Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«При любом исходе в академии начнется бардак»

Академики прогнозируют новый исход ученых за границу в связи с реформой РАН

Николай Подорванюк, Павел Котляр, Илья Усов, Владимир Покровский 04.07.2013, 13:40
Митинг ученых РАН против реформы академии Алексей Ничукин/РИА «Новости»
Митинг ученых РАН против реформы академии

«Газета.Ru» приводит мнения ученых, депутатов и других заинтересованных сторон о принятии реформы РАН и системы государственных академий наук в первом чтении в Госдуме, встрече Владимира Путина с Владимиром Фортовым и о том, как в сложившейся ситуации должно себя вести научное сообщество.

Академик РАН Сергей Стишов, директор института физики высоких давлений (отказался вступать в новую академию:)

— От голосования в Госдуме трудно было ожидать чего-либо другого. Встреча Владимира Путина и Владимира Фортова не принесла результатов с точки зрения сохранения РАН, хотя была очень слабая надежда: а вдруг Путин остановит процесс уничтожения академии? С другой стороны, с чего бы ему менять свое решение. Научное сообщество ничего не может сделать в сложившейся ситуации, поскольку оно не способно к мощным коллективным действиям. Возможно, какие-то малозначительные поправки, не меняющие сути дела, будут приняты. Что делать ученым: академикам и научным работникам? Нас ждет долгий бесплодный период, когда будет как-то налаживаться новая система управления и финансирования.

Следует думать, что не все способны на оптимистические ожидания и грядет новый исход молодых и не очень молодых ученых за границу или в банки, «Газпром» и т.д.

Что же касается академиков, то каждый сам для себя решает, проситься ли ему в новую академию или нет. Представляется странным, что, будучи избранными пожизненно, академики будут проситься в новую неизвестную организацию с явно пониженным статусом.

Академик РАН Виктор Садовничий, ректор МГУ:

— Мне кажется, то, что говорится о возможных поправках и дополнениях к закону, сделает нашу науку более эффективной и комфортной, потому что президент страны неоднократно подчеркивал, что его задача — сделать работу ученого более эффективной, более комфортной и более удобной для самого ученого.

Академик РАН Александр Спирин, основатель Института белка РАН:

— Мне очень тяжело, мне жалко науку в России и жалко Россию, и я не понимаю тех людей, которые не осознают, какое страшное дело они творят. Но у этих людей другой менталитет, они совершенно о другом думают. Грядет национальная катастрофа, при любом исходе сегодняшних событий в академии начнется такой бардак, что всем молодым ученым я посоветовал бы поскорее бежать на Запад.

Член-корреспондент РАН Борис Иоффе, заведующий Лабораторией теоретической физики в Институте теоретической и экспериментальной физики имени А.И. Алиханова. (отказался вступать в новую академию:)

— К сожалению, результаты голосования в Госдуме были ожидаемы. У нас такая Дума, что другого от нее и ожидать было бы наивно. Насколько я знаю, Путин продемонстрировал на встрече с Фортовым жесткую позицию — своим нежеланием откладывать рассмотрение вопроса в Думе он показал, что не собирается останавливаться. Сообщалось, что он предложил Фортову возглавить агентство на то время, пока все организовывается. Я знаю Владимира Евгеньевича не только по «трибуне» и думаю, что хотя он стоит сейчас перед очень тяжелым выбором, но в конечном счете откажется от этого предложения. Тяжелый выбор стоит сейчас перед каждым членом академии. Я, например, его сделал, и, поверьте, теряю много. Я даже не о деньгах, которые мне сейчас платят за то, что я член-корреспондент РАН.

Я старый человек и получаю медицинскую помощь от структур академии. Вот ее потерять страшновато, но у меня не было выбора.

Что делать научному сообществу — митинговать или пытаться вносить поправки через депутатов? Что угодно, только не поправки. Поправить этот убийственный закон нельзя, его можно только не принимать. Создать огромную структуру из чиновников, которая хотя бы с минимальной эффективностью управляла сотнями институтов бывшей академии, даже теоретически невозможно. Единственный для такого агентства вариант — раздавать мегагранты — многие миллионы рублей под какую-то разработку. Это могут быть только мегагранты, совместные для научного коллектива и какой-то производственной фирмы. А дальше все понятно — в лучшем случае имитация конкурсов, откаты — и в результате в лучшем случае половина всех финансов будет уходить на эти откаты или разворовываться другими способами. И это означает неизбежную гибель той науки, которая у нас еще остается. Что в этой ситуации делать, я не знаю. Какие-нибудь митинги, массовые выступления… я не знаю.

Анатолий Чубайс, председатель правления «Роснано»:

— Государство устроено так, что оно иногда обязано делать очень неприятные вещи. Если оно их не делает, то болезнь проникает все глубже, глубже и глубже. В итоге все заканчивается очень плохо. Всем очевидно, что реформа Академии наук назрела.

