Золотая молодежь хочет гласности

Суд в закрытом режиме изучил запись погони полицейских за Gelandewagen



Руслан Шамсуаров

Руслан Шамсуаров

Михаил Почуев/ТАСС
Громкий процесс над юными лихачами, устроившими гонки с полицией на Mercedes Gelandewagen, набирает обороты. Суд допросил почти всех свидетелей, один из которых рассказал об угрозах стражам порядка, и изучил ключевую улику — видеозапись трансляции в соцсети, которую сын вице-президента «ЛУКойла» Руслан Шамсуаров вел в сети Periscope прямо во время погони. Очередное заседание пришлось прервать из-за технической неготовности видеоаппаратуры.

В Гагаринском районном суде Москвы продолжилось рассмотрение резонансного уголовного дела в отношении золотой молодежи из Mercedes Gelandewagen, устроившей опасные гонки с сотрудниками ДПС.

Ранее во вторник суд допросил свидетелей по делу — трех сотрудников ДПС, которые не принимали участия в самой погоне. Один из них, например, пытался жезлом остановить наглухо тонированный внедорожник без номеров, едущий с явным превышением скорости, другой оформлял протоколы об административных правонарушениях, когда юных лихачей уже поймали. Последний, инспектор Александр Минаев, как сообщала «Газета.Ru», упомянул ранее не известную суду подробность, касающуюся общения инспекторов со стритрейсерами после задержания.

Так, Минаев заявил, что, когда оформлял протокол, слышал, как кто-то из компании молодых людей угрожал его коллегам связями в Генпрокуратуре или Следственном комитете. Однако, кто именно это сказал, он не знает, поскольку в тот момент был занят составлением протокола.

До сих пор суду не удалось допросить последнего свидетеля — инспектора Бакустина, который уехал в отпуск в Сочи. Поэтому в четверг судья Ольга Зельдина дала гособвинению возможность представить иные доказательства по делу против сына топ-менеджера «ЛУКойла» Руслана Шамсуарова, администратора в консалтинговой фирме Абдувахоба Маджидова и предпринимателя Виктора Ускова.

Гособвинитель предложил суду изучить ту самую скандальную запись трансляции погони, которую подсудимые вели в сети Periscope из салона Mercedes. При этом прокурор настаивал на изучении вещдока в закрытом режиме заседания, то есть без присутствия журналистов и всех остальных граждан, не имеющих отношения к процессу. Свою просьбу помощник прокурора ЮЗАО Москвы Бирюков объяснил наличием в записях ненормативной лексики.

Защитники молодых людей просили удовлетворить ходатайство лишь частично — показать в открытом заседании запись без звукового ряда.

По их мнению, гласность была нужна, чтобы присутствующая на процессе публика могла воочию убедиться, что в действиях их подзащитных отсутствует состав основной инкриминируемой им статьи УК РФ — нет угроз применения насилия в отношении представителей власти.

Впрочем, едва ли кто-то из судебных корреспондентов, освещающих процесс, не видел эти записи на YouTube. Тем не менее судья полностью удовлетворила ходатайство прокурора.

Заседание вновь перешло в открытый формат спустя 20 минут: много времени на просмотр cкандального видео, действительно изобилующего матом и оскорблениями, суду не понадобилось.

Далее суд приступил к изучению записей с камер наружного наблюдения, которые засняли погоню трех патрульных автомобилей ДПС за Gelandewagen.

Гособвинитель планировал продемонстрировать около 10 записей, но почему-то не подготовился и пришел в суд с видавшим виды ноутбуком, в который загружал первую из записей чуть ли не полчаса.

Продемонстрированная в итоге запись содержала важный фрагмент погони, по поводу которого защитники золотой молодежи задали ранее потерпевшим несколько десятков вопросов. Это был тот момент, когда патрульный Mercedes почти догоняет Gelandewagen, а тот неожиданно разворачивается в обратном направлении через газон.

Согласно показаниям двух инспекторов ДПС, находившихся в машине, перед разворотом водитель внедорожника резко затормозил, как полагают гаишники, чтобы они врезались в Mercedes Шамсуарова сзади.

Это один из эпизодов погони, который следствие расценивает как создание угрозы жизни и здоровью стражей правопорядка.

Однако после изучения записи адвокаты один за другим выступили с похожими заявлениями о несостоятельности представленного доказательства. «В обвинительном заключении говорится, что Маджидов тормозил перед разворотом, создавая угрозу инспекторам Гуляеву и Банникову, находившимся в патрульном автомобиле, но данный видеофайл опровергает факт торможения, да и автомобиль ДПС двигался на дистанции около 30 м, да еще и по соседней полосе, — отметила адвокат Алавердинова. — Кроме того, на записи в кадре нет других автомобилей, так что и для других участников движения опасности не могло быть».

Пока участники судебного разбирательства ждали, когда в суде разыщут более продвинутое техническое средство для просмотра записей, гособвинитель в неформальной форме пытался узнать, будет ли сторона защиты возражать, если следующие заседания, во избежание затягивания процесса, будут проводиться без одного из адвокатов Маджидова, который заявил о невозможности приходить в суд из-за предстоящего лечения. «Это не дело», — тут же ответил ему один из адвокатов Шамсуарова.

«Мы же все делаем в рамках закона, так?» — любезно, но в то же время с неким вызовом в голосе пресек переговоры на эту тему сам 20-летний Шамсуаров.

Кстати, во вторник, когда на заседании зачитывались имеющиеся в деле материалы, судья в числе прочего упоминала характеристику на Шамсуарова из деканата Международной школы бизнеса РГУ нефти и газа имени Губкина, где на втором курсе учится подсудимый.

Там описали сына вице-президента нефтяной компании как доброго и спокойного человека, который удовлетворительно справляется с учебным планом.

Попытки найти в здании суда более современный компьютер, на котором можно было бы нормально изучить доказательства, успехом не увенчались. В итоге из-за этого заседание пришлось отложить до 19 сентября.

Напомним, что инцидент произошел в конце мая 2016 года. Управлявший машиной Маджидов вместе с Шамсуаровым и Усковым, двигаясь по Ленинскому проспекту в сторону МКАД, неоднократно грубо нарушали правила дорожного движения. По версии следствия, они осознавали, что их действия пытаются пресечь сотрудники ДПС, осуществляющие преследование на служебном автомобиле, но продолжали совершать опасные маневры, создающие реальную угрозу жизни и здоровью сотрудников полиции. При этом владелец авто Шамсуаров вел онлайн-трансляцию погони в Periscope, сопровождая, как и его товарищи по скамье подсудимых, свои действия оскорбительными высказываниями в адрес сотрудников полиции.

Все они обвиняются по ч. 1 ст. 318 УК (угроза применения насилия в отношении представителя власти) и ст. 319 УК (публичное оскорбление представителя власти при исполнении), за что грозит до пяти лет лишения свободы. Еще один подозреваемый — некий Михаил Татарашвили — уже около месяца находится в розыске, а уголовное дело в отношении него выделено в отдельное производство.