Кого слушает президент

Дело «экспертов-вредителей»

СК заинтересовался экспертами, участвующими в подготовке экономической амнистии, поддержанной Путиным

Александр Баринов, Мария Макутина, Ольга Кузьменкова 25.07.2013, 22:36
СК вызвал на допрос главу движения «Бизнес Солидарность» Яну Яковлеву, чтобы узнать, участвовала ли... Дмитрий Духанин/Коммерсантъ
СК вызвал на допрос главу движения «Бизнес Солидарность» Яну Яковлеву, чтобы узнать, участвовала ли она в подготовке проекта экономической амнистии

Следствие по «делу ЮКОСа» заинтересовалось обстоятельствами подготовки проекта экономической амнистии, который был публично одобрен президентом Путиным в июне и принят Госдумой в начале июля. Вопрос об этом среди прочих был задан следователем председателю движения «Бизнес Солидарность» Яне Яковлевой, которая в четверг побывала на допросе в СК. Таким образом, скандальное «дело экспертов» продолжает разрастаться.

Специалист в области амнистии предпринимателей, председатель движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева побывала в четверг утром на допросе в Следственном комитете (СК). По ее словам, следователей заинтересовала работа экспертов, привлеченных к разработке проекта экономической амнистии.

Таким образом, так называемое дело экспертов, в рамках которого с прошлого года идут допросы, обрастает новыми эпизодами. Изначально следствие задавало его фигурантам вопросы по поводу общественной экспертизы второго «дела ЮКОСа», потом о недавней либерализации УК, в работе над которой также участвовали эксперты. Теперь же СК стал пристально интересоваться процессом подготовки специалистами проекта экономической амнистии, которая была принята Госдумой в июле. Ее проведение долго лоббировал уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. Однако итоговый проект, принятый депутатами, получился урезанным: условия амнистии ужесточили. Этот «доработанный» вариант, выступая ранее в июне на петербургском экономическом форуме, публично поддержал президент Владимир Путин. При этом указание начать кампанию по гуманизации уголовного законодательства еще в 2010 году дал лично прежний глава государства Дмитрий Медведев.

В итоге сложилась двусмысленная ситуация, когда СК интересуется работой экспертов по проектам, инициированным или одобренным первыми лицами страны.

Как рассказала «Газете.Ru» Яковлева, состоявшийся в четверг утром допрос в Следственном комитете («Газета.Ru» писала о нем накануне) занял всего минут 15–20. На вопрос, в связи с каким именно уголовным делом она вызвана на допрос, следователь пояснил, что речь идет о деле о хищении акций ОАО «Апатит», которое было возбуждено еще в 2003 году и легло в основу всего «дела ЮКОСа». Именно в рамках этого дела ранее проводились допросы других экспертов, правозащитников и общественных деятелей.

По словам Яковлевой, она и ее адвокат Евгений Черноусов готовились к такому развитию событий и заявили об отказе от дачи показаний на основании статьи 51 Конституции РФ, которая позволяет не свидетельствовать против себя и своих близких. «Я объяснила свой отказ тем, что никогда не имела никакого отношения к деятельности компании ЮКОС и ее дочерних структур, не была знакома с ее руководителями и сотрудниками и потому мне просто нечего сказать по этому поводу», — говорит Яковлева.

Следователь возражать не стал, и, по словам главы «Бизнес Солидарности», в целом их общение прошло в рабочей атмосфере.

После того как Яковлева заявила об отказе от дачи показаний, следователь, тем не менее, начал задавать ей вопросы.

Основными вопросами, как показалось лидеру «Бизнес Солидарности», были два. Во-первых, следствие хотело бы узнать, принимала ли она участие в рабочих или экспертных группах, занимавшихся разработкой и подготовкой законопроектов о либерализации уголовного законодательства. И если принимала, то в каких именно.

Этот вопрос неожиданностью не стал, поскольку с недавних пор следствие его стало задавать и экспертам, принимавшим участие в проведении общественной экспертизы по второму «делу ЮКОСа». Просто поначалу эксперты не очень обращали на это внимание.

Второй вопрос оказался куда неожиданней: следователь поинтересовался, участвовала ли Яковлева в подготовке проекта амнистии для предпринимателей, о которой последнее время так много говорят.

Поскольку глава «Бизнес Солидарности» и ее адвокат повторили свой отказ от дачи показаний, на этом допрос и закончился.

Яковлева и Черноусов выразили удивление вопросами следствия, не решаясь комментировать их суть.

