Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Проблемная заначка

02.07.2013, 10:19

Алексей Михайлов об абсурдной ситуации с бюджетными резервами

Алексей Михайлов

Вот представьте, есть у вас заначка размером примерно в ваш пятимесячный доход. При этом для текущей жизни вам вполне хватает денег, и, более того, вы регулярно пополняете свою заначку. Но стоит вопрос — где ее хранить? Чтобы надежно и чтобы приносила доход. Сегодня она, считай, не размещена никак, лежит у вас в тумбочке. Вы смотрите на рынок и принимаете решение. Какое?

Вы можете получить 6–8% в рублях на депозите в самом надежном в России Сбербанке. Вы можете вложить деньги в самые надежные бумаги на свете — американские (это рыночная оценка) — и получать минимум 2–2,5% в валюте. Есть еще европейские суверенные бонды с разной степенью риска и доходностью от 0,5% (Швецария) до 9% (Греция) годовых. Наконец, акции, особенно привилегированные или традиционно высокодивидендные. Вот ваше меню для выбора.

Но как вы отнесетесь к человеку, который уже 10 лет никуда не вкладывает свои деньги? Вы назовете это «консервативной политикой» или как-то порезче?

Средства двух бюджетных фондов сегодня составляют 5,4 трлн рублей, или 42% доходов федерального бюджета. Они находятся поровну в резервном фонде и фонде национального благосостояния (ФНБ). Это чуть больше доходов федерального бюджета за пять месяцев. Более 90% из них лежат в Центробанке и никакого дохода не приносят.

Поздравляем соврамши

Просто не слушайте министра финансов Антона Силуанова, когда он говорит, что в настоящее время ФНБ размещен в два рода активов. 75% в высоколиквидных ценных бумагах, которые можно быстро продать, но низкодоходных. А 25% направлено через ВЭБ на антикризисные меры поддержки банковской системы и предприятий промышленности.

Не слушайте, потому что это — неправда. Министр или искренне заблуждается, или просто лжет. В первое трудно поверить: как министр может быть не информирован, где находятся его пятимесячные доходы, когда его министерство регулярно публикует об этом данные? Абсурд...

Давайте возьмем «Информационное сообщение о результатах размещения средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния» — самое свежее, от 3 июня 2013 года. И с удивлением увидим, что, по данным самого Минфина, из 5,4 трлн рублей двух бюджетных фондов фактически размещено во Внешэкономбанке 474,02 млрд рублей и $6,25 млрд. Всего это 674 млрд рублей, или 12,5% бюджетных резервов. Остальные деньги просто лежат на счетах в ЦБ и больше никуда не размещены.

Да, если забыть про резервный фонд и считать только от фонда национального благосостояния (ФНБ), то это искомые 25% размещенных средств. Но не все из этих 25% направлены «на антикризисную поддержку». Смотрим на структуру размещенных в ВЭБе средств. В реальности на «антикризисные меры поддержки через ВЭБ» в соответствии с федеральным законом от 13 октября 2008 года № 173-ФЗ направлены 354 млрд рублей субординированных кредитов российским банкам (в подавляющей части — госбанкам) и 40 млрд рублей кредитов АИЖК. Эти средства составляют 14,5% от средств ФНБ и 7,3% от всех бюджетных резервов. Остальное — в основном просто коммерческие депозиты Минфина.

Министр существенно завысил цифру антикризисной поддержки экономики и сказал явную неправду про вложение средств в высоколиквидные ценные бумаги. Зачем министр выдумал про 75 и 25%? В реальности по двум бюджетным фондам эти цифры составляют 0 и 7,3%, оставшиеся деньги находятся в не названных министром категориях — около 5% размещены на депозиты, а 87,5% никуда не размещены и дохода не приносят.

