Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Он любил плясать на мероприятиях»

Культурные достижения Лужкова

Вадим Нестеров 28.09.2010, 18:58
ИТАР-ТАСС

Конец многолетнего правления Юрия Лужкова заставил вспомнить его главные достижения на ниве культурного строительства.

18 лет правления Юрия Лужкова – это, конечно, изрядная веха в истории столицы, да и всей страны, пожалуй, тоже. Неуемная энергия Юрия Михайловича привела к тому, что он своей деятельностью отметился во множестве сфер и общественной, и политической жизни. Но культурная деятельность Лужкова – это все-таки особая сфера. Как точно заметил нам в интервью искусствовед Андрей Ерофеев, нынешние политики в массе своей не могут похвастаться достижениями в культурной сфере: «нет, к примеру, стиля Ельцина или Путина. Лужков в этом смысле исключение: он единственный современный российский политик, который внимательно отнесся к своему художественному выбору».

Сегодня, когда мы провожаем Юрия Михайловича с его вечной, как казалось, должности, «Парк культуры» решил провести инвентаризацию культурных достижений Юрия Михайловича Лужкова в самых разных видах искусства.

Архитектура

Многолетняя любовь Юрия Михайловича, самая поминаемая в связи с ним сфера культуры: именно здесь в его адрес звучат и самые страшные проклятия, и самые пышные дифирамбы. Именно здесь была создана «лужковская Москва», именно здесь появился знаменитый «лужковский стиль», ставший нарицательным и распространившийся далеко за пределы столицы. Вспомним основные вехи.

Первым масштабным проектом по изменению облика города стала реконструкция Манежной площади (1991–1998): рядом с Кремлем появился подземный торговый комплекс «Охотный ряд» и парк с фонтанами и скульптурами сказочных героев. По официальным данным, на реконструкцию было затрачено $420 млн.

Следующим мегапроектом стало восстановление храма Христа Спасителя (1992–2000) – мегаамбициозная стройка, ставшая символом лужковского могущества и умения договариваться как с федеральными властями, так и с бизнесом. Стоимость проекта, по разным оценкам, сильно варьируется, в силу того что строился храм «на народные деньги» и, кто сколько дал, точно не скажет никто.

Разброс оценок — $200–500 млн.

Снос гостиницы «Москва» и «Военторга» (2002–2003). Первое серьезное столкновение градостроительных амбиций градоначальника и интересов москвичей произошло еще при строительстве Лефортовского тоннеля, который, собственно, и тоннелем стал в результате этих протестов. Но именно при сносе «Москвы» и «Военторга» скандалы приняли вопиющий характер, именно во время борьбы за их спасение оформляется массовая, а не ограничивающаяся интеллигенцией архитектурная оппозиция. И отныне любые градостроительные инициативы Лужкова будет встречаться в штыки – просто по умолчанию.

Об архитектурных подвигах Лужкова можно писать книги — и рано или поздно это будет сделано.

В нашем же кратком обзоре отметим лишь, что в список наиболее масштабных преобразований Лужкова, кроме вышеперечисленных, нельзя не включить строительство мемориального комплекса и Парка Победы на Поклонной горе, реконструкцию или восстановление таких объектов, как музей-усадьба «Царицыно», Гостиный Двор, часть Китайгородской стены, Петровский путевой дворец, парки «Кусково» и «Кузьминки».

По оценкам общественности, в ходе всех масштабных преобразований столицы были снесены или заменены «новоделами» около 700 исторических зданий. Среди самых масштабных утрат, помимо «Москвы» и «Военторга», обычно вспоминают Манеж, около 80% строений «Тёплых рядов» (ансамбль торговых зданий между улицей Ильинкой, Богоявленским и Ветошным переулками), перестроенные Остоженку и Пречистенку, ансамбль Кадашевской набережной, уничтожаемую усадьбу Шаховских, уничтожение интерьеров «Детского мира».

Меж тем нельзя не отметить, что за время правления Юрия Михайловича были воссозданы Воскресенские ворота Китай-города, Казанский собор, Красное крыльцо Кремля, многие церковные памятники.

Кроме того, сформировался критикуемый многими так называемый «лужковский стиль» в архитектуре.

Специалисты говорят о дикой эклектике с непременными башенками и балясинами. Сам же мэр определял его так: «Это так называемая российская эклектика, что означает неопределенность стилей. Но она хороша и тем, что я называю не неопределенностью, а разнообразием стилей». Наиболее типичные объекты — торговый центр «Наутилус» на Лубянской площади, фонтан «Пушкин и Натали» на площади Никитских Ворот, Центр оперного пения Галины Вишневской на Остоженке, ресторан «Белый лебедь» на Чистых прудах, офисное здание «Самсунг» на Большом Гнездниковском, торговый центр «Новинский пассаж», дом «Патриарх» на Патриарших прудах, «дом-яйцо» на улице Машкова.

