«Все голосовали «за» в едином патриотическом порыве»

Как принималось решение о военной помощи Башару Асаду

Отдел политики 30.09.2015, 12:50
Bassam Khabieh/REUTERS

Российские войска будут использованы в Сирии для борьбы с ИГИЛ. Соответствующее разрешение Владимиру Путину в среду дал Совет Федерации. Решение было принято единогласно. Речь идет о воздушных бомбардировках, а не о наземной операции. За военной помощью к президенту России обратился президент Сирии Башар Асад. Эксперты говорят, что это решение согласовано с американцами и в Сирии будет совместная с ними операция.

В среду на закрытом заседании Совет Федерации дал разрешение Владимиру Путину на использование российских войск за рубежом. О том, что такое обращение будет рассмотрено, сообщила спикер верхней палаты Валентина Матвиенко. Вопрос рассмотрели стремительно, решение было принято единогласно.

Источник в СФ так описал «Газете.Ru» ход голосования: «Заседание проводили в обстановке секретности, чтобы не допустить утечек в прессу, и намного техничнее, чем прошлое заседание, когда решался вопрос по вводу войск в связи с ситуацией на Украине. Все проголосовали «за» в едином патриотическим порыве. Подчеркивалось, что это санкционирование авиаударов на территории Сирии, а не начало наземной операции».

Член комитета СФ по международным делам Игорь Морозов рассказал «Газете.Ru» некоторые подробности закрытого заседания. «Иванов (Сергей Иванов, глава администрации президента. — «Газета.Ru») говорил о национальных интересах, о защите безопасности своих граждан на дальних подступах и том, что Россия находится в международном правовом поле, в отличие от некоторых государств, которые наносят бомбоштурмовые удары, не имея ни разрешения сирийского правительства, ни мандата ООН». По словам сенатора, его коллеги приняли единогласное решение за очень короткое время.

Морозов объяснил «Газете.Ru», что сейчас на территории ИГИЛ, официально запрещенного в России, воюет более 2 тыс. россиян и неизвестное количество боевиков из стран постсоветского пространства: «Все они могут вернуться домой и продолжить свою террористическую борьбу на территории РФ. Опасность налицо, и с ней надо бороться превентивно. Мы будем помогать штурмовой авиацией, предоставлять разведывательную информацию. Для Асада уже эта поддержка, которую мы оказали и будем оказывать группировкой ВВС, является существенной подпиткой его боевых подразделений и политической поддержкой, призванной укрепить государственность».

«Мы теперь можем применять Военно-воздушные силы РФ. Исходя из боевых задач, которые поставит министр обороны и генеральный штаб, они будут применять наиболее эффективные формы и методы борьбы», — добавил председатель оборонного комитета Совета Федерации Виктор Озеров в разговоре с «Газетой.Ru».

Возможность нанесения Россией воздушных ударов по позициям ИГИЛ в Сирии в понедельник, после переговоров с президентом США Бараком Обамой в Нью-Йорке, не исключал и Владимир Путин.

«Мы думаем над этим. Но это возможно только в соответствии с нормами международного права», — заявил он. При этом под «нормами международного права» подразумевались либо соответствующая санкция Совбеза ООН, либо разрешение на бомбардировки со стороны сирийского президента Башара Асада — в отсутствие и того и другого Путин упрекнул коалицию западных стран, которая наносит авиаудары по сирийской территории.

Обращение Асада не замедлило себя ждать. В среду, после того как Совфед дал Путину добро на использование войск за рубежом, глава кремлевской администрации Сергей Иванов сообщил, что Асад обратился к Москве за военной помощью. «Таким образом, можно констатировать, что с терроризмом, конечно, бороться надо, надо объединять усилия, но при этом необходимо соблюдать нормы международного права», — заключил Иванов.

По его словам, речь идет об использовании российских ВВС, западные партнеры будут проинформированы о принятом решение. Впрочем, едва ли решение об использовании российских войск в Сирии стало для западных партнеров — во всяком случае, для США — сюрпризом. Как сообщил источник в американском посольстве, Путин и Обама договорились обмениваться информацией между военными, чтобы избежать разногласий между РФ и странами антитеррористической коалиции.

Когда именно Россия может начать наносить авиаудары по позициям террористов, Иванов не уточнил.

Между тем CNN со ссылкой на источник во властных структурах США ранее сообщала, что Москва может начать бомбардировки ИГИЛ в любой момент.

А министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр во время голосования в Совфеде заявил, что президент Сирии Башар Асад должен покинуть свой пост или же он будет отстранен от власти насильно. «В Сирии для Асада нет будущего», — заявил министр в Нью-Йорке, передает AFP.

