Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кандидатский минимум

Денис Волков о том, чего ждут граждане от будущего президента

Eduard Korniyenko/Reuters

До президентских выборов остается меньше года. Владимир Путин все еще не объявил о своем участии и держит интригу, хотя, по большому счету, ее нет. Судя по опросам, переизбрания нынешнего президента еще на один срок сегодня хотят 66% россиян. Почти столько же (63%) готовы прийти на избирательные участки и отдать за него свой голос, если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье. Основные споры разгораются вокруг того, с какой программой и под какими лозунгами Путин пойдет на следующий срок.

Желающих переизбрания Путина сегодня в два раза больше, чем пять лет назад — в начале его нынешнего президентского срока. Люди считают, что за оставшееся время значимой замены главному соискателю выборной должности все равно не появится.

Перемена в настроениях произошла три года назад, после присоединения Крыма к России. Тогда резко выросли всевозможные показатели поддержки президента.

Реклама

Фактически исход приближающихся выборов решился в марте 2014 года. В последние несколько месяцев — на фоне оживления экономики, роста социального оптимизма и надежд на улучшение ситуации — Владимир Путин даже улучшил свой возможный результат на несколько процентов. Получается, недавние яркие протестные акции в крупных городах не смогли поколебать уверенность двух третей населения, что именно Путин — их кандидат.

Основные споры сегодня разгораются вокруг того, с какой программой и под какими лозунгами Путин пойдет на следующий срок. На содержательном уровне есть конкуренция программам Бориса Титова и Алексея Кудрина. На политтехнологическом уровне ведутся дискуссии о том, вокруг каких слов будет строиться избирательная кампания, каким должен быть образ обновленного Путина. Но какими бы ни были эти планы и программы, всем им придется учитывать базовые запросы населения.

Представить себе основные ожидания населения мы можем на основе тех соцопросов, которые регулярно проводит и публикует Левада-центр. Надо заметить, что существующие запросы плохо артикулированы, они выражаются в самых общих представлениях о том, что было бы желательно сделать.

Под «свободой» понимается материальное благополучие

Внутриполитические запросы населения довольно стабильны на протяжении многих лет. Россия по-прежнему является страной, где значительное число людей живут относительно бедно, особенно за пределами крупных городов. Поэтому

главное, на что сетуют россияне, — рост цен и общее удорожание жизни.

Последние пару лет острота этой проблемы начала постепенно снижаться — вероятно, сказались усилия правительства по поддержанию низкой инфляции. И тем не менее «рост цен» считают для себя главной проблемой почти 70% населения. Запрос на поддержание низкого уровня инфляции в обществе чрезвычайно высок. В обнищании населения, снижении уровня жизни сегодня видит проблему каждый второй россиянин.

Далее по списку — проблема безработицы, которая стабильно тревожит около трети населения.

Коррупция и взяточничество беспокоит каждого четвертого гражданина, и в последние несколько лет интерес к этой теме растет.

Значимой является и тема плохого медицинского обслуживания. А вот антимигрантская тема, достигавшая пика в 2013 году, к сегодняшнему дню потеряла былую актуальность.

Различные ограничения гражданских прав и свобод тревожат лишь несколько процентов населения. Скорее всего, потому, что большинство наших респондентов не интересуются политикой, узнают о происходящем в стране и мире преимущественно из эфиров телевизионных новостей. Сюжеты о различного рода ущемлениях гражданских прав, репрессивных законах, разгонах митингов и демонстраций проходят мимо большинства наших сограждан. Многие из тех, кто хоть что-то слышал, уверены, что лично их эти темы никогда не коснутся.

Например, о практике признания некоммерческих организаций иностранными агентами слышали не более четверти россиян; большинство считает, что во взаимоотношениях государства и общественных организаций царит полное согласие. В основном о нарушении гражданских прав люди впервые задумываются лишь в тот момент, когда эти права оказываются нарушенными.

В большинстве своем россияне уверены, что в последние десять-пятнадцать лет в России стало не меньше, а больше свободы.

Но только под «свободой» при этом понимается материальное благополучие и связанная с этим независимость: «свобода купить», «свобода потреблять», «свобода поехать». Политические свободы остаются мало востребованными, их недостаток испытывают лишь самые активные, но малочисленные группы населения.

Удовлетворенность этой части общества может быть важна для экономического, технологического и культурного развития страны, но для победы на выборах их голоса не так существенны.

Озабоченность большинства населения социально-экономическими проблемами находит свое выражение и в тех вопросах, которые граждане хотели бы задать Владимиру Путину во время ежегодной «прямой линии». Здесь я имею в виду не вопросы, которые попадают в эфир после предварительного отсеивания, но те, что мы собираем путем анкетирования. Если обобщить тематику таких вопросов, получается, что в них доминирует проблематика социального обеспечения (вопросы-жалобы о низких пенсиях, пособиях, льготах, зарплатах). В совокупности они занимают более половины всех вопросов.

О мерах борьбы с растущими ценами на продукты питания, лекарства, медицинские услуги, тарифы ЖКХ хотели бы спросить президента еще 20% граждан. Итого около трех четвертей всех вопросов касаются так называемой социалки. Для сравнения, интересующихся взаимоотношениями России и Запада набирается всего 2–3% — эта тема явно не в приоритете.

Только бы не война

Большинство наших граждан не испытывают особого интереса к происходящему за рубежом. Рядовой обыватель сосредоточен на своих повседневных проблемах. Ему нет дела до того, что происходит за пределами его ближнего круга, тем более за пределами страны.

Активно следят за происходящим по ту сторону границы не более 15% населения.

Массовое внимание привлекают лишь темы, которые усиленно раскручивают государственные телеканалы. Как только происходящее на Украине или в Сирии исчезает с телеэкранов, внимание сразу же переключается на новые сюжеты.

Да, в последние годы немного повысилось беспокойство по поводу ухудшения отношений с Западом. Однако большинство людей тревожит не противостояние как таковое — оно давно уже перешло в фоновый режим, — а угроза перерастания конфликта в полноценную войну. Серьезного запроса на урегулирование отношений в обществе на сегодняшний день нет. Группы, по-настоящему заинтересованные в развитии сотрудничества с Западом, малочисленны и маргинализированы.

Высокая степень идеологизации нынешнего конфликта — он воспринимается большинством населения как отстаивание Россией своего великодержавного статуса — приводит к тому, что уступки противнику воспринимаются как потеря лица. Поэтому недавнее продление российских санкций можно воспринимать не только как упорство российских элит, но и популистский ход, рассчитанный на массовую поддержку.

Вместе с тем нет и запроса на агрессивную внешнюю политику. В обществе скорее доминируют изоляционистские настроения.

Жесткие решения получают широкую поддержку лишь в том случае, если можно представить их как ответные меры на чужую агрессию. Если бы была возможность обставить нормализацию отношений со странами Запада так, чтобы это выглядело как их собственная инициатива, такое улучшение было бы благосклонно воспринято большинством населения.

Ведь чувства собственной значимости можно добиться не только нарушением общепринятых норм по принципу «делаю, что хочу», но и через признание и уважение противоположной стороны.

Другое дело, что сегодня такое развитие событий кажется маловероятным. Поэтому вялотекущая конфронтация с Западом и демонстративное нежелание делать первый шаг навстречу противнику выглядит сегодня как наиболее вероятный вариант политики будущего президента.

В целом все описанные запросы населения представляются значимыми лишь в длительной перспективе. Сегодня рейтинги Владимира Путина настолько высоки, что его переизбрание подавляющим большинством голосов избирателей практически гарантировано. Поэтому как во внутренней, так и во внешней политике у него сохраняется широкая свобода маневра.

Однако нынешняя популярность президента — результат стечения многих обстоятельств. Рассчитывать на то, что так будет продолжаться бесконечно, не стоит. Чем дальше, тем больше мнение большинства населения будет накладывать ограничения на политику власти.

Автор — социолог Левада-центра