Много шума — и ничего

Кому мешает шум от концертов и как в Москве с этим борются

Анна Семенова 11.07.2015, 19:08
Lia Koltyrina/Shutterstock

Московские власти всерьез озаботились проблемой шума от концертов. Для уличных музыкантов подберут специальные площадки, где они не будут доставлять неудобств жителям соседних домов. Также осенью депутаты Мосгордумы могут рассмотреть проблему шума в ресторанах и караоке-клубах. А пока «Газета.Ru» выяснила, что делать, если песня жить и строить не помогает, а мешает.

Вопрос шумового дискомфорта опять встал ребром после недавнего инцидента на концерте радиостанции «Серебряный дождь». Напомним, 4 июля в Петровском парке проходил концерт, посвященный юбилею радиостанции. В разгар празднества на площадку прорвались несколько десятков прихожан храма, расположенного более чем в километре от парка.

Возмущенные «захожане» во главе со священником Дмитрием Смирновым начали жаловаться на то, что концерт мешает проведению церковной службы, и попытались прекратить выступление музыкантов насильственными методами.

В итоге организаторам мероприятия удалось уладить конфликт миром, но праздничная атмосфера была безнадежно испорчена.

По словам председателя комиссии Мосгордумы по законодательству Александра Семенникова, ворвавшиеся на площадку граждане действовали в нарушение правил. «Им надо было вызвать Роспотребнадзор, чтобы инспекторы замерили уровень шума и приняли решение, действительно ли он превышает предельно допустимые параметры. Только в этом случае появились бы основания для прекращения концерта», — пояснил депутат «Газете.Ru».

У страха уши велики

Скандал с «Серебряным дождем» стал не единственным во всех смыслах громким случаем срыва концерта за последнее время. В конце прошлого июля на ВДНХ проводился трехдневный фестиваль Park Live, в первый день в качестве хедлайнера был заявлен американский музыкант Мэрилин Мэнсон. Накануне концерта Мэнсона, который, к слову, получил образование в христианской школе, облили «святой водой» из бутылки и закидали яйцами православные активисты. Возглавляющий активистов Дмитрий Энтео призывал «каждого выполнить свой гражданский долг, позвонить в полицию 112 и сообщить, что на ВВЦ начнется мероприятие, которое нарушает ряд законов РФ».

По мнению Энтео, на ВДНХ собирался выступить музыкант, «в текстах песен которого содержатся кощунства и богохульства», программа концерта «насыщена элементами (…) пропаганды жестокости, убийств, суицида, половых извращений, сатанизма среди молодежи». Помимо прочего на фестивале со строгим контролем на входе, по его версии, должны были «распространяться наркотические вещества» среди «множества подростков».

И хотя за несколько часов до концерта Энтео пообещал, что воздержится от провокаций, в полицию все же позвонили — и сообщили о якобы заложенной на площадке бомбе. Тысячи гостей фестиваля полтора часа мокли под дождем, пока кинологи обыскивали сцену на предмет взрывного устройства.

Проверка никакой бомбы не обнаружила, но выступление начинать было уже слишком поздно — Мэнсон не успел бы закончить до 23.00, а именно в это время должны завершаться музыкальные мероприятия на открытом воздухе, чтобы не тревожить граждан.

А переносить сценическую аппаратуру и декорации в соседний крытый павильон было бы слишком долго. В итоге концерт был отменен, а организаторы получили огромнейшие убытки, так как обеспечили полную предоплату и артисту, и всем участвовавшим в мероприятии контрагентам. Было возбуждено уголовное дело за заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Организаторы концерта извинились перед раздосадованными фанатами, но внятной компенсации те, кто купил абонемент на все три дня, так и не получили.

Спокойной ночи, москвичи

Столичные власти намерены решить проблему шумового дискомфорта граждан в рамках своих полномочий. Так, осенью планируется разрешить предоставлять уличным музыкантам специальные площадки для выступлений, где их песни не смогут мешать гражданам, рассказывает Семенников.

Также московский парламент намерен ввести «тихий час» (два часа днем, когда запрещены ремонтные работы в жилых домах) и даже «день тишины» (то же самое, только в течение всего воскресенья). Помимо прочего в Москве уже действует закон «О тишине», запрещающий шуметь после 23.00.

За шум в ночное время к административной ответственности привлекается около 5 тыс. москвичей ежегодно.

На громкие концерты город влиять не может, хотя жалоб на них поступает очень много, признает глава комиссии по законодательству. «Большое число жалоб на шум от «живой музыки» в ресторанах, на караоке-бары. Некоторые заведения считают, что если они формально не являются музыкальными клубами, то и звукоизоляция им не нужна, — говорит Семенников. —

Есть обращения от специалистов, что масштабные концерты, например, на Васильевском спуске представляют угрозу для исторических зданий за счет вибрации».

Существует два уровня норм, которые регламентируют шум: городской и федеральный. Городское законодательство регулирует уровень бытового шума в ночное и, в перспективе, в дневное время. Громкость шума не учитывается, важен сам факт появления звуков в определенное время. Бытовой шум — это уровень соседа с перфоратором и компании, играющей на гитаре под окнами, объясняет Семенников.

