Пенсионный советник

Осторожно, зона закрывается

Музей истории политических репрессий «Пермь-36» может закрыться

Алексей Крижевский, Наталия Митюшева, Татьяна Сохарева 25.07.2014, 18:29
Прогулочный дворик для заключенных на территории музея ГУЛАГа Пермь-36 ИТАР-ТАСС
Прогулочный дворик для заключенных на территории музея ГУЛАГа Пермь-36

Музей истории политических репрессий «Пермь-36», который находится на территории бывшего ГУЛАГа, завершает все свои образовательные и гуманитарные проекты и может прекратить работу.

Единственный в России музей ГУЛАГа, расположившийся на месте настоящей зоны в деревне Кучино Пермского края, может прекратить свою работу. Сотрудники автономной некоммерческой организации «Пермь-36» в пятницу выступили с заявлением, в котором сообщили о прекращении сотрудничества с государственными (точнее, краевыми) властями. «Выставочные, образовательные, просветительские и гуманитарные проекты, которые развивало на базе музея АНО «Пермь-36», более администрации Пермского края не нужны.

Да и сам музей в том виде, в котором он был создан общественностью, тоже не нужен», — говорится в заявлении.

Этому заявлению предшествовал затяжной конфликт музея с представителями левопатриотической общественности и краевыми властями. «Пермь-36» подвергалась нападкам со стороны движения «Суть времени», местной ячейки КПРФ. Предметом нападок, в частности, были представленные в экспозиции музея истории заключенных из числа бывших украинских «бандеровцев» и прибалтийских «лесных братьев», о которых говорилось как о мучениках режима.

На телеканале НТВ в цикле «Профессия: Репортер» вышел документальный фильм «Пятая колонна», основными рассказчиками в котором стали контролеры, при советской власти работавшие в кучинской зоне.

Музейный комплекс «Пермь-36» был создан в 1996 году по общественной инициативе, пост его директора занял музейщик Виктор Шмыров. Мемориальный комплекс открыли на месте зоны, на которой во времена Сталина отбывали наказание сотрудники правоохранительных органов, а

свою «славу» это место приобрело в качестве колонии для политзэков — здесь отбывали наказание борцы за независимость Украины и стран Прибалтики, диссиденты Сергей Ковалев, Борис Мейлах и многие другие.

Музей занимался научной и реставрационной работой, принимал посетителей и проводил экскурсии. Ежегодно в Кучино проходил международный гражданский форум «Пилорама», на котором дискуссии и лекции соседствовали с музыкальным фестивалем — на него съезжались правозащитники, музыканты и активисты со всей России, из ближнего и дальнего зарубежья. Его завсегдатаями были советник президента Михаил Федотов, бывший уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. «Пилорама» была одним из заметных событий ежегодного фестиваля «Белые ночи в Перми», проводившегося во время «Пермской культурной революции» во времена правления предыдущего губернатора края Олега Чиркунова. По мнению руководителя общества «Мемориал» Арсения Рогинского, этот музей представлял собой

«уникальный пример безукоризненного партнерства государства и общества».

Выделяемые краевыми властями средства шли на содержание бараков и строений, средства из грантов и частных жертвователей — на работу над экспозицией. «Проект поддерживался всеми губернаторами, которые были в Перми до последнего времени, — Игумновым, Трутневым, Чиркуновым», — отмечает Рогинский.

Однако ушедшего в отставку Чиркунова в 2012 году сменил на посту губернатора Виктор Басаргин, при котором многие культурные инициативы предыдущего правителя края были резко свернуты. До июля 2013 года года музей находился в управлении у АНО «Пермь-36». Земля, на которой располагался музей, мемориальный комплекс и другие строения, принадлежали государству, которое передало их «Перми-36» в безвозмездное и бессрочное пользование. Однако в июле прошлого года краевая власть решила создать на базе музея еще одну институцию для управления своей собственностью — «Государственное учреждение культуры» Мемориальный центр истории политических репрессий».

Его целью первоначально должно было стать управление имуществом и администрирование музея. На пост руководителя была назначена Татьяна Курсина — многолетний сотрудник «Перми-36» и жена основателя музея Виктора Шмырова. Такое решение не вызвало вопросов, однако именно в этот момент начались проблемы —

музей не получил от края деньги на проведение ежегодной «Пилорамы»; не собрался и совет фестиваля, в котором должны принимать участие местные чиновники, ответственные за координацию работы служб.

В декабре 2013 года Курсина (успевшая к тому моменту провести ряд организационных преобразований) была уволена с этого поста решением министра культуры Гладнева. На ее место была назначена Наталья Семакова, ранее работавшая замминистра в краевом минкульте. При этом, как рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, с июля 2013 года краевая власть не переводила деньги на содержание музея.

