Слушать новости

Документ с «двойным дном»

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Политолог Владимир Шаповалов разбирается, почему критика западными экспертами российского опыта выборов не является оправданной.

Россия, в отличие от ряда других государств, в том числе позиционирующих себя в качестве демократий, широко практикует международное наблюдение на выборах, приглашая посетить нашу страну и проинспектировать подготовку и проведение голосования как отдельных наблюдателей, так и разнообразные международные организации.

В числе последних традиционно выступает Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), институт, созданный в 1991 году для «обеспечения полного уважения прав и основных свобод». В деятельности Бюро участвуют 57 стран – членов ОБСЕ, а его бюджет формируется всеми странами, включая Российскую Федерацию.

Главным направлением своей деятельности БДИПЧ видит наблюдение за выборами в государствах-членах ОБСЕ. В период с 31 мая по 4 июня 2021 года представители Бюро посетили Россию и провели мониторинг подготовки к выборам депутатов Государственной Думы. По итогам проведенного анализа миссией БДИПЧ был подготовлен и опубликован доклад «Выборы в Государственную Думу России 19 сентября 2021 года».

Доклад миссии – типичный документ с двойным дном.

Формулировки его внешне сдержанно-округлые и корректные. В ряде случаев в оценке правовых параметров предстоящих выборов даже приводятся различные точки зрения. Но стоит вчитаться – становится понятно - эта вкрадчивая мягкость, усыпляющая противника перед решающим броском. В глазах авторов Россия по-прежнему противник, которого будут атаковать, причем ключевые объекты атаки уже выбраны. А подойти на мягких лапах чтобы в броске выпустить когти – прием известный.

На деле доклад является тенденциозным политическим документом, где самой теме выборов отводится лишь половина объема. Хотя, казалось бы, доклад мониторинговой миссии должен быть про выборы. Тем не менее, значительную часть доклада занимают пропагандистские клише относительно ограничения прав и свобод оппозиции, зажиме СМИ и гражданского общества.

Характеризуя содержание конституционных поправок 2020 года, авторы доклада обратили внимание исключительно на возможность действующего президента баллотироваться еще на два срока и расширение президентских полномочий в отношении отстранения судей. Про возможность действующего главы государства баллотироваться еще на два срока в докладе - о парламентских выборах - сообщено, а вот о том, что норма эта переходная и в дальнейшем ни один глава государства не сможет занимать эту должность более двух сроков (неважно подряд или нет) – умолчали.

Однако предметом данного доклада является анализ выборов в Государственную Думу.

К сожалению, в тексте доклада ничего не сказано об изменениях правового статуса Государственной Думы в рамках конституционной реформы, в частности, значительного расширения ее полномочий в сфере формирования Правительства Российской Федерации. Эта избирательность создает неверное преставление как о содержании конституционных поправок, так и об особенностях данной избирательной кампании.

Доклад носит исключительно критический, однобокий характер.

Нет ни слова о росте доверия россиян к избирательной системе, об усилении реакции на выявленные нарушения, об эффективности института общественного наблюдения, о росте политической конкурентности. Эту нарочитую однобокость призвана иллюстрировать подборка фактов и примеров.

О сокращении вдвое числа политических партий в период 2016-2021 годах сказано. О росте партийно-политического представительства на выборах всех уровней – нет. Как ни слова о том, что причина сокращения одна - массовый уход с политической сцены карликовых партий, не выполнивших требования об участии в выборах в течение 7 лет. И ни слова о новых успешных партийных проектах (таких как «Новые люди», например).

Но миссия констатирует, что «количество зарегистрированных политических партий сократилось вдвое по сравнению с 2016 годом», тем самым формируя представление о сокращении пространства политической конкуренции. Это тенденциозное утверждение, так как количество реально действующих партий – активных участников избирательного процесса не сократилось, а увеличилось, а уровень конкуренции на выборах разного уровня вырос.

Однако данные факты не нашли своего отражения в тексте доклада.

Характерно, что закон и практику авторы доклада сверяют лишь для того, чтобы высказать негативные оценки – позитивные тенденции игнорируются. Простой пример: вскользь упомянуто о том, что по закону госслужащих в составах избиркомов не может быть более половины. О том, что реально доля госслужащих в составах избиркомов год от года снижается, и по оценкам главы ЦИК Эллы Памфиловой уже в 2018 г. составляла порядка 25 % - ничего не сказано.

Изменения избирательного законодательства в Российской Федерации в целом трактуются исключительно как репрессивные, лишь в нескольких местах скупо и вынужденно отмечается позитивный эффект нововведений (например, в вопросе о законодательном сужении возможности снятия кандидатов с выборов по формальным основаниям). Яркий пример - ограничение избирательного права для некоторых категорий граждан (умалчивается, что ограничения коснулись таких «достойных членов общества», как бывшие террористы, экстремисты, воры, мошенники, фальсификаторы выборов).

Полностью игнорируется тот факт, что аналогичные нормы права имеются в практике зарубежных стран. Весьма экзотично выглядит пассаж об отсутствии неких специальных законодательных мер для поощрения участия женщин в избирательных процессах в России, стране, где женщины получили равные права с мужчинами еще в 1917 году, значительно раньше чем в большинстве государств Западной Европы.

Круг экспертов, с которыми провела встречи миссия БДИПЧ, также весьма тенденциозен. Так, на встречу с авторами доклада был приглашен руководитель Левада-центра (организация, признанная Минюстом иностранным агентом), но не были приглашены представители других социологических институтов – ВЦИОМ, ФОМ. Среди источников информации - исключительно оппозиционные НКО, имеющие зарубежное финансирование. Такие известные и авторитетные НКО, как Российский открытый институт избирательного права, Российский фонд свободных выборов, Ассоциация юристов России, ассоциация «Гражданский контроль», профессиональные сообщества политологов и политтехнологов и другие, имеющие многолетний опыт мониторинга избирательных процессов в России организации, к получению информации при подготовке данного доклада не привлекались, что говорит о заранее спланированной авторами установке на предвзятый подход освещения процесса.

При том, что «Единая Россия» является ведущей политической силой (335 депутатов из 450), авторы доклада опросили лишь одного единоросса, а депутатов КПРФ – сразу семь. Такая же картина в отношении непарламентских партий: все четверо опрошенных политиков из малых партий представляют «Яблоко» (не самая крупная по рейтингам и показателям прошедших выборов партия), а мнение таких партий, как Российская партия пенсионеров за справедливость и «Новые люди» (у которых и рейтинг выше, и представленность в региональных парламентах значительнее) не спросили, проигнорировали. Не проводились встречи с российским омбудсменом Татьяной Москальковой, председателем СПЧ Валерием Фадеевым, руководством Союза журналистов России, авторитетными правоведами и экспертами. Все это негативно сказалось на содержании Доклада.

Отсюда – заведомое смещение оценок и искажения, обусловленные ангажированностью отдельных контанктеров.

Как следствие – неточности формулировок доклада, заданных исходно некачественным отражением нормативного содержания законов и имеющейся практики в сообщениях отдельными горе-экспертов. Например, сетования о том, что «представители СМИ могут быть аккредитованы в качестве наблюдателей только в том случае, если они заключили трудовой договор со СМИ не позднее чем за два месяца до официального объявления выборов». О том, что на российских выборах наблюдатели и представители СМИ имеют различный круг задач и, соответственно, правовой статус, не сказано ни слова.

В этом же ряду и разбросанные по докладу подмены фактов домыслами и слухами.

«Несколько собеседников миссии МОП БДИПЧ отметили случаи предполагаемых запугивания и насилия в отношении журналистов». Подобные перлы отнюдь не издержки перевода, а неуклюжие попытки спрятать отсутствие конкретных доказательных фактов за домыслами, почерпнутыми из анонимных источников.

Похоже, что, выбирая источники собеседников и информации, эксперты БДИПЧ руководствовались собственными представлениями о референтности тех или иных лиц и структур как выразителей интересов гражданского общества и авторитетных экспертов. В качестве таковых ими воспринимаются функционеры «Голоса» (занесен Минюстом в список иностранных агентов) и им подобные, а также ангажированные диванные аналитики.

Но «гражданские наблюдатели», «не связанные» с общественными палатами, о которых печется БДИПЧ – это, по сути, наблюдатели, не связанные со структурами гражданского общества. То, что общественные палаты референтны как выразители гражданского общества, признавала еще в 2013 году заместитель генсека Совета Европы Габриэлла Баттайни. Ей принадлежит еще одна фраза: «меньшинство не должно делать большинство заложником, равно как и, наоборот, большинство не должно подавлять меньшинство». В данном случае ангажированное меньшинство пытается делать большинство граждан заложником неправильных тенденциозных представлений о нашей стране, формируемых, в частности, посредством подобных оценок.

Миссия негативно оценивает сложившийся в Российской Федерации механизм наблюдения за выборами, делает вывод о том, что данный механизм не позволяет «гражданским наблюдателям», не связанным с общественными палатами, проводить наблюдение за выборами. Этот вывод является тенденциозным и не соответствует действительности. Напротив, созданный в Российской Федерации в 2018 году механизм общественного наблюдения значительно расширяет возможности наблюдения за выборами, позволяет гражданским наблюдателям на законных основаниях участвовать в процессе наблюдения. Общественные палаты открыты для сотрудничества с любыми общественными организациями и гражданскими активистами.

В целом очевидно желание говорить только о том, о чем авторы хотят говорить и использовать сказанное для продвижения ключевых тезисов в весьма недружественном векторе. Разрозненные, вырванные из контекста «фактики» и измышления, переходящие в откровенное искажение смыслов и фактов, окаймляют опасливые формулировки предварительного доклада по всем ключевым параметрам выборного процесса. Фактически под сомнение поставлены всеобщность избирательного права, политическая конкурентность выборов, легитимность новых форм голосования и авторитет избирательных комиссий. В дальнейшем эти формулировки станут опорным конспектом по делегитимации только стартовавших парламентских выборов.

Автор — замдиректора Института истории и политики, кандидат исторических наук, эксперт ассоциации НОМ

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть