Пенсионный советник

Партия игры в интернет

Что будет с интернетом в год выборов

Айдар Бурибаев, Сергей Смирнов, Роман Баданин 29.04.2011, 11:29
compesr/flickr.com (CC BY 2.0)

Что делать с интернет-средой в предвыборный год? В сети «ВКонтакте» появились многотысячные сообщества в поддержку Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Источники «Газеты.Ru» говорят, что такая теперь госполитика: замещать предвыборные дискуссии в одиночных блогах массовыми акциями в социальных сетях, где охват аудитории шире, а пользователи лучше поддаются координации со стороны.

«Интернет, социальные сети сегодня все больше определяют нашу жизнь… ваше место в соцсетях должно быть в первых рядах… без соцсетей мы ничего не добьемся», — цитировали агентства 22 апреля лидера Росмолодежи и создателя движения «Наши» Василия Якеменко на форуме молодежных правительств.

Месяц назад на совещании в Кремле под руководством первого замруководителя президентской администрации Владислава Суркова было решено делать упор в интернет-пропаганде на соцсетях, рассказывают собеседники «Газеты.Ru», знающие о результатах той встречи.

В сетях уже многое готово. Участники правящего тандема, судя по всему, еще не решили, кому идти на выборы, но их поклонники самоорганизуются, создавая площадки, которые могут стать для Путина и Медведева базой агитации в интернете.

Путин — это бизнес

Если набрать в поисковом поле сети «ВКонтакте» слово «Путин», первой в списке появится группа «Мне реально нравится Путин!», уже набравшая более 90 000 читателей. Для сравнения: аудитория официального блога Медведева в Twitter более чем вдвое меньше (42 000 человек).

В соцсети, населенной преимущественно молодежью, агитация приобретает новые формы. На странице группы в треть экрана фотография Путина в домашнем свитере, над ним крупными разноцветными буквами надпись: «Конкурс. Приз! Выиграй Macbook Air». Сторонники Путина должны скачать на сайте группы трафарет «I♥Putin» с адресом группы vkontakte.ru/putin. Модный ноутбук получит тот, кто с помощью трафарета оставит на улицах своего города максимальное количество рисунков.

Создатель группы Максим Перлин говорит, что группу Путина нужно считать подобием фан-клуба премьера, и отмечает, что участников «правильнее назвать поклонниками».

Перлин прославился минувшей осенью, после того как пресс-секретарь движения «Наши» Кристина Потупчик выложила в своем блоге поздравительный календарь с фотографиями студенток журфака МГУ, позирующих в нижнем белье, выпущенном к 58-летию Путина. Печатал календарь Перлин.

Тогда поклонник премьера, как мог, отрицал политическую подоплеку, утверждая, что выпустил календарь для продажи. Теперь созданную группу поклонников премьера он тоже называет бизнес-проектом.

«Мы компания, которая занимается сувениркой, в том числе и Путина… мы подумали, почему бы не собрать аудиторию в одном месте. В дальнейшем, когда достигнем 200—300 тысяч участников, будем продвигать среди них магнитики, ручки и плакаты», — объясняет Перлин, добавляя, что каждый месяц к группе присоединяются около 30 тысяч человек.

Идея создания группы пришла к нему в голову самостоятельно, без подсказок свыше: «Если бы мы по звонку эту группу делали, у нас бы уже пять миллионов было бы».

Коммерческая успешность его очередного пропремьерского начинания пока под вопросом, но политическая выгода от проекта в соцсети, появившегося только в январе, уже есть. «У нас задача — собрать таргетированную аудиторию… Конечно, она будет так или иначе освещать все действия Владимира Владимировича, понятно, что кому-то это на руку, но для нас это бизнес. Странно, что раньше никому не пришло это в голову», — размышляет Перлин.

American boy

После успеха группы Путина люди, назвавшиеся поклонниками Медведева, тоже организовались в соцсети.

Дизайн группы «Медведев — наш президент!» почти повторяет оформление страницы его компаньона. Тоже крупная фотография, тем же шрифтом надпись «Видеоконкурс! Призы!». Смартфон и аудиоплеер получит исполнитель «самого крутого и смешного танца» под песню «Комбинации» American boy. Это ответ поклонников на видеоролик с пляшущим Медведевым на балу с одноклассниками.

