Совет экстремистов и революционеров

Официальный представитель СК Владимир Маркин обвинил совет по правам человека при президенте в поддержке «отъявленных экстремистов» и революционеров

Жанна Ульянова 10.06.2013, 22:09
Владимир Маркин Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС
Владимир Маркин

Представитель Следственного комитета России Владимир Маркин обвинил совет по правам человека при президенте в поддержке «отъявленных экстремистов», преступников и революционеров, имея в виду фигурантов «болотного дела» и экспертов, готовивших заключение по второму «дела Юкоса». По мнению адвоката, в подобном заявлении СК имеются признаки злоупотребления служебным положением.

Выступая на торжественном собрании по поводу 30-летия со дня образования пресс-служб в системе МВД России, официальный представитель Следственного комитета России (СК) Владимир Маркин назвал членов совета при президенте по правам человека «проводниками разрушительных и вовсе не правовых идей». Маркин убедился, что только его коллегам «выпала обязанность и честь быть проводниками и проповедниками принципов правового государства», цитирует пресс-служба СК своего руководителя.

«Увы, многочисленные публицисты и правозащитники на деле зачастую оказываются проводниками разрушительных и вовсе не правовых идей. То у нас советники по правам человека поддерживают отъявленных экстремистов, ставя их на одну доску с защитниками не только государства, но и правового порядка. Или другой недавний пример – откровенное лоббирование экспертами по вопросам права интересов осужденных за тяжкие преступления, причем, как выясняется, не бескорыстно. Парадокс, но записные правозащитники руководствуются революционным правосознанием, вплоть до вариантов, что чем хуже для государства, тем лучше для дела очередной революции. А между тем в формуле «правовое государство» слово «правовое» является прилагательным к «государству» и ни к чему иному — ни к революции, ни к хаосу, ни к гражданской войне не прилагается. Поэтому нужно беречь государство как базовую ценность, и только тогда можно привнести еще более высокие ценности права», — заявил Маркин.

Говоря о поддержке правозащитниками «экстремистов», Маркин, по всей видимости, имел в виду просьбу ряда членов СПЧ к депутатам Госдумы амнистировать задержанных по «болотному делу».

Обращение к парламенту было обнародовано на сайте СПЧ 15 мая. Правозащитники полагают, что действия демонстрантов были спровоцированы полицией и не могут с юридической точки зрения считаться массовыми беспорядками. Ранее глава председатель СПЧ Михаил Федотов говорил, что собирается встретиться с представителями СК и создать группу для самостоятельного расследования «болотного дела».

Коснулся Маркин и экспертизы по «второму делу ЮКОСа», проведенной независимыми экспертами для СПЧ и представленной президенту Дмитрию Медведеву. Именно независимым экспертам, в числе которых эмигрировавший в Париж ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев, Маркин адресовал слова о «лоббировании экспертами по вопросам права интересов осужденных за тяжкие преступления».

В декабре 2011 года президентский совет обнародовал результаты экспертизы по второму делу в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, осужденных на 13-летние сроки.

Экспертная группа не нашла признаков состава преступления в их действиях, а в деле обнаружила многочисленные нарушения. СПЧ обратился к генпрокурору Юрию Чайке и к председателю СК Александру Бастрыкину, от первого требовали в порядке надзора внести протест на приговор, от второго — возобновить производство по делу. Эксперты тогда рекомендовали Кремлю как можно скорее провести реформы, в том числе расширить использование суда присяжных, обеспечить независимость судей и право на эффективную защиту в ходе судебного процесса, ограничить расширительное толкование и применение уголовных законов, устранить процессуальные препятствия, мешающие условно-досрочному освобождению, на которое заключенный получил законное право, а также сократить практику использования заключения под стражу по делам, связанным с совершением экономических преступлений.

Маркин в апреле прошлого года заявил: «Возглавляемые членами президентского совета правозащитные организации финансировались Михаилом Ходорковским».

А в сентябре 2012 года у некоторых из экспертов прошли обыски. Экс-судья Конституционного суда Тамара Морщакова рассказала, что следователи обвиняют Центр правовых и экономических исследований, чьи эксперты участвовали в рабочей группе, проводившей экспертизу,

в том, что он, занимаясь работами в правовой сфере, «преследовал далекую цель — готовить общественные экспертизы для того, чтобы незаконно повлиять на процедуры осуществления правосудия».