Когда отдельные академики заявляют о рейдерском захвате Академии наук со стороны государства, они забывают, что это государственная собственность.

Только государства и никого другого. Только оно одно вправе решать, как правильно ее использовать! Те, кто борются с этим, по сути, выступают за приватизацию Академии наук. Я против приватизации Академии наук.

Виктор Шудегов, депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия», замглавы комитета по образованию:

— Результаты голосования в Госдуме показали, что перевес очень небольшой. Если бы ЛДПР не поддержала проект, то у сторонников законопроекта не набралось бы большинство. Это значит, что часть депутатов от ОНФ не проголосовала за законопроект. Результат был очень близок к «50 на 50». Это говорит о том, что законопроект достаточно сырой. Но тем не менее, как вы знаете, крайний срок подачи заявок — 15.00 4 июля.

На встрече с Фортовым президент подчеркнул, что не надо откладывать все до осени, а надо проводить сейчас. По-видимому, здесь есть опасность того, что работники академии, научная молодежь, начнут устраивать забастовки. А сейчас время отпусков, всем не до этого, все разъедутся. Поэтому со стороны власти тактически все делается правильно: побыстрее все провести.

Но, я думаю, в пятницу есть возможность еще пообсуждать. И есть возможность вернуться опять к первому чтению.

Но дело в том, что закон все равно будет, безусловно, принят. Все говорят общее мнение. Коллективные заявления или неколлективные не могут помочь или помешать прохождению законопроекта. Потом начнется реорганизация самих академических институтов. Будут приглашены директора институтов. Директора же по новому закону будут назначаться, что тоже весьма опасно для академии. Это может усугубить несменяемость директоров, прописанную в реформе Фортова. В этой ситуации научному сообществу надо действовать в рамках законодательства: готовить поправки. К завтрашнему дню они, конечно же, не подготовят поправки. Тем не менее некоторые замечания витают в воздухе. Я не знаю, пройдут эти поправки или нет. Но все равно первый шаг — подготовить поправки. Следующий шаг — работа с депутатами. Если правительство проводит — значит, выгодно правительству. Выгодно тем, кто будет назначен управляющим имуществом академии и получит прибыль от продажи «неэффективной» собственности.

Борис Штерн, ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН, главный редактор газеты «Троицкий вариант – Наука»:

— Думаю, Фортову надо было тверже себя вести на встрече с Путиным. Я не удовлетворен тем, что Фортов себя недостаточно стойко вел — и на встрече, и все эти дни тоже. Но мне трудно судить, поскольку непонятно, как бы я повел себя в такой ситуации. Сейчас он в достаточно тяжелом положении. Им это надо провести мгновенно, провести блицкриг, десант в тыл врага, это такая спецоперация. Потому что любые затяжки вызовут возрастающее противодействие. Кстати, оно уже прилично разгорелось в последние два дня, но, видимо, недостаточно, чтобы напугать их. И это противодействие не только со стороны академиков, но и со стороны сотрудников институтов, общественности и вообще поддерживающих их людей.

Они это понимают, и понимают, что делают большую гадость, и это надо делать срочно.

По поводу голосования в парламенте — я думаю, что надо призвать к роспуску Госдумы. Потому что фальсификации в пользу «Единой России» были на уровне 50–60 мандатов. Если бы не было этих фальсификаций, сегодняшний законопроект с треском провалился. Я думаю, при помощи поправок действовать бесполезно, потому что это чужая игра, игра без правил, и они делают что хотят. Поэтому надо действовать при помощи протестов, надо делать их мощными. Но за несколько дней организоваться, сделать их такими, чтобы они испугались, мы не можем. Хотя уже сделано достаточно много. И сейчас многие люди объединились: бывшие враги выступают по одну сторону баррикад. Нужно не столько сплотиться, сколько сорганизоваться.

Вячеслав Вдовин, один из руководителей профсоюза РАН, вице-президент Всемирной федерации научных работников:

— В связи с голосованием в Госдуме я бы отметил такие моменты:
— очередной позор партии власти (надо лишь узнать, кто те двое приличных людей, отказавшихся принимать участие);
— ангажированность думского клоуна и 100% гарантии, что думающие люди даже от отчаяния и смеха ради голосовать за него и его риторику не станут;
— если «Единая Россия» не пойдет на более чем значительные поправки в пятницу, которые будут сродни известной процедуре корректировки закона в романе Оруэлла, то уже на ближайших выборах в Москве и особенно в Подмосковье их ждут более чем значимые потери;
— респект «Справедливой России» и особо — КПРФ: кстати, с обеими фракциями у профсоюза РАН имеются соглашения о сотрудничестве.