Один из модераторов группы Медведева, пользователь под ником Никита Орлов, также входит в состав администраторов группы Путина. «Газете.Ru» не удалось связаться с создателями группы.

Сообщество Медведева появилось в середине апреля, после интервью президента китайскому телевидению (тогда глава государства сказал, что у него с главой правительства бывают разные взгляды на происходящее в стране). За минувшие две недели в группу пришли 20 тысяч человек – больше, чем аудитория официального сообщества Медведева в ЖЖ.

Перлин полагает логичным, что группы у членов тандема должны быть порознь: слишком Медведев и Путин разные. «А как назвать такую группу? Тандем? Это же идиотизм. Нельзя же сделать фан-клуб Димы Билана и Сергея Лазарева, хотя они где-то и пересекаются, конечно… Народная любовь, скорее, у Путина — это мое личное мнение. Но Медведев более популярен в интернете», — объясняет коммерсант.

«Оказалось, что критиковать режим может даже почтовый сервис»

Представления властей и разных политических групп о том, как можно использовать рунет в своих целях, формировались сумбурно и в основном как реакция на внешние раздражители.

В 1999 году, в канун прихода Путина к власти, возник холдинг интернет-изданий, получивший позже название «Правда.Ru», сетевые СМИ которого осыпали критикой оппозицию и неизменно поддерживали Кремль. В СМИ проекты связывали с сотрудником администрации президента Константином Костиным, он свою причастность к их работе не подтверждал.

В сентябре 2008 года, после окончания войны с Грузией, внушительная группа сотрудников управления внутренний политики администрации президента стала думать, как сделать контролируемый поисковик и агрегатор новостей, рассказал сотрудник Минкомсвязи. В совещаниях участвовали Сурков и Костин, они ездили изучать опыт работы поисковиков типа «Яндекса», говорит он. Причина испуга была одна: выяснилось, что поисковые машины высоко ранжировали новости, представляющие неофициальную точку зрения на осетинскую кампанию.

«Оказалось, что критиковать режим может даже почтовый сервис», — шутит он.

Потом ареной баталий стала блогосфера, введенная в официальный политический обиход первым президентом-блогером. Вслед за Медведевым в ЖЖ пришли другие чиновники, а вслед за ними группы их неофициальной поддержки. Начались блоговойны. Год назад аудитория зачитывалась откровениями главного идеолога «Единой России» Алексея Чадаева, раскрывшего заговор либералов в окружении Медведева. «Впору защищать конституционные свободы от «источников из АП в розовых платьях»,— писал он. Все читавшие поняли, кого имел в виду автор: так пренебрежительно сторонники «Наших» называли в сети пресс-секретаря президента Наталью Тимакову.

«Теперь идет к тому, что раскачают ситуацию именно социальные сети, где люди группируются, а не творят каждый в отдельности, как в ЖЖ, — прогнозирует следующий этап схватки в сети интернет-активист Марина Литвинович. — Люди начинают вылезать из норок и участвовать в каких-то сообществах, сетевых акциях, потом они смогут участвовать в реальных мероприятиях. Такой опыт нужно накапливать пару лет, но это произойдет, пусть не на этих выборах — может быть, на следующих».

«Следующие выборы будут в интернете»

Вести предвыборную агитацию в соцсетях — уже не мода, а необходимость, осознают власть и оппозиция: слишком много там избирателей.

«На совещании у Суркова присутствовала «Единая Россия», депутат Константин Рыков (депутат Госдумы, издатель нескольких провластных интернет-проектов — «Газета.Ru»), люди из администрации… Было решено, что ЖЖ больше не нужен, работать будут в соцсетях», — рассказывает собеседник. Источник «Газеты.Ru», близкий к администрации президента, не стал подтверждать или опровергать факт встречи, но сразу понял, о чем его спрашивают. «Социальные сети в интернете не могут быть основным инструментом, а вот офлайн-сети — это другое», — сказал собеседник, приведя в пример клубы собаководов и садоводов.