Может, ему просто стыдно за такую ситуацию и он выдает желаемое за действительное? Да, большая часть неразмещенных денег учитывается в валюте, но это — не реальная валюта, а учетный фокус Центробанка. Это просто повторный счет с его золотовалютными резервами. Вот как раз ЗВР куда-то вкладываются (точно мы знаем только про упоминавшиеся американские госбумаги — и то по отчетами американского Минфина). ЦБР не раскрывает подробной статистики вложения средств ЗВР. Но уверяет, что куда-то их вкладывает и получает процентный доход.

Может быть, Силуанов имел в виду инвестирование именно средств ЗВР? Но вот только к Минфину это не имеет никакого отношения, и Минфин на этом инвестировании ничего не зарабатывает.

Отрицательная доходность

Совокупная расчетная сумма дохода от размещения средств с 15 января до 31 мая 2013 года (считай за пять месяцев) — составила по Резервному фонду 0,1%, а по ФНБ 0,07% — по официальным открытым данным самого Минфина. И я даже боюсь приводить официальные цифры за 2012 год. Как вам понравится отрицательная доходность госсредств?

Доход от размещения средств бюджетных фондов составил, соответственно, 0,6 и 0,5% в целом за год и был полностью «съеден» курсовой разницей. Из-за учета части средств бюджетных фондов в валюте — долларах, евро и фунтах стерлингов — укрепление рубля приносит бюджету чистый убыток, а его девальвация — доход. За 2012 год рубль укрепился.

За прошлый год доходы двух бюджетных фондов составили 56,9 млрд руб., а убытки от укрепления рубля 104,7 млрд руб., то есть чистый доход бюджетных фондов в рублях составил минус 47,8 млрд рублей, или минус 1%. При уровне инфляции в 6,6%.

Основную часть дохода бюджета составил доход от депозитов в ВЭБе. Половину которых составляют субординированные кредиты в российских банках со сроком погашения до конца 2019 и 2020 года и ежеквартальной выплатой процентов исходя из 6,25–7,25% годовых в рублях. Еще $6,25 млрд находятся в ВЭБе на депозитах исходя из ставки шестимесячного ЛИБОР+2,75% и +3% (сейчас шестимесячный ЛИБОР 0,4%). Но эти проценты будут выплачены только при возврате депозитов 15 и 30 декабря 2014 года.

Покушения на заначку

5 триллионов «бесхозных» рублей, конечно, привлекают к себе внимание. И в 2013 году на эти триллионы было совершено два «покушения»: идея Минфина — приступить к реальному инвестированию этих средств через Росфинагентство (РФА) и идея Минэкономразвити — использовать их на инфраструктурные проекты.

Кажется, что вариант Минфина хорош и обещает хоть какую-то доходность по сравнению с нынешней бессмысленной ситуацией. Если оставить в стороне некоторые весьма сложные макроэкономические соображения, примем это за истину. Закон об РФА в начале года был внесен в Госдуму, принят в первом чтении. А потом начались чудеса. Второе чтение четырежды откладывалось. Президент Владимир Путин в бюджетном послании в июне 2013 года поставил на нем жирную точку, предложив поискать альтернативные варианты использования средств бюджетных фондов. Что министр финансов, естественно, немедленно одобрил.

Второй вариант — министра экономического развития Андрея Белоусова — тоже пока не используется, но вырисовывается все четче. Недавно проведено первое размещение инфраструктурных облигаций на 25 млрд рублей в пользу РЖД (под уровень процента = инфляция +1%). До конца года предполагается разместить таких облигаций на сумму до 240 млрд рублей. Но не за счет средств ФНБ, а за счет средств пенсионных накоплений, находящихся в управлении ВЭБа. Главное, инструмент для инвестирования средств создан. Запланировано купить за счет средств ФНБ инфраструктурных облигаций на 450 млрд руб. Но этот инструмент довольно странный.

Я сильно подозреваю, что РЖД совершенно не горело желанием занимать так дорого деньги. Зачем, если госкомпания регулярно получает деньги от бюджета совсем бесплатно? Вполне возможно, что в реальности инфраструктурные облигации — это тупиковый путь. Выкрутили разок руки РЖД. Но невозможно же каждый раз их выкручивать?