Встреча Путина и Фортова была своего рода разведкой. Оба оказались, к сожалению, не на высоте. Предварительные результаты до конца станут ясны в пятницу к вечеру, но мой прогноз состоит в том, что авторы дикой реформы откатят на 90% своих заявок и только от мудрости переговорщиков будет зависеть, что все же останется. Хотелось бы, чтобы это были те вещи, которые и без того назрели и нужны академии: скажем, введение (разумным и плавным порядком) возрастного ценза, централизация (к примеру, для формирования дополнительного Пенсионного фонда) арендных поступлений, меры по повышению исполнительской и трудовой дисциплины.

Профсоюз (и академическое руководство) попросит научное сообщество сделать ряд очевидных шагов. Очень надеюсь, что руководство профсоюза поддержит эти шаги, которые сформулированы отдельными его представителями и лидерами региональных организаций. К великому сожалению, из-за недальновидной позиции ряда коллег прошлый съезд профсоюза отклонил инициативу внести в устав норму, допускающую заочное обсуждение и голосование для принятия квалифицированных и легитимных коллегиальных решений (а профсоюз — орган коллегиальный). Поэтому будет определенного рода анархия, собрать совет в требуемые сроки невозможно. Но с другой стороны, тут и плюс: даже если власть попытается и сумеет надавить на руководство профсоюза, у него не будет возможности влиять на настроения на местах. А фантазия в массах обширна, и лично я считаю целесообразным поддержать все доступные меры:

— конечно же, митинговать и жаловаться во все инстанции, начиная от Гайд-парка завтра и генпрокурору и верховным судам;
— одиночные пикеты и иные незапрещенные формы протеста и перед Думой, и перед Белым домом, и перед МОН на Тверской;
— массовые обращения на сайт президента страны, включая поддержку представителями зарубежной диаспоры, вообще разбудить блогосферу и интернет для самого умного сектора российского общества просто необходимо;
— списки депутатов известны, они едут в регионы, давайте их встречать и общаться, а пока — шлите им телеграммы с мест, пусть знают, что избиратели в курсе итогов голосования.

Евгений Онищенко, научный сотрудник ФИАН:

— На голосовании в Госдуме правящая партия ожидаемо продемонстрировала полное равнодушие к сути вопроса и нежелание учитывать мнение научного сообщества. Единственным хорошим результатом встречи Путина и Фортова было бы решение отложить принятие законопроекта в первом чтении, но Путин не захотел дать такой рекомендации депутатам. А попытки придумывать на ходу какие-то варианты начала жизни РАН в новом качестве представляют собой что угодно, но только не серьезный подход к государственной научной политике. Поскольку второе чтение назначено на пятницу, не может идти и речи о нормальном обсуждении и доработке законопроекта, поэтому попытки представления депутатам конкретных поправок кажутся мне бессмысленным делом; с поправками оппозиционных депутатов считаться не будут, а депутаты правящей партии проголосуют только за те поправки, которые будут спущены сверху.

Только активный протест научного сообщества может затормозить процесс ломки РАН через колено.

Совет по науке при Минобрнауки:

«В связи с принятием в первом чтении Государственной думой проекта федерального закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» Совет по науке Минобрнауки считает необходимым заявить следующее.

Наша негативная позиция по поводу этого законопроекта была изложена в заявлении от 30 июня. Мы сожалеем, что наш голос, так же как и голос профильного комитета Думы, президиума, отделений и сотрудников РАН, не был услышан.

Тем не менее в связи с принятием Государственной думой проекта закона в первом чтении в настоящее время имеет смысл говорить не о проекте в целом, а об отдельных особенно деструктивных положениях этого проекта. Тем более важно подготовить ко второму чтению поправки, улучшающие текст этого закона. По нашему мнению, эти поправки должны быть направлены на выполнение следующих ключевых положений.

1. Законопроект не должен предусматривать ликвидацию Российской академии наук.
2. Институты РАН должны оставаться в составе РАН и под научным руководством РАН.
3. Объединение РАН, РАМН и РАСХН проводить нецелесообразно.
4. Вопрос членства в РАН, РАМН и РАСХН и уровней членства (академик, член-корреспондент) является внутренним делом этих организаций и не должен регулироваться федеральным законом.

Наконец, учитывая критически важное значение этого закона для дальнейшего развития науки и образования в России, было бы целесообразно принять особый порядок рассмотрения этого закона (рассмотрение в четырех чтениях).

В случае крайне нежелательных изменений названия или статуса РАН на период до полного завершения структурной реформы должны быть изданы подзаконные акты,

целью которых является недопущение расторжения существующих договоров и соглашений, заключенных с РАН, в том числе — международных, перерывов в финансировании и обслуживании уже идущих исследований (по любым формам — бюджет, гранты, договоры), перерывов в возможности участия в новых конкурсах и перерывов в деятельности аспирантур и диссертационных советов.

8 июля в 17:00 планируется совместное заседание Совета по науке и Общественного совета МОН для обсуждения ситуации с реформой государственных академий».