Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Путин поработает за генпрокурора

Законопроект об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов расширяет полномочия президента Путина и снижает статус Генпрокуратуры

Владимир Путин внес в Госдуму законопроект об объединении Верховного и Высшего арбитражного судов. Поправки, требующие изменения Конституции, упраздняют Высший арбитражный суд и расширяют полномочия президента, отдавая ему право назначения и увольнения прокуроров субъектов Федерации. Сторонники инициативы Путина считают, что таким образом повысится статус региональных прокуроров. Лишение генпрокурора страны права назначения своих подчиненных символизирует снижение статуса ведомства, уверен правозащитник.

Президент Владимир Путин в понедельник внес в Госдуму законопроект об объединении Верховного суда (ВС) РФ и Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ. Поправки требуют изменения девяти статей Конституции страны.

Впервые об объединении ВС и ВАС, которые вскоре переедут в Санкт-Петербург, Путин заявил на Петербургском экономическом форуме в июне этого года. Это слияние он объяснил необходимостью унификации судебной практики.

В документе, внесенном на рассмотрение депутатов, предлагается за полгода после принятия закона упразднить Высший арбитражный суд, передать все рассматриваемые им вопросы в юрисдикцию Верховного суда. Напомним, ВС является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, отнесенным к компетенции судов общей юрисдикции, осуществляет надзор за деятельностью судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики. ВАС рассматривает экономические споры.

Согласно проекту закона о поправке к Конституции России «О Верховном Суде РФ и прокуратуре РФ»

новый состав Верховного суда будет состоять из 170 судей, которых отберет специальная квалификационная коллегия из 27 членов. Коллегия будет сформирована следующим образом: один представитель от президента РФ, по одному от Общественной палаты и общероссийских общественных объединений юристов, остальные 24 члена должны избираться советами судей субъектов России из своего состава.

Коллегия объявляет через СМИ о вакантных должностях судей Верховного суда, рассматривает заявления претендентов и представляет кандидатов президенту. Прием квалификационного экзамена на должность судьи ВС осуществляет специальная экзаменационная комиссия из 11 членов. В ее состав входят три члена комиссии, избираемые общероссийскими общественными объединениями юристов, и восемь членов комиссии, избираемых советами судей субъектов РФ.

Для внесения поправок (в главу 7 Конституции РФ «Судебная власть») необходима поддержка двух третей законодательных собраний субъектов России и не менее 300 депутатов Госдумы (из 450 парламентариев).

Первый вице-спикер нижней палаты Александр Жуков заявил, что внесенный Путиным закон может быть принят Госдумой до конца 2013 года. Однако в этом сомневается председатель комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, отмечая сложность данной процедуры.

Также законопроект Путина был неожиданно расширен нормами, касающимися назначения прокуроров. Президент предлагает закрепить за собой право вносить в Совет Федерации кандидатуры не только генпрокурора России, но и его заместителей, а также сам хочет назначать и увольнять прокуроров субъектов Федерации,

а также других прокуроров, за исключением городских и районных. Согласно документу назначение на должность региональных прокуроров осуществляется президентом России по представлению генпрокурора, согласованному с субъектами РФ. Сейчас региональных прокуроров назначает генпрокурор страны.

«Про прокуратуру раньше речи не было в отличие от объединения судов, не было общественного обсуждения. Это продиктовано какими-то кулуарными внутрикремлевскими причинами.

Власть ни разу не сказала, что ее что-то не устраивает в прокуратуре», — отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» председатель межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков. Вместе с тем он признает, что «идея об объединении судов тоже возникла как гром среди ясного неба где-то полгода назад, и тоже вменяемо не было объяснено Кремлем, что конкретно не устраивает власть в нынешнем состоянии двух самостоятельных ветвей судебной системы».

