Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Указания давал Глущенко-депутат»

Григорий Гончаров (Санкт-Петербург) 07.07.2004, 20:27

На процессе по делу об убийстве Галины Старовойтовой главный свидетель обвинения сообщил, что расправиться с ней подсудимым поручил бывший депутат Госдумы Михаил Глущенко. Сам свидетель, ничего не подозревая, участвовал в подготовке убийства. А теперь обвиняемые пытаются заставить его замолчать.

В среду в Петербургском городском суде на процессе по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой прошел допрос главного свидетеля обвинения. В самом начале судебного заседания свидетель Вячеслав П. (его фамилию суд попросил не разглашать) заявил ходатайство об удалении из зала представителей прессы. «Журналисты в своих публикациях могут допустить оскорбительные для меня высказывания», — мотивировал он свою просьбу. Ходатайство поддержала гособвинитель Виктория Шувалова, которая уже давно просит суд закрыть процесс для представителей СМИ. Прокурора поддержал и единственный подсудимый, частично признающий свою вину, — Алексей Воронин. Тем не менее судья Валентина Кудряшова ходатайство отклонила, лишь попросила журналистов не указывать фамилию допрашиваемого.

Напомним, что на скамье подсудимых находятся шесть человек – Юрий Колчин, Игорь Лелявин, Виталий Акишин, Игорь Краснов (в уголовных кругах он известен как «смотрящий» по Брянску), Алексей Воронин и Юрий Ионов. Еще четверым – Сергею Мусину, Павлу Стехновскому, Олегу Федосову и Игорю Богданову – предъявлено заочное обвинение. Они до сих пор находятся в розыске. Всем подсудимым инкриминируется ст. 277 УК РФ (покушение на жизнь политического деятеля). На прошлой неделе был задержан еще один фигурант этого дела, Вячеслав Лелявин, который раньше проходил по делу свидетелем. Теперь ему должны предъявить обвинение по ст. 138 ч. 2 УК РФ (прослушивание телефонных переговоров с использованием технических средств).

Основной допрос главного свидетеля проводили представители прокуратуры.

На вопрос: «Знаете ли вы кого-либо из подсудимых?» — он ответил, что знаком со всеми обвиняемыми.

По словам свидетеля, Юрий Колчин является ему, по его словам, «в некотором роде родственником». Свидетель сообщил, что в 1996 году, когда у него умер отец, его мать попросила Колчина помочь в организации похорон. После этого П. поинтересовался у Колчина, не может ли тот помочь ему с работой. Юрий Колчин ответил, что работа есть — но нужно съездить в монастырь, где к нему «присмотрятся». В монастыре свидетель познакомился с объявленным в розыск обвиняемым Сергеем Мусиным, с ним он проработал с конца 1997-го по 1999 год. «Мусин работал у Колчина в охранной фирме. Он ездил по предприятиям, заключал договоры об охране и, как говорил мне, помогал «вынуть долги». Моя роль заключалась в слежке за указанными Мусиным должниками, — сообщил суду свидетель. — Мне было 18 лет, а Мусину 38, я относился к нему как к отцу, но он, несмотря на солидную разницу в возрасте, посвящал меня во все стороны своей деятельности».

Именно Мусин поручил ему в начале осени 1998 года постоянно следить за подъездом дома № 91 на канале Грибоедова, где жила Старовойтова.

Как заявил свидетель, вести наблюдение за Старовойтовой Мусину приказал Колчин, а ему, в свою очередь, – бывший депутат Госдумы от ЛДПР Михаил Глущенко. «Во всяком случае, Мусин говорил именно так», — сообщил он.

О причастности Глущенко, который сейчас скрывается в Испании, к убийству Старовойтовой Вячеслав П. заявлял еще во время предварительного следствия. На суде он вновь назвал имя депутата от ЛДПР. Но ответить на вопрос, кто поручил самому Глущенко убить Старовойтову, главный свидетель обвинения ответить не смог.

Зато он рассказал о том, как шла подготовка у преступлению. По словам Вячеслава П., за парадным Старовойтовой он наблюдал два месяца. Для конспирации привлек к «дежурствам» свою подругу Елену Жаркову: под видом влюбленных пара сначала вела наблюдение в подъезде Галины Старовойтовой, а потом перебралась в парадное напротив. «Я вел записи, в которых фиксировал все передвижения этой женщины. Тетрадь с записями, чтобы не возникли проблемы с органами власти, я, по совету Мусина, прятал в подъезде на другой стороне набережной».

Как рассказал Вячеслав П., незадолго до убийства Старовойтовой Мусин попросил его провести видеосъемку прилегающей к дому депутата местности. И свидетель дважды ходил по дворам, спрятав видеокамеру в «барсетку». Кроме того, как выяснилось, свидетель по поручению еще одного подсудимого — Павла Стехновского — искал подходящую позицию для снайпера. «Он сказал, чтобы я нашел место, откуда человек будет «делать работу». Я понял, что будет работать снайпер, и нашел чердак со слуховым окном, с которого просматривалась арка дома № 91», — пояснил свидетель.

Правда, по его словам, он даже не мог предположить, что Старовойтову хотят убить, а думал, что на депутата Госдумы хотят просто «оказать давление».

«Об убийстве этой женщины я узнал 20 ноября из новостей и сразу вспомнил ее, так как Мусин неоднократно показывал мне ее фотографию, — сообщил свидетель суду. — После убийства я спросил Мусина: «Это ваших рук дело?». А он ответил мне, чтобы я пропал и молчал».

По его словам, подсудимые уже пытались заставить его отказаться от показаний. В частности, когда Юрий Колчин оказался в изоляторе, его жена принесла свидетелю письмо. «Там было написано, что я поступил плохо, были угрозы в мой адрес, – сообщил Вячеслав П. — Жена Колчина сказала, что я должен изменить показания и сказать на суде, что на следствии на меня оказывалось давление. Я испугался и сообщил об этом в милицию».