В апреле 2013 года в связи с подготовкой экспертного заключения по «делу ЮКОСа» прошли обыски в Высшей школе экономики. «18 апреля были проведены следственные действия на кафедре ЮНЕСКО, которую возглавляет глава совета по правам человека Михаил Федотов, в ходе которых были изъяты два компьютера, которые в настоящее время возвращены», — сообщил позже руководитель пресс-службы ВШЭ Вадим Воробьев.

А накануне майских праздников очередная серия обысков снова прошла у экспертов Центра правовых и экономических исследований, в ходе которых были изъяты компьютеры и клиентские базы. Как писала «Газета.Ru», генеральный директор Центра Елена Новикова уже находилась на тот момент за границей. Информацию о том, что в Центре в мае прошли обыски, в ходе которых были изъяты компьютеры, подтвердил «Газете.Ru» экономист Михаил Субботин, также один из экспертов этого центра, принимавший участие в рабочей группе по экспертизе «дела ЮКОСа». По этому же делу был вызван на допрос Сергей Гуриев, о его решении эмигрировать стало известно в конце мая. «Лучше в Париже, чем в Краснокаменске», — написал тогда подавший в отставку ректор Российской экономической школы в «Фейсбуке».

Гуриев в экспертном заключении по второму делу Михаила Ходорковского отрицал вину экс-владельца нефтяной компании ЮКОС. Ходорковского и Лебедева тогда признали виновными в присвоении всей нефти, добытой дочерними компаниями ЮКОСа, и легализации части средств, полученных от ее реализации. Однако Гуриев считал, что оба уже были осуждены по этим обвинениям в 2005 году (в рамках «первого дела ЮКОСа») и не могут преследоваться судом за эти же правонарушения во второй раз.

В начале июня СПЧ извинился за действия следователей перед экспертами, которых привлек к общественной научной экспертизы по «второму делу ЮКОСа».

«Мы приносим извинения всем приглашенным нами российским экспертам за беспокойство и унижение, доставленные им действиями отечественных правоохранительных органов.

Независимые эксперты, обеспечивающие качество решений, влияющих на жизнь общества, не должны бояться открыто выражать свое мнение», — говорилось в заявлении СПЧ.

Ранее СПЧ регулярно выступал с неудобными для власти заявлениями не только по «делу ЮКОСа» и «болотному делу», но и по «делу Магнитсткого», «закону Димы Яковлева», проверкам российских НКО в рамках закона об «иностранных агентах» и многим другим резонансным законам. 13 марта члены СПЧ также выступили с заявлением по делу «Кировлеса» в отношении Алексея Навального. В заявлении президентского совета говорилось, что возбуждение в отношении Навального уголовных дел о мошенничестве в «Кировлесе» и хищениях средств у компании «Ив Роше Восток» связано с его общественно-политической деятельностью.

В данный момент следствие проверяет версию о том, что работа специалистов, проводивших экспертизу второго «дела ЮКОСа», оплачивалась легализованными денежными средствами, которые перечисляют доверенные лица Ходорковского. Президент адвокатской палаты Москвы Генри Резник отмечает, что даже в том случае, если версия следствия соответствует действительности, действия экспертов не могут быть квалифицированы Уголовным кодексом.

«Я считаю, что здесь в принципе имеются признаки злоупотребления служебным положением (со стороны сотрудников СК). Мне представляется, что сами по себе вот эти мнения общественных специалистов, не важно, кем они оплачены и заказаны, не могут быть квалифицированы Уголовным кодексом, там нет таких норм.

Более того, это не может составить предмет расследования. Мне просто интересно, что они расследуют, пусть они открыто объявят, в чем они видят криминал в действиях общественных специалистов», — говорит Резник.

Он отмечает, что любой приговор может быть объектом общественной критики. Специалисты, составившие заключение «по второму делу ЮКОСа», не были участниками уголовного процесса и никак не могут своими мнениями повлиять на решения суда. «У меня, собственно, претензия, что работу специалистов пытаются представить как препятствование правосудию, что откровенная подлость», — заявил Резник.

Маркин как представитель СК может выражать любую точку зрения — это право дано Конституцией России. Однако ведомству следовало также научиться воспринимать и иные мнения, говорит Резник.

«Наверное, надо немного учиться нашим следователям и прокурорам все-таки воспринимать высказывания различных мнений и не раздражаться по этому поводу, не переходить на личности, а учиться опровергать их фактами».