Если компания подсоединила гитару к усилителю и залезла на сцену, то тут в права вступает федеральное законодательство. Оно, в отличие от московского, не запрещает любой шум в определенное время, а действует по конкретным нормативам для каждого типа местности. Условно, для концерта в огромном парке предельно допустимое количество децибел будет одним, а для выступления в клубе в жилом районе — другим. Различаются предельно допустимые уровни шума и в зависимости от времени суток. Специалисты уполномоченного ведомства — Роспотребнадзора —

замеряют уровень шума, и если он не превышен, то оснований для привлечения к ответственности нет, даже если звуки кого-то раздражают.

Сердце поет

Семенников добавил, что город не может принять свой закон, запрещающий проводить концерты после определенного часа, поскольку Москва не имеет права создавать нормативные акты, которые уже есть в федеральном законодательстве. Тем не менее всегда остаются жалобы граждан, на которые чиновники реагировать обязаны. Если их количество зашкаливает, то концертную «лавочку» могут и прикрыть.

Так, например, и произошло в случае с концертным шатром клуба Gogol', который был снесен несколько лет назад. Одна из версий демонтажа шатра гласит, что

долгое время на шум от концертов жители окрестных домов и чиновники из управы закрывали глаза и уши.

Но потом в доме, во дворе которого находился шатер, открылся хостел, хозяева которого совсем не разделяли музыкальные вкусы гостей клуба. Чиновники наконец-то услышали жалобы и демонтировали павильон. Впрочем, как сообщил «Газете.Ru» арт-директор клуба Артур Григорян, шатер снесли потому, что «выяснилась невозможность установки такого строения во дворе». Концертов сейчас, по его словам, в клубе не проводится. Однако сцена на летней веранде все равно имеется, и вечерами там выступают музыканты.

Похожий случай, но в куда более цивилизованном варианте произошел с центром дизайна Artplay, крыша которого стала одним из самых модных концертных площадок столицы в 2014 году. Концерты фактически в центре огромной промзоны мешали в основном жителям улиц Нижняя Сыромятническая и Сергия Радонежского.

Последние утверждали, что музыка прекрасно слышна даже через реку и мешает им отдыхать дома по вечерам (концерты заканчивались около 23.00, иногда чуть позже).

«Наряды милиции по жалобам жильцов приезжали к нам каждый раз, когда проходил концерт, — рассказала «Газете.Ru» пресс-секретарь центра Наталия Рубина. — Они вместе с работниками Artplay и концертного агентства замеряли уровень шума, выясняли, что он не превышает норм, и уезжали».

Судя по всему, в какой-то момент в управе Басманного района скопилось некое критическое количество жалоб от жильцов, поэтому представители управы приехали в центр сами — накануне концерта группы «Ленинград», который, кстати, должен был пройти вскоре после вступления в силу закона о запрете мата в общественных местах.

Причина, по которой представители управы потребовали, чтобы концерты на крыше прекратились, с матом была формально не связана. «Якобы в управу обратилась жительница, чьей престарелой матери стало плохо вечером, как раз во время одного из концертов. Женщина заявила, что из-за шума, доносящегося из Artplay, ее мать долго не могла уснуть, ей стало плохо с сердцем.

Понятно, что доказать прямую связь между сердечным приступом у пожилой женщины и концертом невозможно.

Но управа предупредила нас, что, несмотря на это, дальнейшие концерты нежелательны. А нам с управой еще жить и работать, поэтому мы предпочли не лезть в бутылку, а последовать их предписанию», — рассказывает Рубина.

Кроме «Ленинграда» на тот момент оставалось еще три группы, чьи концерты были запланированы. Концертное агентство перенесло оставшиеся мероприятия в Red Club на «Красном Октябре». «А мы просто сократили сумму, которую брали с них за аренду крыши, с учетом того, что отмена концертов — не наша инициатива, а своего рода форс-мажор», — сказала Рубина.

Кстати, в 2013 году «Ленинград» уже столкнулся с проблемами из-за шума. В Санкт-Петербурге полицейские досрочно остановили концерт группы из-за жалоб жильцов соседних с заведением домов. Дирекция клуба открыла окна, поскольку в помещении было душно, при этом звук никто не убавил.

Отметим, что и за рубежом с артистами, нарушающими «шумовой комендантский час», особо не церемонятся. Так, летом 2013 года знаменитым Backstreet Boys полицейские не дали закончить их концерт в Чикаго. Бойз-бенду оставалось спеть пять песен, но суровые стражи порядка распорядились выключить весь сценический свет и отрубить микрофоны.

«Комендантский час» положил внезапный конец и дуэту Брюса Спрингстина с Полом Маккартни в 2012 году в лондонском Гайд-парке, который должен был завершить трехчасовое выступление Спрингстина. Один из гитаристов, Стив ван Зандт, оставил несколько гневных твитов: «Серьезно, когда Англия успела стать полицейским государством?

Мы нарушаем комендантский час в каждой стране, но только английским копам нужно наказывать музыкантов, не позволяя им уйти, пока вся толпа не разойдется.

Разве в мире слишком много веселья? Мы бы уложились до 11 часов, если бы нам позволили сыграть всего одну песню. И это вечером-то в субботу! Да кого можно побеспокоить в такое время?»