Пенсионный советник

Марш в тюрьму

«Несогласным» учреждено уголовное наказание

Алексей Левченко 16.05.2007, 19:34

Большие тюремные сроки теперь могут грозить участникам «Марша несогласных». Госдума всерьез ужесточила ответственность за экстремизм и в очередной раз расширила само понятие экстремистской деятельности.

Новая законотворческая инициатива депутатов появилась в ответ на послание президента Владимира Путина, призвавшего в своем выступлении перед парламентом 26 апреля в короткий срок ужесточить наказание за политический экстремизм.

Законопроект оказался ответом на проведение в крупных городах России «Маршей несогласных».

Достаточно отметить, что среди участников коалиции «Другая Россия» есть Эдуард Лимонов, чья НБП признана экстремистской организацией и запрещена.

В законопроекте, который внесли депутаты Михаил Емельянов («Единая Россия»), Игорь Лебедев (ЛДПР), Николай Ковалев («Единая Россия») и Николай Безбородов («Патриоты России» — «Народная воля» — СЕПР), за создание экстремистской организации предусмотрено наказание до шести лет лишения свободы. Для рядовых участников запрещенной организации, то есть, возможно, активистов НБП, — до четырех лет. Наказание за организацию и участие в массовых беспорядках, которые совершены «по мотиву идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной вражды», увеличено до двенадцати лет. Раньше организаторам беспорядков грозило от 4 до 10 лет, а участникам — от 3 до 8. Вовлечение в экстремистскую деятельность несовершеннолетних, согласно поправке, оценивается в 5–8 лет тюрьмы. Столько же раньше полагалось за вовлечение несовершеннолетних просто в преступную деятельность. К публичным призывам к экстремистской деятельности приравнивается «публичное оправдание такой деятельности». За «оправдание» такой деятельности также грозит срок от трех до шести лет. Ранее за призывы можно было получить до трех лет. Административное наказание предусмотрено за распространение, изготовление и хранение экстремистских материалов.

Депутаты предложили также считать экстремизмом «публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность РФ», в совершении экстремистских деяний.

Экстремизмом будут считаться и печатные или аудио-, видеоматериалы, «содержащие призывы» к совершению экстремистских деяний. Напомним, что при конфискации оппозиционных газет «Объединенного гражданского фронта» в Санкт-Петербурге правоохранительные органы также подозревали их в экстремизме.

При принятии документа в первом чтении авторы пошли на тактическую хитрость. Законопроект изначально планировалось рассмотреть во второй половине дня, однако единороссы неожиданно предложили принять его еще до 11 часов утра в быстром режиме. Противники инициативы или не успели сориентироваться, или еще не проснулись. Во всяком случае, сомнения в необходимости документа высказал только член ЛДПР Сергей Иванов, предположивший, что теперь под подозрением в экстремистской деятельности может оказаться любой. «Что значит мотив «идеологической, политической вражды», — не понимал депутат Иванов. «Ну вы же не будете переворачить машины и жечь стекла на основании этого мотива», — успокоил его единоросс Емельянов.

После этого законопроект быстро одобрили: 345 депутатов были «за», 40 — «против».

«Мы все чувствуем угрозу на примере Украины», — объяснил «Газете.Ru» депутат Емельянов. «Опять начинает входить в моду, что любое несогласие должно выражаться в экстремистских формах. Если демонстрация прошла мирно и никому не набили морду, не разбили стекло и не подожгли машину, то она как бы и не удалась», — объяснил автор законопроекта.

«Марша несогласных» закон не касается до тех пор, пока они не устраивают беспорядки, — заверил Емельянов. — Скажем откровенно — «Марши несогласных» нацелены на то, чтобы спровоцировать власть на какие-то силовые действия. Эти люди не успокаиваются, пока не применена сила. Если бы марш разрешили, они все равно бы пошли не туда».

«Марш — это оперетта для зарубежных зрителей», — объяснил он «Газете.Ru». «Что касается НБП, то нужны даже более радикальные вещи: потому что мы такие организации запрещаем, а они все равно действуют, и никому плохо не становится», — добавил парламентарий. Ранее депутат Емельянов входил в партию «Яблоко» и при ее поддержке избрался по одномандатному округу в нынешний состав палаты. На Охотном ряду народный избранник переквалифицировался в охранители и вступил в «Единую Россию».

«Закон сам по себе не опасен, потому что довольно расплывчат и плохо написан. Что считать экстремизмом, не совсем понятно», — заявил в свою очередь «Газете.Ru» независимый депутат Владимир Рыжков. «Но я не исключаю, что после его принятия начнутся серьезные репрессии в адрес оппозиции», — добавил он.