«Никакого третьего нет, это заведомый блеф»

Разговоры о «третьем» в тандеме — операция прикрытия, считают политики

ИТАР-ТАСС
Политики и эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», скептически восприняли слова президента Дмитрия Медведева о том, что на выборы главы государства в 2012 году может пойти кто-то третий. По их мнению, хозяином Кремля в 2012—2018 годах будет либо Медведев, либо Владимир Путин.

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития:

— Это все было сказано для обострения интриги. Есть у нас, например, Жириновский или Зюганов. Вы же сами понимаете, что в свое время и выбор Путиным Медведева был довольно неожиданным, до последнего все обсуждали разные варианты. Но политическая жизнь кипит, все интересуются, все ищут третьего.

Виктор Илюхин, зампред комитета Госдумы по госстроительству (фракция КПРФ):

— За заявлением Медведева абсолютно ничего не стоит. Фигуры уже расставлены.

По нашим данным, Путин идет на новый срок, Медведев становится председателем Конституционного суда, Борис Грызлов отправляется губернатором Санкт-Петербурга, а Сергей Нарышкин возглавляет правительство.

То, что они говорят о каких-то третьих кандидатах, — попытка сохранить эффект неожиданности, но это все видимость. Их политика не изменится. Сегодня можно убедиться, что для России важно не то, что в президентом кресле окажутся Путин или Медведев, а то, что питерская группировка, к которой они оба принадлежат, показала себя неспособной. Она не продемонстрировала ни одного прорыва ни по одному направлению, и за ближайшие два года ситуацию они не исправят.

Станислав Белковский, политолог:

— Никакого третьего нет, это заведомый блеф, чтобы экспертное сообщество не слишком концентрировалось на якобы существующем противостоянии между двумя политиками. На идеологическом уровне противостояния точно нет, оно касается лишь мелких нюансов.

Что касается кандидата-2012, то

пока, по поведению Медведева и исходя из интересов элит, которые являются более важными, чем субъективная воля Путина и Медведева, я думаю, что на выборы пойдет Медведев.

«Перезагрузка» в отношениях с Западом и импорт технологий, именуемый модернизацией, являются для элит важнейшими пунктами повестки дня, ими должен заниматься Медведев. Путин, конечно, тоже может ею заниматься, но восприниматься со стороны это будет гораздо хуже.

Предпосылок для глубинных трансформаций не будет. Задачи так называемой оттепели — восстановить мир Кремля со всеми системными игроками, которых система в целом устраивает, но не устраивают отдельные частности. Этот мир был нарушен в конце правления Путина, когда не без участия Владислава Суркова формировалась тема искусственной генерации врагов.

Задача Медведева — собрать их обратно и категорически исключить внесистемных игроков, которых не устраивает система в целом. Сюжет вокруг «Стратегии-31» красноречив: «дадим разрешение, но без Лимонова» — это маленький скол всей «оттепельной» политики.

Сергей Митрохин, председатель партии «Яблоко»:

— Опыт этого тандема показал, что может быть у Путина подконтрольный ему управляемый президент. Если им может быть Медведев, почему им не может быть кто-то другой?

После того как Медведев подписал позорные поправки в закон о ФСБ, трудно говорить о какой-то его собственной роли в политике: эти поправки ему не нужны в его нынешней роли.

Запрос на обновление есть и в обществе, и в элитах, и Путин хочет каким-то образом этому запросу соответствовать, но ничего не меняя. Самое простое — менять лица. Путин достаточно прочно держит власть в своих руках, запас прочности настолько велик, что он может себе позволить «операцию преемник» во второй раз.

Третьим может быть кто угодно. Это может быть компенсация вице-премьеру Сергею Иванову, который рассматривался среди кандидатов на прошлых выборах, или кто-то из наиболее лояльных губернаторов с симпатичным лицом, чтобы было что предъявить народу. У Путина имеется большой набор таких лиц.

Политический смысл в третьем кандидате очевиден — показать, что у нас не Туркмения и не Казахстан, что меняется первое лицо. По сути, руководство останется прежним, но политические декорации будут меняться. К такому опыту прибегал не один латиноамериканский авторитарный режим.

Дмитрий Бадовский, замглавы Института социальных систем:

— Смысл разговора о «третьем» в тандеме не в том, чтобы подогревать интригу, а в том, что поддержание неопределенности по вопросу о президентской кандидатуре в 2012 году — важный момент сохранения политической инициативы за тандемом, это ресурс управления, поддержания в тонусе элит. С другой стороны, неопределенность позволяет поддерживать некоторую стабильность тандема, поскольку вместе с четким ответом кто-то из двоих превратится в хромую утку, а это повлечет за собой сложные внутриэлитные процессы и общественные колебания.

Окончательный ответ, кто пойдет в президенты, будет дан уже ближе к выборам. Появление «третьего», в полном смысле нового кандидата маловероятно, но совершенно не факт, что после выборов 2012 года при любом из двух президентов сохранится такая же конструкция тандема, как сейчас, или в своем зеркальном виде.