Пенсионный советник

«Германии нужны российские ресурсы, и срочно»

Депутат Европарламента выступил за отмену санкций против России

Юлия Калачихина (Ялта) 16.04.2016, 19:11
Вид на «Ласточкино гнездо» Владимир Смирнов/ТАСС
Вид на «Ласточкино гнездо»

Почему Крым не интересен немецким предпринимателям и как миграционный кризис в Европе может помочь снять санкции с России, в интервью «Газете.Ru» рассказал депутат Маркус Претцелль из немецкой правой партии «Альтернатива для Германии» (AfD).

На второй Ялтинский международный экономический форум впервые приехали европарламентарии. Правда, в основном радикальные и представляющие правое крыло европейского политического спектра. Один из них, депутат Маркус Претцелль из немецкой правой партии «Альтернатива для Германии» (AfD), рассказал «Газете.Ru» о своем видении политического и экономического взаимодействия Германии и России.

Крым слишком маленький

— Какова цель вашего визита?

— Я бы хотел провести переговоры с политиками, а также с потенциальными экономическими партнерами для немецких бизнесменов. Нужно восстанавливать общение, которое мы прервали несколько лет назад.

— И с кем конкретно вы здесь собрались восстанавливать переговорный процесс?

— Я не могу раскрыть их имена.

Marcus Pretzell/Facebook
Marcus Pretzell/Facebook

— Может, хотя бы сферы интересов этих людей обозначите? Сельское хозяйство, промышленность, к примеру?

— Для России Германия остается крупнейшим рынком сбыта в Европе. При этом речь идет не только об энергетике, а о самых разнообразных ресурсах.

Нам нужны российские ресурсы, и срочно!

В свою очередь, Россия импортировала из Германии машинную продукцию и технику. Мы экспортируем по всему миру, в том числе в Китай. Но он от нас очень далеко, тогда как Россия, которая остается очень интересным рынком – большим и растущим, – находится совсем рядом.

— Странно, а российский министр экономического развития все еще ищет дно экономики, которая, по всем прогнозам, сократится в этом году.

— Конечно, сейчас ВВП России падает, в том числе из-за ограничений, наложенных Западом. Но страдает и экономика Германии – из-за санкций наш ВВП сокращается на 1% ежегодно.

— Вы хотите восстановления товарооборота между Россией и Германией докризисного уровня. А есть ли у немецких предпринимателей интерес непосредственно к Крыму?

— Крым слишком маленький, чтобы всерьез заинтересовать бизнес Германии. Возможно, разве что отдельных предпринимателей.

Здесь все началось

— Это ваш первый визит в Россию. Почему восстанавливать отношения вы отправились в Ялту, а не в Москву?

— Потому что именно из-за Крыма Евросоюз наложил санкции на Москву. Здесь все началось.

— Правильно ли я понимаю, что вы выступаете за немедленное снятие санкций, после чего политические переговоры должны быть продолжены?

— Да. Экономические санкции не решат политическую проблему Крыма, а именно законности присоединения полуострова к России. Накладывая экономические ограничения, вы только консервируете политическую проблему. Это произошло на Кубе, в Северной Корее, Иране, ЮАР. Вы стабилизируете проблему, которую пытаетесь решить.

— О каком политическом решении может идти речь, если в феврале Европарламент назвал возвращение Крыма Украине одним из условий отмены санкций, введенных против России. Россия возвращать Крым, естественно, не намерена. По всему полуострову плакаты с президентом Владимиром Путиным «Крым. Россия. Навсегда».

— Договариваться должны Москва и Киев. Я не верю, что Берлин или Брюссель могут разрешить эту проблему.

— Санкции действуют до 31 июля. Вы ожидаете, что они будут продлены на полгода, а потом еще и еще?

— Боюсь, что санкции ЕС против России будут продлены, потому что на это есть определенная воля, особенно в Берлине из-за внешнего давления.

— А какие настроения в Европарламенте в отношении России и ситуации вокруг Крыма?

— Все еще очень враждебные. Что не слишком соответствует настроению обычных европейцев. Большинство из них, особенно в Германии, относятся к санкциям очень скептически. Они не видят выгоды — ограничения не решили политический вопрос и уж точно не помогли экономике Германии. Это какой-то абсурд, что США, которые так сильно давили на ЕС, и особенно на ФРГ, в вопросе санкций против России, нарастили товарооборот с ней. То есть они просто вытеснили европейцев с российского рынка. В этом контексте политика канцлера просто смешная.

