Кого слушает президент

Секретная амнистия

Никто точно не знает, каким в итоге будет решение о свободе для тысяч россиян

Наталья Галимова, Максим Солопов, Фарида Рустамова 17.10.2013, 03:42
СПЧ направил президенту проект постановления об амнистиии, приуроченной ко дню Конституции Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС
СПЧ направил президенту проект постановления об амнистиии, приуроченной ко дню Конституции

В распоряжении «Газеты.Ru» оказались целых три проекта амнистии, готовящейся к 20-летию Конституции. Не исключено, что в руки разных политических групп попали разные документы. Теперь авторы и вовлеченные в процесс критикуют друг друга, но никто не может предсказать, какие итоговые формы примет амнистия

Источники «Газеты.Ru» сошлись лишь в одном: кого затронет амнистия, станет понятно только после того, как мнение о проекте выскажет президент. И второе – столь широкой, как ее видят авторы — члены Совета по правам человека (СПЧ), она, вероятнее всего, не будет.

Как выглядит текст амнистии

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) в среду разместил на своем сайте предложения об объявлении амнистии, приуроченной к 20-летию принятия Конституции. Вопреки ожиданиям это не документ, а концепция, лишь в общих чертах описывающая подготовленные советом предложения. Точное содержание документа на данный момент неизвестно. И на то есть несколько причин.

Непосредственно подготовкой проекта в СПЧ занимались две постоянные комиссии — по гражданскому участию в правовой реформе под руководством судьи Конституционного суда в отставке Тамары Морщаковой и по содействию реформе пенитенциарной системы, возглавляемой правозащитником Андреем Бабушкиным. В прошлую пятницу они изложили свои идеи на закрытом заседании СПЧ. А окончательный проект амнистии должен был быть подготовлен 14 октября – об этом глава СПЧ Михаил Федотов сообщил в ходе онлайн-конференции в редакции «Газеты.Ru». При этом он пообещал: комментарии членов совета по содержанию документа «будут скромными». Чтобы президент, на стол которому ложится проект, узнал подробности все же не из газет, а из первых рук.

И действительно, как выглядит итоговый проект СПЧ, до сих пор неясно.

Между тем в распоряжении «Газеты.Ru» уже оказались три варианта проекта амнистии, поступившие из разных источников, и все они серьезно отличаются друг от друга. При этом уверенности в том, что они полностью соответствуют варианту, который поступил от СПЧ президенту, нет.

Кто выйдет на свободу

Согласно всем трем вариантам, амнистия в той или иной степени действительно коснется десятков и даже сотен тысяч осужденных.

Как гласит концепция на сайте СПЧ, амнистия должна быть «широкой, распространяющейся не на отдельные виды преступных деяний, не на отдельные категории привлеченных к уголовной ответственности (женщин, инвалидов и т.д.) или на участников определенных событий (подобно амнистии 1994 года)».

Из текста СПЧ следует, что амнистия должна коснуться впервые осужденных за ненасильственные преступления, не повлекшие необратимых последствий. Традиционно документ распространяется на уязвимые группы: несовершеннолетних, женщин, инвалидов 1-2-й групп, ветеранов. Освобождаются от наказания приговоренные к условным срокам и осужденные за преступления по неосторожности, такие как ДТП или халатность. В тех или иных формулировках в разных вариантах проекта предлагается также освободить от неотбытой части наказания основную массу осужденных или сократить им сроки наказания.

Руководившая рабочей группой СПЧ Морщакова особо подчеркнула: правозащитники отдельно выделили виды преступлений, не подлежащих амнистии.

Во всех трех вариантах проекта, оказавшихся в распоряжении «Газеты.Ru», это — особо тяжкие преступления, повлекшие смерть потерпевших либо другие необратимые последствия: причинение инвалидности, уничтожение предметов, имеющих особую ценность, уничтожение или повреждение объектов культурного наследия.

Громкие имена и дела

Могут попасть под амнистию и фигуранты громких уголовных дел.

Причем освобождение некоторых из них предусмотрено всеми вариантами проекта. Так, Алексей Навальный, приговоренный в среду к пяти годам условно, может быть освобожден от наказания, как и другие приговоренные к наказаниям, не связанным с лишением свободы. Возможно и амнистирование участниц Pussy Riot Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной.

Амнистия может коснуться фигуранток «болотного дела» Александры Духаниной, Марии Бароновой и 58-летней Елены Кохтаревой. Причем в отношении последних двух амнистия может быть применена на стадии следствия и суда. Что касается остальных обвиняемых в рамках «болотного дела», то, согласно одному варианту, они должны быть освобождены как совершившие преступления «в связи с участием в публичных мероприятиях», проведение которых было согласовано, притом что обвиняемые не причинили тяжкого вреда здоровью никого из пострадавших.