Зачем заставлять РЖД брать дорогие займы? Потому что у Минфина есть реальная проблема — куда-то надо инвестировать средства пенсионных накоплений, кроме госбумаг. Бюджет профицитен, и Минфину совершенно не нужны сегодня займы. Сейчас Минфин пытается сбить доходность госбумаг до 6,5% (доходила до 8,5%), но не получается — под такой процент никто не берет, уже сорвалось несколько попыток размещения. Рынок ждет более высокодоходных бумаг от Минфина.

Фантазия по использованию средств ФНБ продолжает бить ключом. Недавно замминистра экономразвития Андрей Клепач предложил использовать средства ФНБ «на возвратной основе» для финансирования объединенной авиастроительной, двигателестроительной и судостроительной корпораций. Форма предоставления средств тут даже еще не придумана...

У МЭРа простой подход. Хотите ускорение экономического роста? Значит, нужны инвестиции. Надо взять их из заначки под любым предлогом и вложить в экономику.

Много шума и... ничего

Средства бюджетных фондов так и лежат на счетах Центробанка. За полгода никакого решения по ним так и не принято. Минфин будет тихо счастлив, даже если часть бюджетных фондов уйдет на инфраструктурные облигации. Это снизит необходимость размещения на рынке госбумаг — необходимость, которой у Минфина нет, потому что бюджет сводится с профицитом. Госзаймы со стороны Минфина — чистая благотворительность.

Ситуация с госфинансами совершенно абсурдная. Минфин занимает средства под 7–8% годовых на рынке, чтобы вложить их в бюджетные фонды, которые не приносят ему дохода вообще. Тем самым фактически Минфин откровенно дотирует всю систему негосударственных пенсионных фондов и даже Внешэкономбанк, управляющий пенсионными накоплениями.

Без эмиссии таких не нужных Минфину госзаймов система НПФ просто рухнула бы — вкладывать средства пенсионеров было бы просто не во что, и доходности они бы не давали никакой.

Но если вернуться к изначальному пониманию того, что средства ФНБ — это средства пенсионеров (согласно бюджетному кодексу), то инвестировать необходимо — иначе они будут таять каждый год из-за инфляции. Но, чтобы их реально инвестировать, необходимо соблюдение как минимум четырех условий:
 превращение учетных денег в реальные. Центробанк должен отдать бюджету реальную валюту с соответствующим сокращением своих ЗВР, устранив весь двойной счет;
 у ФНБ должна быть создана независимая администрация, которая отвечает только за надежность и доходность инвестирования средств;
 должна быть выработана реальная инвестиционная декларация фонда — в рамках каких лимитов и в какие рыночные инструменты имеет право администрация ФНБ вкладывать средства фонда в стране и за рубежом;
 должен быть создан механизм общественного контроля за инвестированием средств ФНБ.

Без этих институциональных решений рассчитывать на надежное и доходное вложение средств бюджетных резервов просто несерьезно. Решения должны приниматься в интересах пенсионеров (раз уж мы объявили, что это их деньги) — а не в интересах экономического роста, каких-то госкорпораций или любых других, отличных от интересов пенсионеров.

Ждать этого не приходится. Создание Росфинагентства было пусть слабым, но шагом в этом направлении. Но даже и это уже отменено. Средства бюджетных резервов будут вкладываться по неким «государственным» соображениям, куда решат чиновники. И решения эти чиновники будут принимать в тиши кабинетов вне общественного контроля. Это так удобно для чиновников. Зачем им вся эта публичность и ограничения? Они же лучше знают, что хорошо для народа.

Во всей этой абсурдной ситуации только одно, кажется, хорошо — рубль в последнее время падает, и это обещает бюджету очень приличный условный доход в виде курсовой разницы. Но и тут, если вдуматься, тоже «засада». Центробанк выплатит этот доход бюджету из своей прибыли — снизив на ту же сумму отчисления этой прибыли в бюджет. То есть для бюджета общий результат все равно будет нулевой.