По данным статистики LiveJournal.com на 28 апреля 2011 года, в «Живом журнале» зарегистрировано 4 930 683 кириллических аккаунтов, в глобальном – 29 428 395 (без учета сообществ). Посетителей по всему кириллическому сегменту LiveJournal за март этого года почти 33 млн (данные TNS).

В одной сети «ВКонтакте» в феврале 2011 года реальная ежедневная аудитория превышала 23 млн человек, было зарегистрировано более 100 млн аккаунтов. Администрация даже закрыла открытую регистрацию, новые пользователи смогут зарегистрироваться только по приглашению.

Десятки миллионов аккаунтов — это много избирателей, которыми пока никто всерьез не занимается, осознали политики. Теперь стоит задача поставить их под контроль. «Сейчас интернет из маргинального явления становится цивилизованной площадкой. Ранее работа здесь не велась. Нужно будет увеличить количество усилий. Такое понимание присутствует у руководства», — говорит депутат Госдумы от «Единой России» Роберт Шлегель, возглавляющий партийный проект «Развитие рунета».

«Допустим, в интернете от одного до 10 млн избирателей, а за нашу партию проголосовали 5,7 млн… Если интернет-пользователи на выборах за нас отдадут, скажем, 2 млн голосов — это будет совсем неплохо», — говорит лидер молодежного движения «Справедливой России» Дмитрий Гудков.

За минувшие четыре года аудитория выросла в разы и будет расти дальше. Медведев в интервью телеканалу «Дождь» сказал, что не смотрит телевидение, получая все новости из сети.

Единороссы, по крайней мере молодая их часть, признают, что вслед за Медведевым в интернет пойдет большинство избирателей уже к следующим выборам. «Что касается электоральности, сейчас очень сложно посчитать реальный процент избирателей, но их много. Если возьмем пользователей «ВКонтакте», отсечем тех, кому меньше 18, все равно получим не меньше 20 млн. Это наши избиратели, до которых можно достучаться. Если не эти, то следующие выборы точно будут в сети», — говорит Шлегель.

Тревоги он не ощущает, полагая, что «эта среда несильно отличается от офлайна»: «Тут такие же методы: надо работать с известными людьми, нужна работа с определенными сообществами, как и в жизни».

Бизнес давно работает в соцсетях, сумев завлечь в свои группы сотни тысяч потенциальных покупателей. Группа владельцев телефонов Nokia набрала более 1,2 млн читателей, а приверженцы марки Apple собрались в сообщество более 500 тысяч членов.

Теперь осталось перенести бизнес-технологии на службу политикам. «У нас сейчас каждый может сделать приложение для iPad, но, как сделать эффективный политический проект в соцсетях, пока не знает никто», — говорит директор агентства «Социальные сети» Денис Терехов.

«Потемкинские деревни» в сети

Получается пока действительно не слишком креативно, морщатся обитатели сети со стажем. «Все, что сейчас делается со стороны власти в интернете, сделано очень, как говорят в интернете, толсто — в лоб и неинтересно. Какие-то «потемкинские деревни». Такое ощущение, что они (авторы роликов и создатели групп) хотят зафиксировать свое присутствие в сети», — возмущается видеоблогер-провокатор Дмитрий Иванов, под ником kamikadze-d выкладывающий в сети снятые на камеру саркастические соображения на тему последних событий.

24-летний Дмитрий стал одним из самых популярных видеоблогеров, осмеивая персонажей шоу-бизнеса, но недавно начал заочную перепалку с проектом Никиты Михалкова «Бесогон ТВ», после чего один из его роликов был удален с сервиса YouTube.

Теперь он один за другим делает ролики о политике, дразня в сети «Наших» за их акцию «Белые фартуки против коррупции» и поход Медведева на телеканал «Дождь», а его группа «ВКонтакте» собрала более 30 тысяч человек.

Иванов рассказывает, что «Наши» приглашали его на Селигер прочесть «комиссарам» лекцию, как делать интересный контент в сети: «Там треть аудитории просто вышла во время лекции, треть аплодировала, а треть кричала: а хрена ли ты сюда пришел… Теперь понимаю, что ездил туда зря».

В том и проблема, что работать в политических проектах нужно либо интересно, либо не работать, говорят политтехнологи. Однако власть, по их словам, не может себе позволить ни первый, ни второй вариант.

«Присутствие в сети — это как личная гигиена. Все могут тебе посоветовать, как это сделать. Но сходить в туалет за тебя никто не может», — говорит Терехов, до работы в социальных медиа возглавлявший центр общественных связей партии СПС.

Присутствовать уже научились: все депутаты «Единой России» завели себе минувшей осенью аккаунты «ВКонтакте», но их «стены» по-прежнему пусты.

«В интернете сейчас сидят люди, которые не ходят голосовать или выбирают протестные формы голосования. Представляешь, если эти десятки миллионов придут на выборы — как они изменят расклад? И не заниматься ими тоже нельзя: конкуренты ведь не дремлют, — говорит Терехов. — Власти проще создать иллюзию активности в интернете: и люди довольны, и расклад не меняется. Нужно только разбить эту массу на группы».

«А затем чириканье превратилось в вой»

Если же «расклад» все-таки начал меняться в нежелательном направлении, для заказчика услуг доступен другой инструментарий.

Ddos-атаки уже несколько лет представлены на рынке в качестве коммерческой услуги, рассказывают собеседники «Газеты.Ru». «Надо обратиться к посреднику, он приводит в действие механизм», — рассказывает менеджер крупной московской пиар-компании. Сразу несколько собеседников подтверждают, что атаки с помощью ботнетов могут позволить себе и государство, и любой участник рынка. По разным оценкам, услуга стоит на рынке $10—30 тысяч за сутки атаки. Цена зависит от количества посредников, но главное, добавляют собеседники, от объема поставленной задачи и защищенности сайта, на который идет атака.

«Сайт с ежедневной посещаемостью тысяч, скажем, в 300, можно задидосить тысяч за 30 долларов в сутки», — говорит один из собеседников.

Свою клиентуру мастера Ddos не раскрывают. Задокументированный эпизод известен один: в 2007 году комиссар движения «Наши» Константин Голоскоков с гордостью публично признался в организации Ddos-атак на сайты эстонских властей, после чего ему был запрещен въезд в любую из 27 стран Евросоюза и США.

Но, если надо действовать тоньше, к примеру откорректировать обсуждение в сети, можно прибегнуть к помощи платных блогеров («хомячков» на интернет-сленге), которые под однодневными аккаунтами оставляют сотни комментариев, рассчитывая своей массовостью убедить сторонних читателей.

«Расчет на то, что нормальный человек должен подумать: ну не может же столько людей ошибаться!» — рассказал бывший блог-спамер, проработавший около полугода в одной из крупных пиар-компаний. «Формально «хомяков» в штате было четверо, но если появлялось сразу много тем, то подключались еще сотрудники, когда нас было 12, мы уже могли покрыть почти весь ЖЖ. Но наша уязвимость в том, что мы могли лишь работать как фон. То есть могли лишь не дать снизиться общей температуре по больнице», — рассказывает он.

Для платных комментаторов принципиальное значение имеет площадка для работы. «В сообществах, где люди немного отмороженные, то есть у них меньшая способность критически относиться к действительности, нам, конечно, действовать было проще. Это блоги «Мейл.Ru», к примеру. В ЖЖ было по-разному, в зависимости от темы. Про «Фейсбук» и «ВКонтакте» не могу сказать. Этим занимался другой отдел», — рассказывает собеседник.

«Скажем, в ЖЖ Алексея Навального (видный блогер, основная тема постов которого — борьба с коррупцией — «Газета.Ru») работать смысла не было вообще. Аудитория там все для себя поняла уже. Мы лишь вызывали отторжение у пользователей», — рассказал блогер.

Когда же оппозиционно настроенные интернет-пользователи по примеру своих арабских единомышленников пытаются координировать свои действия через Twitter, у их противников на это уже есть противоядие. Его применили к организаторам антикоррупционного митинга демократов в Москве 16 апреля.