«Для чего и из каких соображений СК решил вызвать Яну Яковлеву на допрос в качестве свидетеля, я могу лишь только гадать, — сказал «Газете.Ru» адвокат. — По моему глубокому убеждению, в данном случае она никаким свидетелем быть не может. Свидетель — это процессуальное лицо, которое является очевидцем каких-либо событий, имеющих значение для расследуемого уголовного дела, или может дать по ним какие-то пояснения. Но Яна Яковлева к хищению акций ОАО «Апатит» не имела ни малейшего отношения, так же как вообще к деятельности компании ЮКОС, не была знакома с ее руководством и сотрудниками. Поэтому мы будем расценивать как неправомерные любые дальнейшие попытки привлекать ее в качестве свидетеля по этому делу».

Что касается расспросов Яковлевой о ее позиции по вопросу гуманизации уголовного законодательства и амнистии, то адвокат отметил, что также расценивает их как неправомерные. «Это относится к сфере общественной деятельности, которая не может быть уголовно наказуема», — подчеркнул Черноусов.

Между тем наблюдатели, в том числе другие участники «дела экспертов», не скрывают своего удивления действиями следствия, которое задает вопросы о работе специалистов, привлеченных самой властью на общественных началах. При этом очевидно, что, расспрашивая об обстоятельствах принятия законов о либерализации УК, а теперь еще о подготовке проекта бизнес-амнистии, следователи видят в этих процессах чей-то злой умысел.

В попавших в открытый доступ некоторых процессуальных документах по «делу экспертов» прямо указывается, что «таким образом создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства, и в интересах Ходорковского М. Б. были внесены изменения в законодательство России».

Еще в апреле прошлого года официальный представитель СК Владимир Маркин заявил: «Возглавляемые членами президентского совета правозащитные организации (проводившие общественную экспертизу второго «дела ЮКОСа». — «Газета.Ru») финансировались Михаилом Ходорковским». Не исключено, что СК также подозревает, что и некоторые разработчики экономической амнистии работали на деньги неких сторонних лиц, в том числе того же Ходорковского, а также заинтересованных сил из-за рубежа.

То есть, по логике следствия, и Дмитрий Медведев при принятии законов по «смягчению» УК, а теперь и Владимир Путин с проектом бизнес-амнистии были введены в заблуждение некими «экспертами-вредителями», под благовидными предлогами решившими добиться незаконного освобождения бывших руководителей ЮКОСа.

Видимо, также были введены в заблуждение администрация президента, аппарат Белого дома, Госдума и Совет федерации.

«Газета.Ru» позвонила экспертам, которых ранее вызывали в СК на допросы. Узнав о том, что Яковлевой в четверг задавали вопросы об амнистии, они сообщили, что данным вопросом следователи, оказывается, интересовались и ранее.

Как пояснил заместитель директора Центра правовых и экономических исследований Михаил Субботин — один из экспертов, дававших заключение на приговор Михаилу Ходорковскому, — амнистия для предпринимателей с самого начала «дела экспертов» была предметом интереса следователей.

«Изначально планировалось, что должна быть гуманизация уголовного законодательства, должно быть реформирование статей уголовного кодекса в сфере экономики, и в рамках этой реформы уголовного законодательства должна быть перевернута страница от советской эпохи, должна быть проведена экономическая амнистия. Этот вопрос рассматривался как один из элементов либерализации уголовного законодательства. — рассказал он. —

Только в извращенном уме можно было придумать, что это какая-то проблема, которая была затеяна только для того, чтобы освободить Ходорковского с Лебедевым. Ситуация, с моей точки зрения, выглядит прямо наоборот: если бы не Ходорковский с Лебедевым, были бы освобождены еще десятки тысяч предпринимателей».

Субботин пояснил, что экс-глава ЮКОСа не попадет под амнистию, поскольку необходимым условием для нее является отсутствие судимостей. «Поскольку у Ходорковского две судимости, он уже не может выйти из колонии, не отбыв свой срок», — сказал он.

Ходившая на допросы в СК судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова (принимала участие в том числе и в разработке бизнес-амнистии) также отметила, что следователи не в первый раз спрашивают экспертов о подготовке проекта экономической амнистии. «Разговор о подготовке разных проектов, направленных на гуманизацию уголовного законодательства во многих процессуальных документах, идет уже давно», — сказала она. Юрист, как и Субботин, не видит связи этих вопросов с делом Ходорковского.

«Да при чем здесь Ходорковский?! И амнистия на него не распространяется, и гуманизация законодательства. Там нет тех статей, которые ему предъявлялись.

Амнистия распространяется только на тех, кто осужден впервые. Это не имеет никакого отношения к этому делу, по которому совет проводил экспертизу», — пояснила она.

Морщакова не понимает, что следователи такими вопросами хотят выяснить у экспертов. «Они хотят сказать, что высшие госструктуры приняли их (решения) в результате того, что были введены в заблуждение какими-то экспертами? Другой разумной мысли я предложить вам не могу!» — заключила Морщакова.

Связаться с бизнес-омбудсменом Борисом Титовым на момент сдачи заметки не удалось.