Живопись

Пристрастия мэра в этом жанре известны, наверное, абсолютно всем, за что многократно предъявлялись мэру претензии его недоброжелателями. Покровительственное отношение к «великой тройке» живописцев Шилов – Глазунов – Андрияка, с неконтролируемым расширением галерей этих художников, расположенных в «золотых» местах Москвы, давно уже стало притчей во языцех.

Кино

Едва ли не единственный вид искусства, к которому Юрий Михайлович был довольно равнодушен. Да, конечно, существовала специальная программа правительства Москвы, да, выходили в прокат ленты с пометкой «фильм снят при участии правительства Москвы», но едва ли не самым занятным появлением московского мэра в мире кино остается фильм «Вечерний звон», снятый в 2003 году Владимиром Хотиненко, Владимиром Морозовым и Александром Светловым.

Эта лента, с Александром Балуевым, Евгением Мироновым и Евгением Стебловым в главных ролях, была снята по мотивам рассказов Юрия Михайловича Лужкова,

вернее по первой части его книги «Мы дети твои, Москва», где автор рассказывал о своем детстве. Расчет создателей на покровительство если и был, то не оправдался: Юрий Михайлович фильм никак не протежировал, и проката он практически не имел, ограничившись фестивальными показами.

Классическая музыка

Здесь достаточно упомянуть только два самых известных и масштабных проекта в этой сфере – строительство Центра оперного пения Галины Вишневской на Остоженке в 1998 году (квазиклассицистский новодел Михаила Посохина стал одним из символов «лужковского стиля») и строительство в 2002 году Дома музыки на Космодамианской набережной Москвы-реки. Роскошное десятиэтажное здание площадью около 42 тысяч кв. метров, построенное «под Владимира Спивакова», стало третьим большим музыкальным центром Москвы, необходимость в котором была особенно насущна ввиду бедственного состояния Большого зала консерватории.

Литература

Юрий Михайлович Лужков – автор несчитанного множества книг и брошюр, написанных в самых разных жанрах, о чем красноречиво свидетельствуют их названия: «Вода и мир», «72 часа агонии. Начало и конец коммунистического путча в России», «Мы дети твои, Москва», «Российские законы Паркинсона», «Государство здорового эгоизма», «О любви», «Образ цели российских реформ и стратегия управления тенденциями социально-экономического развития России» и др. В своем творчестве в основном отдает предпочтение нон-фикшну, хотя иногда балуется и художественной прозой. Так, в СМИ периодически выходят рассказы Лужкова вроде совсем недавнего (конец июля этого года) рассказа «Особенности национальной жары, или Смерть осьминога Пауля».

Скульптура

Еще одна традиционная страшилка противников Юрия Михайловича. Последствия этого дурновкусия, в отличие от живописи, и впрямь стали «всестоличным аллергеном». Эстетические пристрастия московского мэра, выразившиеся в обласкивании им группы скульпторов (прежде всего Зураба Церетели), вылились в шумные протесты против воздвигаемых в Москве Зурабом Константиновичем скульптур. Прежде всего, конечно, циклопического памятника Петру Первому. Впрочем хватало попреков и по поводу других работ Церетели — мемориального комплекса на Поклонной горе в Москве, оформления Манежной площади и пр. К числу любимых скульпторов Юрия Михайловича обычно относят Вячеслава Клыкова (памятник Кириллу и Мефодию, памятник Жукову перед ГИМом) и Александра Рукавишникова (памятник Юрию Никулину возле цирка на Цветном бульваре, памятник Достоевскому возле «Ленинки», памятник Александру II возле храма Христа Спасителя).

Кстати, именно с творчеством Рукавишникова связана единственная победа москвичей над мэром, «наводнившим столицу страхолюдными истуканами»: в результате долгой борьбы местных жителей было принято решение не ставить скульптурный комплекс по роману «Мастер и Маргарита» на Патриарших прудах.

С другой стороны, «наводнили Москву», конечно же, не только эти скульпторы: в число самых нелюбимых памятников столицы попали и шемякинские «Дети — жертвы пороков взрослых» на Болотной, скульптура Михаила Дронова «Наталья и Александр» в центре фонтана-ротонды у Никитских ворот, фонтан «Турандот» на Старом Арбате и многие другие.

Кстати, сам Юрий Михайлович стал моделью как минимум для двух памятников работы своего друга Зураба Церетели: на одном из них он предстал в облике теннисиста, на другом – дворника.