Позиции Москвы и Запада в отношении судьбы Асада расходятся. Запад настаивает, что сирийский президент должен уйти со своего поста. Россия, формально не поддерживая его персонально, тем не менее постоянно подчеркивает, что выступает за сохранение легитимной власти в стране, а сирийский народ должен сам решать свою судьбу.

Выступая в борьбе с ИГИЛ на стороне Асада, Москва, с одной стороны, продлевает его политическую жизнь, с другой — укрепляет собственные переговорные позиции о том, кто мог бы сменить сирийского президента на его посту.

Наконец, есть еще один немаловажный момент: подключаясь к бомбардировкам террористов, Кремль отчасти переключает внимание Запада от ситуации в Донбассе.

На Генассамблее ООН Путин также призвал создать для борьбы с терроризмом широкую коалицию. «И ключевыми ее участниками должны стать мусульманские страны, ведь ИГИЛ оскверняет величайшую мировую религию — ислам», — говорил он.

Директор Фонда изучения США им. Франклина Рузвельта в МГУ Юрий Рогулев сказал «Газете.Ru», что для борьбы с ИГИЛ Россия разворачивает свое военное присутствие не только в Сирии, но и в Ираке.

«В первую очередь Сирии нужна помощь военной разведкой, специалистами, РЛС, — говорит он. — Скорее всего, этот вопрос обсуждался на двусторонней встрече Путина и Обамы, потому что американская риторика после переговоров в Нью-Йорке поменялась. И госсекретарь Джон Керри сообщил, что стороны смогли сблизить позиции по ситуации в Сирии.

Керри заявил, что Америка по-прежнему считает, что Асад должен уйти, но они уже согласны «на переходный период».

Политолог Федор Лукьянов объясняет сегодняшнее решение тем, что «Россия хочет действовать гласно и не скрывая своих действий». «Решение это готовилось несколько недель, — говорит Лукьянов. — Похоже, что во время разговора Путина и Обамы было достигнуто окончательное соглашение друг другу не мешать. И решение, принятое сегодня, не противоречит общей официальной линии Москвы, которую она демонстрировала все последнее время».

Договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Сирией (а ранее — между СССР и Сирией) существует с 1980 года. И хотя этот договор напрямую не предусматривает оказание военной помощи, в п. 6 прописано, как действовать, если такая просьба поступит. «Собственно, сейчас просто соблюли все юридические формальности в рамках этого договора, которые были необходимы в том числе для военных, которые уже там находятся и которых еще туда направят», — поясняет адвокат Артур Рамазанов.

Александр Перенджиев, член ассоциации военных политологов, говорит, что совершенно очевидно, что «речь идет о том, что решение принято по согласованию с нашими западными партнерами и свидетельствует о решительности действий по борьбе с ИГИЛ».

«Важно, что в Сирии мы будем не одни, а частью широкой коалиции, где США и Россия будут выступать самыми главными союзниками, — замечает военный эксперт.

— Это мне напоминает сказку «Маугли», когда все звери объединились против «рыжих собак».

При борьбе с ИГИЛ Россия пытается найти общие интересы с США и их союзниками, согласен ведущий эксперт ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. «Посмотрите, впервые за долгое время установлена связь российского Минобороны и Пентагона, — говорит эксперт. — Объединиться вокруг общего врага легче, чем вокруг другой задачи, и сейчас общий враг определен. Сирийская кампания России отвлечет внимание от украинского конфликта и может помочь найти компромисс в минских соглашениях».

Арбатов считает, что борьба с ИГ в любом случае лучше борьбы с «братскими украинскими военными», на Ближнем Востоке, как говорил Путин, идет война с «умными и жестокими людьми».

«Ответ исламистов будет асимметричным и в России, и на Северном Кавказе, и в Центральной Азии. Талибы уже захватили афганский Кундуз рядом с таджикской границей, — объясняет Арбатов. — Талибы координируют действия с ИГИЛ. Не исключаю повышение террористической опасности в Москве и других городах: не надо думать, что противник будет пассивно отбиваться на своей территории. Они будут наносить удары там, где им удобно и по месту, и по времени.

России надо утроить усилия по защите безопасности на Северном Кавказе, в Поволжье и в самой уязвимой к исламистам Центральной Азии.

И в самой Сирии не надо думать, что исламисты будут просто отстреливаться из убежищ. Они будут атаковать военно-воздушную базу в Латакии, морской пункт в Тартусе и другие российские позиции. Только воздушными ударами дело не ограничится. Борьба может затянуться надолго и с серьезными потерями, но не бороться с ИГИЛ нельзя, они не просто ведут борьбу за ресурсы, а ставят под сомнение существование всей современной цивилизации».