Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Трудности Амели

В прокате идет мелодрама «Токийская невеста»

Ярослав Забалуев 20.07.2015, 11:04
__is_photorep_included7647585: 1

В прокате «Токийская невеста» — комедийная мелодрама о диалоге культур по роману Амели Нотомб.

Амели — бельгийка, но родилась в Японии и всю жизнь мечтала вернуться в страну, ставшую для нее чем-то вроде воображаемой второй родины. Разменяв третий десяток, девушка приехала в Токио, дала объявление о частных уроках французского и быстро нашла первого ученика.

Юноша по имени Ринри смешно запинался, много извинялся и показывал учительнице достопримечательности родного города и фильмы про якудза.

Амели смотрела вокруг, широко распахнув ресницы, и потихоньку влюблялась в ученика, с которым ей предстояло пережить первую настоящую любовь.

Амели Нотомб, одна из самых популярных ныне франкоязычных писательниц, родилась не в Токио, а в брюссельском Эттербеке. Однако в силу развития отцовской дипломатической карьеры выросла, постоянно меняя места пребывания, в том числе довелось ей в детстве пожить и в Японии. В сознательном возрасте она вернулась завоевывать страну, а потом написала об этом роман с говорящим названием «Страх и трепет». После визита в Японию в начале 1990-х Нотомб, собственно, и начала писательскую карьеру. Роман «Токийская невеста» появился лишь в 2007-м, а в его основе лежит реальная история любви.

Книга ознаменовала и новый для Нотомб жанр: по словам писательницы, это ее первый роман, в котором герои не хотят друг друга убить.

Этот роман и экранизировал бельгиец Стефан Либерски, который сделал ставку не столько на популярность автора первоисточника, сколько на имя главной героини. «Амели» — это уже имя нарицательное, и без влияния фильма Жан-Пьера Жене здесь, конечно, не обошлось. Исполнившая главную роль Полин Этьен типажно очень похожа на Одри Тоту, да и стилистически картины очень близки, правда, «Токийская невеста», в общем, чурается сентиментального сюрреализма Жене, осознанно упирая на реалистичность.

У этого художественного решения есть особый резон: чем дальше, тем больше разрастается количество поднятых в фильме тем.

Примерно к середине понимаешь, что Либерски придал героине черты сходства с Тоту, а фильму — с сентиментальными шедеврами вроде «Трудностей перевода» только для того, чтобы облегчить усваиваемость фильма, а не от недостатка самобытности. Если непосредственно сюжетная линия более или менее до конца считывается уже минуте на пятнадцатой (хоть и содержит декоративный твист), то нюансы поглощают зрительское внимание с каждой минутой все сильнее. Ближе к концу «Токийская невеста» оказывается милым и остроумным фильмом о том, насколько трудно бывает понять и принять Другого. И о том, что это совершенно невозможно, пока не разберешься с собственной идентичностью. Совсем неплохо для легкой летней мелодрамы.