Современная музыка

Вкусы Юрия Михайловича Лужкова в области эстрады общеизвестны и предельно точно описываются фразой «Москва – звонят колокола, Москва – золотые купола»: эта строчка из песни его многолетнего друга Олега Газманова стала символом музыкальных пристрастий мэра. Любил сегодняшний отставник и народную песню, символом чего стало строительство на Олимпийском проспекте Московского государственного музыкального театра фольклора «Русская песня» площадью 40 тысяч кв. м, в котором разместился одноименный фольклорный коллектив под руководством Надежды Бабкиной. Но большинство эстрадных певцов помнят лишь его же распоряжение о запрете использования фонограмм на концертах, которые проводятся за счет городской казны.

Что касается молодежной музыки, то здесь Юрий Михайлович отметился разве что многократными запретами концертов группы «Ленинград» да попыткой запрета концерта Rammstein в Лужниках в 2002 году.

Нельзя не заметить, что сама фигура мэра послужила материалом для творчества многих деятелей нашей эстрады. Самой известной попыткой вдохновиться деятельностью московского градоначальника, пожалуй, является песня Сергея Трофимова «Уважаемый Лужков-заде».

Современное искусство

Несмотря на то что художественные вкусы Юрия Михайловича, скажем так, консервативны и несколько старомодны, при нем в столице появилось неожиданно много объектов, связанных с современным искусством. Это и первый в стране Музей современного искусства, и Московский дом фотографии Ольги Свибловой, и ее же «Мультимедийный комплекс актуальных искусств», появилось много крупных культурных центров и галерей – «Винзавод», «Гараж», «Фабрика», комплекс «Красный октябрь».

Театр

Вторая многолетняя и неугасимая страсть Лужкова после архитектуры. Которая, правда, в отличие от архитектуры, практически не принесла ему недоброжелателей. Скорее уж наоборот: достаточно вспомнить тот факт, что под письмом деятелей культуры, отправленном в защиту Лужкова, стоят 32 подписи, и 21 из них – это фамилии театральных деятелей. Страстный театрал, Юрий Михайлович театрам помогал всегда, даже в самые трудные годы. В 1992 году он переводит «Ленком» в прямое подчинение мэрии, с финансированием «напрямую», в 1990–1993 годах проводит ремонт Театра им. Ермоловой, в 1990 году в театре Моссовета открывается новая сцена «Под крышей», и так далее, и тому подобное. Выстроено огромное количество новых театральных зданий, многие из которых просто роскошны. Театралы шутили, что скоро не останется народных артистов, которым Лужков не построил бы новый театр: Джигарханян, Калягин, Васильев, Виктюк, Фоменко, Табаков, Фокин, Миронов… Причем внимание уделялось не только старым и заслуженным и не только классическому театру – новое здание, к примеру, получил «Театр Луны» под руководством Сергея Проханова, а в старое въехал театр «Практика» под руководством Эдуарда Боякова.

Даже если театр не получал нового здания, мэр все равно подкидывал приятные подарки: так Константин Райкин получил в аренду прилегающие к «Сатирикону» 3 гектара в Марьиной Роще, где собирается построить многофункциональный Центр культуры, искусства и досуга имени Аркадия Райкина.

Нельзя не упомянуть, правда, и распространенные утверждения, что столь щедрые жертвы связаны с навязываемой практикой «театр в обмен на лояльность». А под эту «лояльность» якобы осуществлялись завышения сметы расходов на строительство или ремонтные работы, навязывание театрам приличного куска территории, который позже отдавался «дружественной» компании под строительство элитарного жилья или офисов, и тому подобные операции. Похоже, именно «нелояльностью» был спровоцирован единственный громкий скандал в театральном мире – увольнение А. Васильева с должности художественного руководителя (директора) театра с переводом его на должность главного режиссера, который закончился отъездом знаменитого режиссера из страны.

Цирк

К цирку Юрий Михайлович всегда благоволил. Во-первых, он дружил с Юрием Никулиным, многолетним директором Цирка на Цветном бульваре, причем, по легенде, познакомились они, когда Никулин в безденежные 90-е пообещал привести голодных тигров к тогда еще Моссовету. Цирк Никулина был предметом зависти со стороны главного конкурента — Цирка на проспекте Вернадского, который всегда был «федеральным» и не имел и половины от московского финансирования. Впрочем, забота Юрия Михайловича о цирке не ограничивалась покровительством другу: именно он большей частью финансировал проходящую под его патронажем международную программу «Золотой цирк». Впрочем, в памяти народной все равно останется только московский мэр, бегающий по арене цирка со сломанной ногой на юбилее Юрия Никулина.