Дорогостоящее геополитическое оружие

За внешнеэкономические амбиции российского руководства заплатят внутренние потребители

Фото: VE
За внешнеэкономические амбиции российского руководства заплатят внутренние потребители.

Стихийное решение «Газпрома» и президентской администрации будет иметь в перспективе столь же стихийные последствия, которые для российской экономики можно сравнить разве что с гайдаровской либерализацией цен и приватизацией начала 90-х годов. После многолетних колебаний и шараханий Россия избрала энергетическую стратегию на долгие годы вперед, а ее последствия будут определять экономическое состояние большинства промышленных отраслей.

Заседание в президентской администрации в начале недели, итогом которого стало решение разработать новую стратегию топливного обеспечения энергетики, официально оформило существующее положение вещей в российской экономике. Российские власти готовы перевести российский рынок на уголь и мазут, что неизбежно приведет к росту тарифов на электроэнергию, но обеспечит реализацию экспортных контрактов «Газпрома». Де-факто признан приоритет геополитических интересов над экономическими.

Несмотря на информационную закрытость «Газпрома», проблема падающей добычи стала очевидной еще в начале 2000-х годов. Последние десять лет газовая монополия сокращала инвестиции в добычу, наращивая вложения в непроизводственные активы. В результате истощающиеся месторождения практически не замещаются. А спрос внутри страны благодаря восстановительному экономическому росту постоянно растет в среднем на 3–4 процента в год. Последние пять лет «Газпром» резко наращивает экспортные поставки. По оценкам экспертов, к 2010 году дефицит газодобычи с учетом роста потребления составит от 80 до 150 млрд кубометров. Перспектива дефицита газа была понятна и в 2003 году, когда правительством была принята «Энергетическая стратегия» до 2020 года. Но тогда государство не решилось сделать однозначный выбор в пользу внутреннего или внешнего рынка, сохранив планы прироста поставок для российских потребителей.

Однако за три года ситуация существенно изменилась. Во-первых, из-за роста мировых цен на энергоносители разница в ценах внутреннего и внешнего рынка выросла в два с половиной раза. Во-вторых, «Газпром» превратился в главное геополитическое оружие российского государства. За пять лет Россия резко увеличила поставки голубого топлива на европейский рынок, начала реализацию нескольких крупных транспортных проектов, приступила к освоению быстрорастущих рынков Китая и Юго-Восточной Азии. В ситуации стагнации производства за статус «энергетической сверхдержавы» приходилось платить внутренним потребителям.

Ни для кого не секрет, что сбытовые подразделения «Газпрома» последние годы крайне неохотно соглашаются на сверхлимитные поставки газа для российских предприятий даже по свободным, фактически мировым ценам.

Комбинация этих факторов плюс особое отношение к главной компании страны со стороны российского руководства намного усилили лоббистские возможности «Газпрома», наращивавшего давление на властные структуры. Правительство по понятным причинам отказывалось признать проблему нарастающего дефицита газа. Экономические власти прекрасно понимали, к чему приведет отказ от роста поставок на внутренний рынок. Главное из них — рост тарифов на электроэнергию с соответствующими последствиями для населения и энергоемкой российской промышленности. Но, похоже, теперь приоритеты расставлены окончательно.

Алексей Миллер и его команда по сусекам собирают весь возможный газ внутри страны.

Газовая монополия последовательно забирает под себя все производство газа независимыми производителями и нефтяными компаниями. Кроме того, острота проблемы дефицита вынуждает российские власти идти даже на пересмотр многих международных соглашений по добыче энергоресурсов. Однако главная ставка сделана на переориентацию газовых потоков. Компания уже сокращает поставки для главного потребителя — РАО ЕЭС. В 2006 году «Газпром» выделил энергетикам 100,5 млрд кубометров газа — на 11 млрд кубометров меньше, чем в прошлом году. Дальше правительство и «Газпром» планируют переводить на уголь все станции, спроектированные под использование нескольких видов топлива. Это даст экономию еще порядка 30 млрд кубометров газа в год. Такая стратегия, кстати, проясняет вопрос и о мотивах скупки «Газпромом» энергетических компаний. К примеру, если постепенно перевести с газа на уголь всю генерацию «Мосэнерго», «Газпром» получит свободный газ, сравнимый по объемам с поставками на Украину.

И это не единственное последствие для РАО ЕЭС. Компании Анатолия Чубайса, оказавшейся заложницей русской геополитики, придется заново пересматривать всю программу реформирования электроэнергетики. Большинство инвестиционных проектов по строительству и модернизации генерирующих мощностей рассчитывались на основе как минимум сохранения объемов поставок газа. Теперь меняется вся экономика этих проектов. Переход электростанций с газа на мазут и уголь приведет к резкому росту тарифов на электроэнергию. По расчетам РАО ЕЭС, себестоимость вырабатываемой электроэнергии вырастет в 3–4 раза. Кроме того, потребуются большие инвестиции в перевооружение электростанций, создание складских и транспортных мощностей для угля и мазута, придется договариваться с ОАО РЖД о тарифах на транспортировку топлива. Наконец, не стоит забывать и об экологии. Даже самые совершенные технологии сжигания угля (так называемый кипящий слой — технология, на которой могут работать от силы 5–6 российских станций из 100) по уровню выбросов значительно превосходят показатели электростанций, работающих на газе. Это значит, что энергетикам и новым инвесторам в лучшем случае придется вкладывать большие средства в экологические программы, а в худшем — дымить в небо.

Выбор «Газпрома» в пользу внешнего рынка, между тем, существенно изменит и общую экономическую ситуацию. Выросшая стоимость электроэнергии резко снизит эффективность предприятий химической, металлургической, машиностроительной отраслей, использующих конкурентные преимущества «дешевой энергии».

Вполне возможно, что российские компании окажутся в положении украинских предприятий, которые совершенно не учитывали в своих долгосрочных бизнес-планах двукратный рост цен на электроэнергию.

Пока не совсем понятно, в какой степени рост тарифов РАО ЕЭС скажется на стоимости электроэнергии для населения, но нет сомнения, что скажется весьма ощутимо. Единственный плюс для Анатолия Чубайса в этой ситуации заключается в том, что на этот раз он может смело указывать на других авторов социально непопулярных реформ.