Заместитель председателя думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству единоросс Дмитрий Вяткин пояснил «Газете.Ru», что соединение двух тем в одном документе — «это чисто технический момент». «Это было сделано для того, чтобы принять один закон и не проходить эту сложную процедуру несколько раз, чтобы два раза не выходить с законом о внесении изменений в Конституцию», — сказал депутат.

Объединение судов вызывает опасения у ряда экспертов. «Арбитражный суд более прогрессивный, к его главе Антону Иванову было претензий гораздо меньше, доверия же к ВС и судам общей юрисдикции у народа нет, я боюсь, мы потеряем то завоевание, которого добился Арбитражный суд», — сказал «Газете.Ru» правозащитник Валерий Борщев.

«Давно многие выражали недовольство независимостью Арбитражного суда, он вел дела совсем не так, как ВС, который был предсказуем», — пояснил он.

«Сложились две системы, которые плохо совместимы, арбитражные суды в смысле организации ушли далеко вперед. Печально потерять суд, который не зависит от другого в административном плане», — отмечает в разговоре с изданием судья Верховного суда РФ в отставке Владимир Радченко.

Павел Чиков связывает объединение судов с тем, что эти два равных друг другу высших судебных органа очень часто имеют противоположные или сильно отличающиеся друг от друга позиции по вопросам толкования законодательства. «Не могут две судебные системы по-разному толковать одни и те же нормы права», — говорит он.

Объединение происходит только наверху, подчеркивает Чиков.

«Создается некий большой Верховный суд, в который Высший арбитражный суд входит на правах одной из судебных коллегий, но при этом система арбитражных судов в регионах остается неизменной, иное было бы трудноисполнимо. Это означает, что по своей сути и содержанию работа арбитражных судов и судов общей юрисдикции не изменится, по крайней мере сразу», — объясняет он.

По словам Чикова, будущее объединенного Верховного суда будет зависеть от того, кто будет руководителем этого органа — судья из ВС или из ВАС. «Антон Иванов смог провести революционную реформу арбитражных судов, которую признают на международном уровне», — признает он при этом преимущества кандидатуры главы ВАС.

Расширение полномочий президента по назначению прокуроров, по словам Дмитрия Вяткина, продиктовано необходимостью «более серьезного и ответственного отношения к их назначению». «Статус прокуроров субъектов РФ и иных прокуроров, которые будут назначаться президентом, конечно же, повышается и дает меньше оснований оглядываться прокурорам на региональные власти», — сказал депутат.

Инициатива президента приводит все к единому знаменателю, считает зампред комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн («Единая Россия»). «Потому что сегодня назначение на должность руководителей территориальных органов исполнительной власти там, где предусмотрена военная или приравненная к ней служба, происходит указом президента: и начальника УМВД, и руководителей следственных управлений Следственного комитета, и начальников УФСБ, и начальников управлений МЧС, и ФСКН, и ФСИН, если это генеральские должности», — пояснил депутат.

Региональные прокуроры получают таким образом защиту и независимость, считает Борщев. «Авторитет региональной прокуратуры резко упал: посмотрите на Краснодарский край, они там не играют никакой роли, ни в деле Кущевки, ни в других», — отмечает эксперт.

Поправки Путина к Конституции символизируют резкое снижение роли и статуса прокуратуры, отмечает Чиков.

«По сути дела, это постановка этой системы в подчинение администрации президента, что противоречит положению прокуратуры как части судебной системы, возникает коллизия внутри самой Конституции. Я почти уверен, что это будет предметом разбирательства в Конституционном суде: является ли назначение президентом прокуроров субъектов вмешательством в судебную власть и соответствует ли это Конституции», — рассуждает он. По словам Чикова,

это фактический конец прокуратуры как самостоятельного, независимого органа.

«Во многом это явилось следствием очередной аппаратной победы Александра Бастрыкина (глава СКР) в схватке с Юрием Чайкой (генпрокурор) и большим репутационным провалом ведомства в этом году из-за кампании с проверками НКО», — добавил правозащитник.