Щекочихина отравили «Три кита»

Множатся версии отравления журналиста Юрия Щекочихина

ИТАР-ТАСС
Версия отравления журналиста Юрия Щекочихина радиоактивным веществом, проверяемая Следственным комитетом, похоже, не единственная. Обстоятельства его смерти, которую связывают с делом «Трех китов», одновременно схожи с диоксиновым отравлением Виктора Ющенко и даже гибелью банкира Ивана Кивелиди.

Следственный комитет при Генпрокуратуре, возобновивший расследование обстоятельств гибели Юрия Щекочихина, считает, что причиной смерти депутата Государственной думы и журналиста «Новой газеты» могла стать лучевая болезнь.

Сопоставив картину гибели журналиста и обстоятельства смерти Александра Литвиненко, облученного полонием-210, следователи предположили, что Щекочихина могли отравить радиоактивными веществами.

По словам следователей, и у Литвиненко, и у Щекочихина перед смертью стали выпадать волосы, начался дерматит, пишет «Коммерсантъ». В заключении медэкспертов говорилось, что смерть Юрия Щекочихина наступила от аллергической реакции, вызвавшей отек головного мозга. Но обнаружить аллерген якобы так и не удалось.

Щекочихин умер в 2003 году. Первые симптомы болезни появились у него за месяц до гибели и напоминали ОРЗ или ангину: он почувствовал легкое недомогание, стала подниматься температура. «Через несколько дней после начала этой «простуды» Юрий Петрович позвонил мне и сказал: «С меня кожа слезает», — вспоминает главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. В дальнейшем состояние здоровья депутата только ухудшилось. А 23 июня 2003 года Щекочихина с диагнозом «инсульт» доставили в Центральную клиническую больницу. Врачи решили, что у него сильная аллергическая реакция, но никак не могли определить, на что. Через 10 дней журналист Юрий Щекочихин скончался. «У него был не только отек головного мозга: перестали работать легкие, отказала печень, почки», — рассказал «Газете.Ru» Дмитрий Муратов.

Сразу после гибели Юрия Щекочихина сотрудники «Новой газеты» заявили, что их коллега был отравлен, но об использовании для этой цели радиоактивных веществ не подозревали.

Однако Кунцевская прокуратура отказалась тогда возбуждать уголовное дело, не найдя в смерти журналиста криминальной подоплеки. Сейчас решение кунцевского прокурора отменено, и Следственный комитет начал проверку.

Несмотря на то что теперь следователи высказывают предположения о радиоактивном отравлении Щекочихина, эта версия также вызывает сомнения. Так, директор Фонда гражданских свобод Алекс Гольдфарб, который находился рядом с Александром Литвиненко, когда за его жизнь боролись лондонские врачи, заявил, что между этими двумя случаями очень мало общего. Гольдфарб считает, что Щекочихин был отравлен не радиоактивным веществом, а чем-то иным, например диоксином.

«Симптомы, которые проявились после отравления у Щекочихина, и симптомы Литвиненко очень различаются. Напомню, что Литвиненко отравили днем. Уже к вечеру того же дня у него началось сильнейшее желудочно-кишечное расстройство, которое не удавалось остановить три дня. Эти гастроэнтерологические симптомы не пропали до самой смерти Саши — он ничего не мог ни есть, ни пить», — рассказал Гольдфарб. У Юрия Щекочихина расстройств кишечника и желудка не наблюдалось.

В числе других симптомов Литвиненко — поражение иммунной системы. «Я был рядом с ним, видел все своими глазами, разговаривал с врачами.

Самым ярким и главным симптомом у Литвиненко было полное падение иммунитета. У Щекочихина же, напротив, аллергическая реакция и дерматит, которые у него развивались, свидетельствуют об активности иммунной системы, ее усиленной работе.

Если бы он получил радиоактивное облучение, иммунитет отказал бы», — считает Гольдфарб. Единственное, что объединяет эти два случая --выпадение волос. У Литвиненко они выпали на 15-й день после отравления, но кожа не облезала.

«То, что произошло с Щекочихиным, скорее, похоже не на облучение, а на отравление диоксином, которым в свое время пытались отравить Виктора Ющенко. Спросите любого медика, он вам это подтвердит», — отметил Гольбфарб.

Гольдфарб добавил, что ему известно о двух случаях, когда наблюдавшиеся у погибших от отравления реакции совпадали с симптомами Литвиненко. «Один из случаев, похожих на отравление полонием, произошел с чеченцем Лечей Исмаиловым, который умер в заключении. Перед этапированием из СИЗО «Лефортово» в колонию его напоили чаем, и он через десять дней умер. Чеченцы утверждают, что симптомы были совершенно такие же, как у Литвиненко, — рассказал Гольдфарб. — Второй случай — смерть человека по имени Роман Цепов. Он работал в охране Путина, когда тот был вице-мэром Петербурга. Цепов был связан с петербургскими криминальными кругами, его очень хорошо знали в правоохранительных органах. Потом стал директором крупного охранного агентства. В 2005 году он приехал в Москву и стал добиваться приема в кремлевской администрации, а потом умер. Про его смерть тоже писали, что симптомы похожи на отравление полонием».

Не уверен в «радиоактивной природе» гибели Щекочихина и главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Он не исключил, что Щекочихин мог быть отравлен полонием, но выдвинул и свою версию: убийцы журналиста, возможно, использовали тяжелые металлы — например, таллий.

«Симптомы, которые появились у Юрия Петровича во время этой странной «болезни», удивительно напоминают состояние отравленного в 1954 году перебежчика из КГБ Николая Хохлова, который чудом выжил после отравления таллием, а точнее, редкой разновидностью этого тяжелого металла», — рассказал Муратов «Газете.Ru».

Редактор «Новой газеты» добавил, что в истории болезни Юрия Щекочихина говорится о том, что «агент, вызвавший аллергическую реакцию, не установлен». «Это может указывать как на радиоактивную природу вещества, так и на тяжелые металлы — и то и другое очень сложно распознать, — считает Дмитрий Муратов. — Подозрение вызывает еще один факт. Хотя официально и говорилось об аллергии, после первого обследования в ЦКБ Щекочихина госпитализировали в то же отделение и в тот же бокс, в котором лежал бизнесмен Иван Кивелиди, отравленный тяжелыми металлами через телефонную трубку».

«То, что лучевой болезнью (если у Щекочихина была лучевая болезнь) могли бы заразиться родственники и друзья, которые находились у постели больного, — неправда. Даже если человек поражен радиоактивным веществом, сам он в источник радиации не превращается», — заявил Муратов.

Он напомнил, что все материалы о болезни Юрия Щекочихина до сих пор засекречены: они якобы составляют врачебную тайну. Доступ к истории болезни закрыт даже родственникам погибшего журналиста, хотя на них врачебная тайна распространяться не должна.

Причиной отравления Щекочихина Дмитрий Муратов считает журналистское расследование по делу «Трех китов». «К Юрию Петровичу обратился следователь Павел Зайцев, на которого оказывали давление, мешая заниматься расследованием дела «Трех китов». Щекочихин со свойственным ему рвением бросился защищать Зайцева и многое выяснил об этом деле и его фигурантах», — рассказал Муратов «Газете.Ru».

По словам редактора «Новой», за несколько дней до ухудшения самочувствия Щекочихин узнал, что 19 июля его ждут в Нью-Йорке. Сотрудники ФБР должны были передать ему оригиналы документов об отмывании денег через Bank of New York. Эти материалы имели прямое отношение к делам «Гранда» и «Трех китов».

Муратов полагает, что отравители намеревались помешать как раз этой поездке журналиста.