— Как, кстати, отреагируют немецкое правительство и Европарламент на ваш визит в Крым?

— Не думаю, что они слишком обрадуются (смеется).

— Они не советовали отказаться от поездки?

— Я не спрашивал их разрешения.

— Ваших коллег из Австрии уже предупредил украинский МИД, что на Украине их не ждут. Вы, я так понимаю, тоже туда не собираетесь?

— Я привык к предупреждениям. Хочу пояснить, я не против Украины, но действую в интересах своей страны.

Украинский посол в Германии Андрей Мельник в Twitter: «Незаконный визит политика AfD Маркуса Претцелля в оккупированный Крым будет иметь серьезные правовые последствия!»
Украинский посол в Германии Андрей Мельник в Twitter: «Незаконный визит политика AfD Маркуса Претцелля в оккупированный Крым будет иметь серьезные правовые последствия!»

Перетасовка колоды

— 12 апреля Нидерланды опубликовали официальные итоги референдума, касающегося ратификации соглашения об ассоциации Украины и ЕС. Как вы оцениваете его итоги?

— Против ассоциации выступили более 60% голландцев (61%. — «Газета.Ru»). Но референдум не имеет обязательной силы, так что правительство Нидерландов проигнорирует его. Люди в Брюсселе уже работают над тем, чтобы документ, несмотря на такие эксцессы, в итоге был ратифицирован. Как видите, правительства многих европейских стран не сильно заботят политические взгляды своих народов. Надеюсь, избирателям это все-таки надоест, потому что нельзя изменить политику с действующими главами государств.

— То есть пока они у власти, санкции против России не снимут?

— Конечно! Чтобы санкции отменили, необходима смена правительств хотя бы в двух из четырех стран (Германия, Франция, Великобритания и Италия), которые определяют политику Евросоюза.

— Франсуа Олланд – французская «хромая утка», в Италии технократ Маттео Ренци. Великобритания более-менее обособлена, так что получается, пока Германию возглавляет Ангела Меркель, санкциям быть?

— Не обязательно. Вряд ли в 2017 году сменится правительство Германии. Слишком рано — «Альтернативе для Германии», которая выступает за ужесточение миграционной политики, всего три года (на прошедших в марте выборах правящая партия проиграла в двух из трех федеральных земель как раз на фоне успеха ультраправых. – «Газета.Ru»). Но есть страны, где почва для перемен гораздо лучше удобрена, – например, Австрия, Швеция и Дания. Неплохие шансы у Герта Вилдерса (Партия свободы, Нидерланды). Если же новым премьером Италии станет Маттео Сильвини («Лига Севера»), то политика ЕС уже серьезно изменится.

— А если во Франции к власти придет Марин Ле Пен («Национальный фронт»)?

— Если она станет президентом, это изменит всю Европу. Никому не будет дела до Меркель, так как француженка раздаст карты заново. Да, экономика Германии – краеугольный камень, но все же не все здание.

А Меркель из-за миграционного кризиса уже в политической изоляции. В ЕС она буквально стоит одна против всех.

Трамп уничтожит систему

— Давление Вашингтона на Европу все равно останется. Какие у вас ожидания по осенним президентским выборам?

— Популярность Дональда Трампа удивила политический истеблишмент. Он возник как джокер, который точно припрятал в рукаве еще пару козырей до выборов.

— Думаете, обойдет Хиллари Клинтон?

— У него большие шансы стать следующим президентом США. Возможно, это лучший кандидат, который сейчас есть у Америки.

— Почему?

— Хиллари Клинтон – продукт текущей политической системы США. То есть не важно, на самом деле, возглавляет ли страну Хиллари, Билл (Клинтон), Джордж (Буш) или кто-то еще. Политику определяет не личность, а система, которая за ней стоит.

— А Трамп сломает эту систему?

— Трамп ее просто убьет! Он ее уничтожит, потому что не является частью системы.

— И какие будут его шаги в отношении Европы и России?

— Он непредсказуем.

— Вас это не пугает?

— Конечно, потому что непонятно, что дальше.