Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Это просто оскорбление всего научного сообщества»

Академик Алферов рассказал о подоплеке атаки на РАН

Николай Подорванюк 29.08.2013, 17:34
__is_photorep_included5614013: 1

Выступая на конференции, посвященной настоящему и будущему РАН, известный ученый Жорес Алферов заявил, что за РАН заступились его коллеги — нобелевские лауреаты из-за рубежа. По мнению академика, важнейшими достижениями ХХ века Россия обязана именно Академии наук .

Одним из самых ярких выступлений на проходящей в Москве конференции РАН «Настоящее и будущее науки в России. Место и роль Российской академии наук» стало выступление нобелевского лауреата Жореса Алферова. «Саша, не надо было никакие поправки с ними обсуждать», — укорил Алферов председателя Сибирского отделения РАН Александра Асеева в перерыве конференции . Но самые яркие слова прославленный физик приберег для своего выступления «Роль академии в современной России».

Алферов начал с того, что зачитал письмо, которое порядка десяти нобелевских лауреатов из США и других стран направили 22 августа президенту России Владимиру Путину. В послании нобелиаты выражают обеспокоенность тем, что «Госдума может принять закон, который трансформирует структуру научно-исследовательской деятельности в России, упраздняя проверенную временами российскую модель ради введения западной».

Авторы письма указывают на то, что не очевидно, будет ли западная модель лучше для России, отмечают, что резкие радикальные изменения могут подорвать науку до того, как в ней будет наведен порядок, а также настаивают, что любые изменения должны осуществляться при участии самих ученых.

«Со времени Петра I РАН выросла до организации мирового уровня. Исследования космоса и полупроводников вошли в историю благодаря РАН. 18 нобелевских лауреатов имеют отношение к РАН. До резкого сокращения финансирования 20 лет назад многие НИИ РАН на равных конкурировали с международными институтами», — пишут авторы. «Надеемся, вы предпримете действия, чтобы спасти российскую науку, не подвергая ее риску уничтожения», — говорится в завершение послания.

Выразив надежду на то, что «президент обратит внимание на это обращение», Алферов назвал основной проблемой Академии наук «невостребованность сегодня научных результатов экономикой и обществом». С этим тезисом нобелевский лауреат регулярно выступает в последнее время и приводил его в интервью «Газете.Ru».

Докладчик перечислил основные прорывные технологии XX века: атомное оружие и атомную энергию, реактивные двигатели и космические технологии, создание ЭВМ, открытие транзистора и лазера, информационные технологии, кремниевые чипы и гетероструктуры, революцию в генетике и новые технологии в медицине.

«В каждом из направлений ученые Академии наук сыграли важнейшую роль. Исключением может стать разве последнее — генетика и новые технологии в медицине. Но это из-за «лысенковщины». Сейчас у нас есть выдающиеся работы академиков Георгиева, Скрябина и других», — перечислил Алферов.

Отметив вклад отечественных ученых в создание атомной бомбы, он сказал, что «по каждому из направлений можно приводить в том числе и примеры нынешнего дня, как во всех этих направлениях были получены блестящие результаты». «С Джорджем Портером мы много говорили о науке. Он считал, что вся наука является прикладной, только некоторые исследования становятся прикладными быстро, а некоторые — через столетия. И это важная вещь: вся цивилизация основана на научных достижениях», — заявил вице-президент РАН.

«Каждая страна должна развивать свою науку, внося свое в сокровищницу мировой цивилизации. Если она этого не делает, она подвергается колонизации», — процитировал Алферов Фредерика Жолио-Кюри. «И это уже у нас идет!» — добавил академик, вызвав аплодисменты.

На одном из слайдов своей презентации нобелевский лауреат поместил четырех самых значимых, на его взгляд, президентов Академии наук СССР: Сергея Вавилова, Александра Несмеянова, Мстислава Келдыша и Анатолия Александрова. «Троих последних я знал персонально, Сергея Ивановича я только слушал. Каждый из них — выдающийся ученый. И по-настоящему выдающийся ученый — это не индекс Хирша и не индекс цитирования. Про выдающегося ученого всегда можно в нескольких фразах сказать, что он сделал в науке. Эти люди остались в мировой науке навсегда», — заявил академик.

По мнению Алферова, основной задачей страны на сегодня является возрождение сектора высокотехнологичной экономики. Именно этот вопрос и обсуждался на февральской встрече вице-президента РАН с президентом России. «Очень непросто мне добиваться таких встреч, это заняло у меня несколько лет. Когда мы встречались, я сказал: «Вы сделали такое заявление: создать 25 млн рабочих мест в высокотехнологичном секторе к 2020 году». Владимир Владимирович ответил: «Это для бизнеса». «Нет, это для страны, для науки и образования, мы должны развивать систему образования. Мы потеряли российский рынок. Наука должна быть востребована. Нужно развивать все то, о чем мы говорим». Мы тогда хорошо поговорили о том, что нужно делать и что это все нужно делать вместе. По этому поводу я написал целый ряд предложений, — поделился воспоминаниями нобелевский лауреат. — А 27 июня утром — я тогда был в Берлине — мне позвонил Андрей Александрович Фурсенко, которого знаю много-много лет. Он мне позвонил и сказал: «Вносится закон, в котором учтены ваши предложения».

Тут Алферов сделал театральную паузу. Зал разразился аплодисментами.

«Еще он сказал: «Мы просим вас помочь». Я сказал, что ложусь на операцию, но если нужно, я, конечно, помогу. Но когда я приехал и увидел закон, то заявил, что это полное безобразие. Это просто оскорбление всего научного сообщества России! Как можно вносить закон без консультации с научным сообществом перед самым отпускным периодом? Андрей Александрович мне позвонил и сказал: «Вы же обещали поддержать». Я ответил, что мы говорили о другом законе», — закончил воспоминания вице-президент академии.

«Мое мнение — нельзя идти на обсуждение конкретных пунктов. Потому что при обсуждении конкретных пунктов нас все равно обманут дальше», — перешел к сути дела докладчик.

«Что делать с законом? Закон о науке 1996 года был очень неплохой, там была единственная моя поправка — разрешить арендую плату институтам, потому что в 1990-е годы нечем было платить сотрудникам. Поправка была принята, но когда в 2005 году я внес поправку о ликвидации сдачи аренды — Минобрнауки и лично Фурсенко были против этого».

«А вот история, которую мне рассказывал Петр Леонидович Капица. Ему нужны были шарикоподшипники, которые у нас не производили, а производили только в Англии. Написал письмо в наркомат: «Прошу купить в Англии такие-то подшипники». Пришел ответ из главка: «Получили, изучаем, какие надо покупать, и затем проинформирую». Капица написал: «Делайте, как говорят, или идите к такой-то матери». Главк отдал Микояну. Тот показал Сталину. Тот сказал: «Делайте, как он говорит, или вы все пойдете к … матери».

Был снаряжен спецрейс, и все обошлось в 100 раз дороже, чем вначале говорил Капица. Но было бы замечательно, если бы при подписании принятого Госдумой закона Владимир Путин сказал: пусть этот закон идет к такой-то матери, и вместе с нами разработал бы закон о науке в России», — заявил нобелевский лауреат.