецслужбы, и тогда все поверят.

— Чего нам ждать от завтрашнего заседания исполкома МОК? Глава организации Томас Бах уже заявил, что замешанных в допинг-махинациях ждут самые тяжелые санкции.
— Как я понимаю, Бах всегда высказывался в контексте, что любые нападки на олимпийское движение и рекомендации по отстранению того или иного национального комитета должны опираться на веские доказательства. Если этот доклад окажется пустышкой и пшиком, то это будет совершенно незаслуженный удар по репутации российского спорта и попытка надавить на МОК.

Заметьте, что к Олимпийскому комитету России претензий нет, есть только к Министерству спорта. Но МОК работает именно с ОКР, и именно ОКР заявляет людей на Олимпиаду.

— Однако в докладе постоянно повторяется тема о государственном контроле над допингом…
— Потому что иначе это не будет интересно обычным людям. Просто использование допинга российскими спортсменами уже никому не интересно, надо, чтобы это проходило под контролем государства.

Но, судя по докладу, в этой якобы «системе» есть сбои. Получается, одним федерациям предлагают допинг, а другим не предлагают. Как такое может быть? Не говоря уже о том, что некоторые федерации возглавляют люди из оппозиционных партий Госдумы. Как у них может быть сговор с государством?

— В докладе независимой комиссии есть таблица «исчезнувших проб» по видам спорта, из которой можно сделать вывод, что к тем видам, где физические кондиции — не главный элемент, например к синхронному плаванию или обеим гимнастикам, вопросов нет вообще, тогда как легкая и тяжелая атлетика, борьба, гребля, велосипедный спорт вызывают большие подозрения. Здесь «неравномерное распределение допинга» между федерациями понятно.
— В таком случае надо говорить, что отдельные федерации, выборочно, этим злоупотребляют. Но мы уже давно стали разбираться, к примеру, с той же Федерацией легкой атлетики. Была проведена настоящая чистка, и теперь спортсмены просто не осмелятся применять допинг, а врачи не решатся его давать. А с введением уголовной ответственности за применение допинга спортсмены будут еще более ответственно подходить к тому, что они едят, пьют и покупают в аптеках.

Этот закон должен быть принят в трех чтениях в ближайшее время, и у правоохранительных органов будет возможность разбираться с этой проблемой.

Бывают и такие моменты, когда молодые спортсмены, в России и за рубежом, попадаются, скажем, на марихуане и прочих глупостях. Раньше это считали просто допингом и никакого расследования не вели, а теперь разбирательство должно быть более серьезным: кто продал, не намеренно ли выбили его из строя?

— Какой результат завтрашнего заседания исполкома МОК можно будет считать справедливым?
— Мне кажется, нынешних доказательств недостаточно, чтобы отстранять целый олимпийский комитет, как предлагает WADA, или даже отдельные федерации. Пока это по-прежнему всего лишь показания конкретных людей — Родченкова и Степановых.

При этом не опросили, например, иностранных тренеров, которые работали в Сочи, или натурализованных спортсменов, тех же Виктора Ана и Вика Уайлда, которые готовились в Сочи и заработали для России пять золотых медалей. В независимой комиссии посчитали, что они будут молчать, но почему не спросить их для полноты картины?

— Попробуем резюмировать. Вы считаете, что государственного контроля за допинг-пробами не было, ФСБ к этому не причастна и доклад получился бездоказательным?
— Государственного контроля точно не было. Были частные случаи использования допинга и прикрытия его. По большей части, видимо, в легкой атлетике.

Вопрос, знало ли об этом государство, более сложный. Я не могу на него ответить.

Но государство, по моему мнению, и не могло войти в систему, подконтрольную WADA. Если бы в Сочи действительно была целая система, это бы тут же заметили и выдвинули обвинения.

Я думаю, каждый раз это частный случай. На моей памяти не было случаев, чтобы государство брало эту тему под свой контроль, всегда это решение спортсмена, тренера и врача.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице зимних видов спорта, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru