Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Долгий курс суверенной демократии

Наталья Оленич 21.01.2008, 11:18

Россия приступает к системному поиску несовершенств западного политического устройства. Методы исправления пока предполагаются сугубо теоретические.

Наконец мы, на горе всем ненашенским буржуям, британским и прочим вредным советам, вновь начнем нести свет истинной веры по свету. Теперь уже не коммунистической, с идеями мировой революции, а суверенно-демократической, с идеями сугубо охранительными.

Владимир Путин, завершая свою миссию человека, «поднявшего Россию с колен» и возвратившего ей привычное ощущение величия и исключительности, одобрил план создания российских идеологических форпостов на Западе. Откуда, как известно, и «моды к нам, и авторы, и музы…» Как заявил в интервью The Wall Street Journal известный российский адвокат Анатолий Кучерена, аналитические центры для начала будут созданы в Нью-Йорке и Париже, станут изучать политическое устройство США и Франции и рекомендовать, как можно его улучшить. По словам юриста, который и вышел с этим предложением к президенту еще весной прошлого года, центры будут заниматься «конструктивной» критикой западного порядка.

Идеологическое алаверды наверняка с энтузиазмом будет воспринято большинством российских граждан.

Не потому, что россияне, как, к примеру, подавляющее число американцев, убеждены в том, что их страна лучше всего «для счастья приспособлена». Даже те, кто никакой другой страны не знают (а это 9/10 населения, если судить по статистике зарубежных вояжей), не сомневаются, что есть на планете места, где, пусть не «так вольно дышит человек» (бог с ней, с вольностью!), зато живет куда спокойнее и сытнее.

Но у российских, как впрочем, и у французских, американских, английских и всяких прочих великодержавных и имперских народов, «собственная гордость». И, как только исчезла материальная заинтересованность в западных учителях (то есть нужда в кредитах, гуманитарной и прочей помощи), их идеологическое, интеллектуальное, культурное и любое другое присутствие стало вызывать раздражение. И явное преобладание даже в рунете одобрительной реакции на действия российских властей в отношении Британского совета очередное тому подтверждение.

Раздражение против западных «учителей», конечно, искусно культивируется официальной пропагандой. Но, следует признать, оно имеет и глубокие историко-культурные корни.

«Нас удержать, как крепкою вожжой,/ От жалкой тошноты по стороне чужой», — еще два века назад призывал даже вольнодумец Чацкий. Мы, как известно, и сами с усами. И блоху на скаку подкуем. И с космическим кораблем, как гласит анекдот — самый верный источник народного мировоззрения, разберемся при помощи молотка, долота и какой-то матери. А уж с демократией, да при таком количестве нефти, и подавно.

И даже экспортировать ее начнем. Как нефть и газ. И в этом смысле открытие в мировых столицах (Нью-Йорком и Парижем, по уверению Кучерены, дело не ограничится) отделений «Институтов демократии и сотрудничества» подобно строительству Северо-Европейского газопровода или подписанию проекта «Южный поток».

За торговой экспансией всегда следует экспансия идеологическая. За признанием собственного величия — ощущение своего мессианства.

Испания времен великих географических открытий и Британия с XVIII по середину XX века, СССР с основания и до краха и США с середины прошлого века и по сей день. Страны-мессии меняются, на время уходят с мировой арены, но желание учить другие народы неизбывно.

Россия лишь возвращается на профессорскую кафедру. С долгим курсом суверенной демократии вместо краткого курса ВКП(б) в руках.

Несовершенств в традиционных западных демократиях можно найти множество. И на рекомендациях по их улучшению наверняка будет защищена не одна диссертация.

Даже из совершенно случайного набора сюжетов российских телеканалов можно составить перспективный план работы хоть для парижского, хоть для нью-йоркского отделений.

Одна из аналитических телепередач в минувшие выходные показала два сюжета подряд: один о текущих амурных похождениях нынешнего президента Франции Никола Саркози, другой об альковных грехах бывших американских президентов, в частности Билла Клинтона. Для того чтобы подчеркнуть всю порочность и безнравственность западных демлидеров, не хватало еще одного, российского ролика. Например, с Владимиром Путиным со свечой в руках и лицом, одухотворенным думами о Боге, во время недавней рождественской службы. Или нарезки кадров с преемником Дмитрием Медведевым (а за его двухлетнее кураторство над нацпроектами их накопилось множество), открывающим больницу, спортивный комплекс, позирующим с юными футболистами, роженицами, новоселами и т. п. Что может быть нагляднее противопоставления западному моральному разложению, эгоизму и гниению нашей духовности, нравственности и заботы о людях?

Изучением загнивающего Запада (старый советский анекдот про исходящий от этого чудный запах вновь становится актуальным), очевидно, найдется немало желающих заняться.

Поскольку штат сотрудников, как заметил Кучерена, планируется немногочисленным, высокий конкурс гарантирован. Прослышав про ответственное государственное задание непосредственно в тылу врага, многие приближенные к кремлевским кругам товарищи, вероятно, уже хлопочут, самоотверженно предлагая свои кандидатуры для его выполнения.

Правда, открытым остается главный вопрос, чем на самом деле будут заниматься эти самые русские институты по изучению Запада. Шпионить? Если предположить, что российские власти решили дать симметричный ответ пресловутым западным шпионским центрам, маскирующимся под всякие разные британские советы. Отмывать деньги? Если учесть, что этим, как уверяют некоторые СМИ, в России занимаются не только специально обученные финансисты, но обученные совсем другому окологосударственные социологи.

В любом случае, с точки зрения властей, самым худшим вариантом было бы занятие сотрудников «институтов демократии и сотрудничества» официально заявленным делом — исследованием западного политического устройства. Большинство диссидентов не вне, а внутри советской системы, то есть именно те люди, которые и привели ее к краху, занимались более безопасными темами. Например, изучали «проблемы мира и социализма» в Праге.

Стоит ли наступать на те же грабли?