Другой проект гласит, что «узников Болотной» могут освободить, если суд назначит им наказание менее трех лет лишения свободы или до пяти лет для тех, кто прошел службу в армии. Положение, касающееся ветеранов боевых действий и лиц, награжденных боевыми наградами, может коснуться 65-летнего экс-полковника ГРУ Владимира Квачкова, осужденного за подготовку восстания.

Правда, в одном из проектов амнистию предлагается не распространять на приговоренных по ст. 279 УК (вооруженный мятеж).

Непонимание и начало скандала

Отсутствие четкого понимания, кто может выйти на свободу, по каким критериям будет определяться «широта жеста», страх проявить излишний гуманизм и выпустить кого-нибудь не того – все это уже породило первые признаки скандала внутри самого СПЧ.

По словам члена СПЧ Игоря Борисова, обычно процедура обсуждения документов на заседаниях такова: в преддверии «общего сбора» производится предварительная рассылка того или иного проекта, чтобы члены совета могли с ним ознакомиться и на заседании высказать уже аргументированное мнение. «На этот раз никакой предварительной рассылки не было. Бабушкин и Морщакова подготовили некий проект амнистии, который никто не видел, — утверждает Борисов. — Далее мы сначала большинством проголосовали за концепцию широкой амнистии в целом, а затем нам с голоса зачитывались номера статей УК, которые из проекта исключаются (то есть те, на которые действие амнистии распространяться не будет. – «Газета.Ru»). При этом

не было никакой конкретизации – что это за статьи, кто в итоге попадает под амнистию, по каким составам?.. А это вопрос принципиальный: большинство членов совета не являются специалистами по уголовному праву. Понять, как будет выглядеть итоговый текст, на слух было невозможно».

«Итоговый текст не раздали вообще никому, — возмущается директор «Бюро прав человека» Александр Брод. – Михаил Федотов объяснил эту секретность тем, что не должно быть утечек в СМИ. А я не понимаю, почему мы должны бояться СМИ».

«Теперь, только после того, как проект был направлен президенту, я узнал, что амнистировать предполагается в том числе людей, осужденных за такие преступления, как теракт, использование рабского труда, содержание наркопритонов, незаконное лишение свободы, незаконное изготовление оружия! – негодует Борисов. – То есть учитываются интересы осужденных, но не интересы потерпевших. Всего на свободу могут выйти до 400 тыс. человек. Но как их социализировать?! Что с ними делать?»

Брод добавляет: «Действительно, при обсуждении проекта звучали радикальные идеи амнистировать осужденных за терроризм. Аргументация была такая: много людей, осужденных по этой статье, сидят несправедливо. Но ведь не все же они невиновны, правда?»

Действительно, в одном из вариантов проекта, оказавшихся в распоряжении «Газеты.Ru», амнистия распространялась на граждан, осужденных по ч. 1 ст. 205 («Террористический акт»); ч. 1 ст. 126 («Похищение человека»); ч. 1 и ч. 2 ст. 206 («Захват заложника») и т.д.

Однако глава СПЧ Михаил Федотов с обвинениями коллег категорически не согласен: «Все те статьи УК, о которых говорит Игорь Борисов, упоминаются в проекте амнистии лишь в перечне исключенных (то есть осужденные по ним не попадают под амнистию. – «Газета.Ru»). Мы предлагаем распространить амнистию только на преступления ненасильственного характера,

не повлекшие тяжких и необратимых последствий. Ни один из членов совета, не участвовавших в подготовке проекта постановления, в глаза не видел окончательного текста, направленного президенту. Мы договорились комментировать только те предложения совета, которые опубликованы. Но не сам проект постановления, который является приложением к основному тексту».

Доброта и слабость

«Проект амнистии очень сырой. Надеюсь, им займутся администрация президента и Госдума. В таком виде его принимать нельзя», — настаивает Борисов.

Впрочем, они им займутся в любом случае: после согласований в ГПУ (государственно-правовое управление президента) документ, подготовленный правозащитниками, ляжет на стол Владимиру Путину. Внести его в Думу может как он сам, так и группа депутатов (см. врез) – такой вариант, по информации «Газеты.Ru», тоже обсуждается. Трудно предположить, что в нынешней социально-политической атмосфере высшие должностные лица страны или народные избранники пойдут на акт величайшего гуманизма (в том числе с учетом непростых отношений между Следственным комитетом РФ и правозащитниками, о которых неоднократно писала «Газета.Ru»). А значит, амнистия, скорее всего, будет сведена к следующему: продемонстрировать некий «акт гуманизма и доброты», но не допустить ее в масштабах, при которых эта доброта государства может быть воспринята как его слабость.