«Я слежу за твиттер-аккаунтом solidarnost_lj и хотел вести твит-репорт с митинга 16 апреля… подписался на тег и поначалу получал твиты по делу. Но в какой-то момент твиты пошли сплошным потоком — я раньше такого никогда не видел: я юзал в тот момент твитдек — он чирикает — так вот, его чириканье было как вой», — рассказал блогер sobolleone. Из-за наплыва сообщений от неизвестных читать твит-репортаж с Болотной площади становилось просто невозможно.

Сколько именно посетителей потеряли в тот день оппозиционеры, блогер сказать не может, но ощущения от атаки у него остались самые яркие. «Твиты с тегом 16apr сыпались как снег с неба… Я особенно не вникал, но эти твиты были с разных аккаунтов со ссылками на какую-то музыку или что-то подобное», — вспоминает оппозиционер.

«Тем, кто был на Манежке, понравилось»

В сети давно действует группа людей, на деле продемонстрировавших возможности скрытно и эффективно использовать социальные сети как средство в том числе и политической мобилизации. Но такие группы пугают как власти, так и оппозицию.

К мобилизации сторонников через сети футбольные фанаты и близкие к ним националистические группы начали прибегать после акции на Чистых Прудах минувшим летом (там чеченцы убили фаната «Спартака» Юрия Волкова, и болельщики вышли с протестами). Следующей акцией уже стало перекрытие Ленинградского шоссе после гибели другого болельщика — Егора Свиридова. «До Манежки была акция на Ленинградке. Вот там было немного людей со стороны. Все прошло удачно, большой резонанс», — вспоминает спустя несколько месяцев после националистических беспорядков на Манежной площади собеседник в кругах футбольных фанатов.

С каждым разом акции становились масштабнее.

«Люди собрались бы на Манежке и без интернета, просто с ним удобнее и быстрее. Раскидал нужным контактам в «аське» и скайпе все за пару минут, не надо никому звонить и говорить. Человек получает информацию и сам все решает. Боится палиться — пусть не ходит», — рассказывает участник фанатского движения. «Людей становится все больше, форумы, гостевые, «ВКонтакте», теперь вот «Фейсбук» — все это расширяет круг общения между своими. Тем, кто был на Манежке, понравилось», — говорит собеседник.

Кто выиграет партию в интернет

Электорат Медведева можно условно назвать «партией интернета» — это те, кто неподвластен телепропаганде, молод и инициативен, описывал виды на выборы-2012 Игорь Юргенс, глава Института современного развития, считающегося близким к президенту либеральным экспертным центром.

Интернет политизируется в отсутствие реальной политики почти во всех прочих СМИ, признают сами блогеры. «Я почувствовал, как политика интересна людям… Я уже, слава богу, не вернусь к непонятной развлекаловке. И просмотров стало больше, я чувствую себя лучше, чем когда пытался шутить на темы, не связанные с политикой», — оценивает происходящее в сети Дмитрий kamikadze-d.

Одним из результатов активности Медведева в сети стала известная легализация существовавшей в онлайне политической оппозиции Путину, «навальных и им подобных», признает близкий к администрации президента источник. Это пусть подспудно, но привело и в избирательный год еще приведет к столкновению в интернете позиций двух членов тандема, хотя цель Медведева не в этом, уверяет он.

Премьер точно никогда не заведет блог и твиттер, ему это и не надо, так как у него другие формы общения с людьми, он реально не понимает информационной силы интернета, признается высокопоставленный сотрудник аппарата правительства. Первый канал, как к нему ни относиться, даст Путину миллионы зрителей, а пост в сети — лишь десятки и едва ли не все критичные, откровенен он.

«Конечно, самая продвинутая партия интернета смеется и над Путиным, и над Медведевым, считая их совковыми, — оценивает политолог Дмитрий Орешкин. — Но Медведев все равно молодец: он создает фундаментальные предпосылки развития общества, новую информационную среду. Он действует правильно в интересах страны, а если он действует в интересах страны, то значит, не в интересах власти, к которой он принадлежит».

«Действия президента в интернете очень похожи на историю Горбачева, когда тот начинал перестройку. Интернет погубит их обоих — и его, и Путина, в этом я не сомневаюсь», — пессимистичен эксперт.