С начала 2014 года Татьяна Курсина, а также сотрудники АНО «Пермь-36» вели переговоры с новой дирекцией. При участии краевого правительства было выработано соглашение о разграничении полномочий. Однако его так и не подписали. 23 июля, в день очередной встречи в краевом правительстве, на сайте пермской администрации появилось заявление, в котором

СМИ обвинялись в давлении на возглавляемое Семаковой госучреждение и правительство края в целом, а Курсина, Шмыров и другие ответственные лица негосударственной «Перми-36» — в том, что те навлекли на себя претензии «контрольно-надзирательных органов» по итогам проведенных проверок.

«Также было выявлено и то, что имущество мемориального комплекса, находящееся в бессрочном управлении у некоммерческой организации, пришло в серьезный упадок, несмотря на выделенные только за период с 2008 по 2013 год на содержание имущественного комплекса и проведение мероприятий суммы более 89 млн руб.», — говорилось в заявлении краевого правительства, которое заканчивалось резким пассажем:

«Вымогательство и угрозы терпеть не намерены и оставляем за собой право на ответные меры».

Знакомые с ситуацией источники опровергают информацию о нецелевом расходовании средств — по их мнению, усилиями сотрудников и волонтеров было отреставрировано и приведено в порядок около 5000 кв. м бараков, составлено множество интересных экспозиций.

Конфликт тем временем перетек из слов в дела — во время визита делегации представителей немецких и польских музеев-концлагерей под открытым небом по сигналу Семаковой в Кучино для проверки визового режима из районного центра Чусового были вызваны сотрудники МВД и УФМС. Затем

были демонтированы автогеном ворота лагеря, являющиеся частью экспозиции, — новая дирекция приняла их за металлолом.

Кроме того, некоторые из помещений с экспонатами были опечатаны новой дирекцией.

В своем заявлении представители АНО «Пермь-36» сообщили, что, в отличие от земли и строений, являющихся казенной собственностью, экспонаты и другие предметы экспозиции являются собственностью некоммерческой организации — или тех бывших зэков, которые их предоставили музею. Эти экспонаты АНО, по некоторым данным, намерено забрать из музея и подобрать для них новую экспозиционную площадку. Однако, как рассказал «Газете.Ru» пресс-секретарь «Перми-36» Андрей Никитин, сейчас

сотрудники опасаются, что у них отберут и принадлежащую им коллекцию.

Его опасения нашему изданию подтвердила и уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

«Все это собрано усилиями широкой общественности — не только музеем «Пермь-36» — силами «Мемориала», ученых, вузовских экспедиций. Все передавалось НКО, они вправе заявлять свои права: многое на них оформлено, — рассказала омбудсмен. — Но есть и точка зрения нового руководства музея, что раз им передано здание, значит, и все, что внутри него. Если пойдет этот виток конфликта, он опять будет уводить от сущностных вопросов продолжения функционирования музея».

«В кулуарах нам говорят: вами очень недовольны ветераны системы исполнения наказаний,

— рассказал собеседник «Газеты.Ru», знакомый с ситуацией в музее, — на самом деле они были недовольны всегда, как и левопатриоты, которые постоянно приезжали на те же «Пилорамы» и вступали в полемику с правозащитниками. Просто предыдущая администрация края никогда им не поддавалась, а при Басаргине и Гладневе решили уступить».

Источник добавил, что не уверен, что инициатива по «огосударствлению» музея исходила от самого губернатора — по его мнению, музей преследования инакомыслия может мешать людям в других структурах власти.

По информации «Газеты.Ru», вопрос о будущем «Перми-36» в июле обсуждался в Москве на одном из совещаний в администрации президента.

Марголина называет нынешнюю ситуацию «драматичной», однако надеется, что власть и АНО вернутся к переговорам. «Ни один музей совести не обходится без взаимодействия с заинтересованными общественными организациями, которые исследуют эту проблему, — рассказала она. — Я все-таки очень надеюсь, что когда утихнут все эмоции, улягутся страсти, мы сможем вернуться к формату нормального взаимодействия государственного учреждения с его инфраструктурой, территорией, зданием музея и НКО, содержательной частью музея».

«У Перми и в нашей стране, и за рубежом был имидж региона, в котором идет большая работа по увековечиванию памяти жертв репрессий, по исследованию прошлого и настоящего в деле защиты прав человека, — отмечает Арсений Рогинский из «Мемориала». — Теперь этого имиджа у региона не будет».

Получить оперативный комментарии у администрации Пермского края регионального министерства культуры в пятницу не удалось.