«Никаких переговоров с администрацией президента не было»

Сергей Миронов рассказал «Газете.Ru» об обстоятельствах своей отставки и планах на будущее

РИА «Новости»
Несколько дней назад депутаты законодательного собрания Санкт-Петербурга отозвали из Совета федерации Сергея Миронова, который возглавлял его почти десять лет. Политик рассказал «Газете.Ru» о планах по борьбе с предателями, перспективах дружбы с Путиным и возможности включения в списки «эсеров» Алексея Навального

— После отзыва из Совета федерации вы заявили, что «Справедливая Россия» стала главной оппозиционной партией страны и главным оппонентом «Единой России» на думских выборах. Вы не боитесь, что теперь вам могут помешать участвовать в выборах, например, с помощью административных барьеров?

— Не верю. Если «Единая Россия» позволит себе включить подобный ресурс, это будет позор на весь мир.

— Вы в Совете федерации много лет голосовали за законы, ужесточающие правила регистрации новых партий, ведение предвыборных кампаний, отменившие минимальный порог по явке — все, что теперь затрудняет ведение кампаний оппозиционными партиями. Жалеете теперь об этом?

— Начнем с того, что по многим из перечисленных вами законов я голосовал против. Были законы, которые я поддерживал… надо смотреть конкретные случаи. Но я всегда руководствовался своими убеждениями и своей совестью. Поэтому я вообще ни о чем не жалею.

— Вы действительно планируете при формировании партсписка «Справедливой России» отдать часть мест известным беспартийным людям, например, Алексею Навальному или Евгении Чириковой?

— Пока не готов ответить по конкретным фамилиям, но мы действительно ищем незаурядных людей, не состоящих ни в какой партии, и готовы с ними сотрудничать.

— Даже если такие люди находятся в открытой конфронтации с администрацией президента?

— Да, похоже, и мы сами находимся в открытой конфронтации с некоторыми сотрудниками администрации президента.

— С какими именно сотрудниками? С Владиславом Сурковым?

— Там и других деятелей хватает.

— Администрация вела с вами какие-то переговоры накануне вашей отставки? Предлагались ли вам какие-то варианты сохранения кресла спикера Совфеда?

— Ничего не предлагали, никаких переговоров с их стороны не было.

— Ходили слухи, что вам предложат размен — убрать (лидера питерской «Справедливой России», депутата Госдумы) Оксану Дмитриеву с поста главы петербургского отделения партии, а взамен сохранить мандат сенатора. Такой вариант тоже не предлагали?

— Никто ничего не предлагал. Думаю, что такие мысли у них были, но, не сочтите нескромным, зная меня, понимали всю бессмысленность подобных предложений.

— С Владимиром Путиным вы сложившуюся ситуацию обсуждали? В каких вы с ним сейчас отношениях?

— Отношения нормальные, рабочие. По ходу события ничего не обсуждали, но после голосования в Петербурге я позвонил и ему, и Дмитрию Медведеву. Разговор был хороший, конструктивный и с тем и с другим.

— Что они вам ответили?

— Пожелали успехов на новом поприще и в партийной работе

— Известно, что вы с Путиным в хороших дружеских отношениях. Планируете продолжать общаться?

— Общение всегда зависит от двух человек. Мне, конечно, теперь будет гораздо труднее до него дозвониться… не знаю. Не думаю, что какие-то вещи кардинально изменятся. То, что намного реже будем встречаться, понятно. Может, даже совсем редко. Поживем — увидим.

— Не боитесь, что из партии сейчас могут побежать люди?

— Мелкие грызуны?

— Те, кто испугались, а также спонсоры.

— Никто не побежит. Все, что происходит, только укрепляет нашу партию, сплачивает ряды. Сейчас пошел большой приток заявлений в партию, и очевидно, что это не случайность, а закономерность. Я уверен, что никакого раскола не будет. То, что в Петербурге произошло… такова жизнь, люди слабы.

— Вы говорили, что одной из ваших задач на посту председателя палаты депутатов «Справедливой России» будет предотвращение случаев предательства, как произошло в Санкт-Петербурге. Есть ли какая-то технология по предотвращению таких случаев?

— Технология очень простая: к сожалению, когда мы формируем списки, лично некоторых кандидатов не видим. Теперь, обладая временем, я постараюсь со всеми кандидатами в депутаты Госдумы лично встретиться. Кроме формальной проверки через правоохранительные органы и биографии я обязательно составлю личное представление о каждом кандидате, его моральных качествах, намерениях, целях прихода в Госдуму. Это позволит нам оставить в списке кандидатов только тех, в ком мы уверены.

— Если вы станете вице-спикером Госдумы, как, по-вашему, к этому отнесется нынешний спикер от вашей партии Александр Бабаков?

— У меня со всеми моими товарищами по партии хорошие отношения. Решение будем принимать после того, как я стану депутатом Госдумы. Сначала надо получить мандат, а буду ли я занимать тот или иной пост, например, лидера фракции или вице-спикера, мы будем обсуждать с коллегами по партии. Не я один буду принимать решение, и это очень важно.

— Вашу отставку некоторые комментаторы сравнивают с уходом Ельцина из КПСС, как вам такая параллель?

— Я думаю, любые сравнения очень условны. С той поры, о которой вы говорите, прошло 20 лет, сейчас ситуация иная. Я теперь чувствую себя свободнее. Я никогда не говорил того, чего не думаю, но иногда не было возможности сказать в полный голос. Теперь это возможно, и я этому очень рад.

— А сравнение с Ельциным вам лестно?

— Я считаю, что здесь не может быть ни лести, ни радости. Это совершенно разные эпохи, совершенно разные люди. Поэтому пускай Борис Николаевич остается Борисом Николаевичем Ельциным, а ваш покорный слуга — Сергеем Михайловичем Мироновым.