Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Вину назначат минимальную цену

Росалкогольрегулирование назначит минимальную розничную цену на вино

Рустем Фаляхов 17.07.2015, 19:34
Сергей Гунеев/РИА «Новости»

В следующем году бутылку игристого вина нельзя будет купить дешевле чем за 230 руб., а вина — за 180 руб. Росалкогольрегулирование намерено утвердить минимальную цену на продукцию из винограда, чтобы разорить производителей дешевого шмурдяка. Потребителю придется десять раз подумать, прежде чем выбрать вино при выравненных ценах.

Росалкогольрегулирование согласилось с предложением производителей винодельческой продукции о том, чтобы ввести с нового года минимальные цены на игристые и тихие вина.

«Предварительно сошлись на том, что цена производителя (отпускная цена) на бутылку игристого емкостью 0,75 л должна быть 115 руб. За литр вина – 120 руб.», — пояснил «Газете.Ru» пресс-секретарь Росалкогольрегулирования (РАР) Александр Куликов.

Отпускную цену производителя можно смело удваивать, чтобы получить стоимость вина в рознице, советуют в отраслевом Союзе виноградарей и виноделов России. Таким образом, минимальная цена игристого вина может составить 230 руб, а вина — 180 руб.

Это примерно вдвое ниже розничных цен, по которым вино и шампанское можно сейчас приобрести в рознице.

В ближайшее время регулятор и участники рынка обсудят минимальную оптовую цену, которую смогут установить дистрибьюторы. Завершающий этап — обсуждение розничной цены. Она и будет закреплена в приказе Росалкогольрегулирования и станет обязательной для исполнения. Корректироваться размер минимальный цены будет ежегодно, исходя прежде всего из роста акцизов на алкоголь.

В ведомстве не берутся утверждать, какой в итоге будет минимальная установленная цена в рознице. «Это предмет дискуссий с виноградарями, виноделами и ритейлерами», — говорит Куликов.

Цель введения «минималки» — защита потребителя вина от фальсификата.

Логика здесь такая: сейчас потребитель видит на полках магазинов вино, которое стоит меньше 100 руб., в провинции можно купить бутылку вина 0,75 л даже за 50–60 руб.

«Нормальное вино столько стоить не может. Это значит, что под видом вина вам впаривают этиловый спирт, разведенный водой, подкрашенный и подслащенный, с добавлением ароматических добавок. Этой бурдой, может, и не отравишься, но это не вино», — говорит Владимир Цапелик, президент Независимого винного клуба.

Понятно, что добросовестный производитель не может конкурировать с такими «брендами». Если же поднять цену до уровня, минимально приемлемого для добросовестного производителя, то это обеспечит конкурентоспособность легальной качественной винодельческой продукции, уверены в РАР.

«Потребителю при таком раскладе придется наконец-то думать, что он покупает. Если цены в бюджетном сегменте будут одинаковыми, придется включать мозг — изучать этикетки, советоваться с друзьями, читать специальную литературу, чтобы отличить шмурдяк от качественной продукции», — полагает президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович, добавляя, что он сам нередко по 15–20 минут изучает неизвестные ему марки вина, прежде чем сделать покупку.

Точных данных по фальсификату винодельческой продукции нет. Большинство участников рынка, основываясь исключительно на личном опыте, считают, что примерно 10–15% от всего произведенного в России объема вина – фальсификат. С игристыми винами ситуация еще хуже. «По моим ощущениям, едва ли не половина рынка игристых и шампанских вин в России – это подделка, всякого рода «шипучки», — считает председатель совета директоров ЗАО «Абрау-Дюрсо» Павел Титов.

По оценке Ассоциации производителей игристых вин, 25% от объема игристых и шампанских вин, реализуемых на территории России, не соответствует нормам качества. Зато с количеством проблем нет. В федеральном реестре алкогольной продукции, составленном РАР, числится такое количество винодельческой продукции, что этому могут позавидовать Франция, Италия и Испания, вместе взятые: 22 687 наименований вина, 1583 наименования игристых вин, 875 — шампанских (данные за 2014 год).

Виноделы уже три года лоббируют введение минимальной цены, но только с этого года инициатива получила поддержку Росалкогольрегулирования. После того как были внесены поправки в утвержденный правительством перечень продукции, товаров народного потребления и услуг, на которые распространяется госрегулирование РАР. До этого РАР регулировало цены только на крепкий алкоголь.

В ведомстве считают, что введение минимальной цены на водку имеет положительный эффект и есть смысл распространить этот механизм на винодельческую продукцию. В этом году минимальная цена поллитровки в рознице – 185 руб. В 2014 году она дважды менялась и доходила до 220 руб.

Среди оппонентов идеи введения минимальной цены на вино — Минэкономразвития. В ведомстве «Газете.Ru» ранее поясняли, что предложение отраслевого союза и РАР о минимальной цене приведет всего лишь к выравниванию цен. Нелегальная фальсифицированная продукция сравняется с легальной из низшего ценового сегмента.

То есть фальсификат не станет качественным продуктом, но цена его автоматически возрастет.

«Представляется, что для достижения заявленных целей (борьба с фальсификатом. – «Газета.Ru») необходимо усиление государственного контроля за производством и оборотом алкогольной продукции. Согласно действующему законодательству Росалкогольрегулирование владеет достаточным инструментарием для этого», — считают в Минэкономразвития.

Кроме того, необходимо усиливать разъяснительную работу «в СМИ, в сети интернет», в местах розничной продажи алкогольной продукции, уточнили в ведомстве.

В России не хватает своего винограда, отечественный рынок зависит от импорта для удовлетворения спроса, отмечает Элеонора Скоулз, издатель spaziovino.com. «Пока в России не будет достаточно своих виноградников, своего урожая, а также реально действующих контролирующих систем, аналогично тем, что работают в Европе, и ответственности ритейлеров за выставляемое на полки вино, винный контрафакт в России будет процветать», — считает Скоулз.