«Для возбуждения дела достаточно публикации в СМИ»

Учителя из 57-й школы можно привлечь к уголовной ответственности

Shutterstock
Скандал в московской школе №57, где вскрылись случаи «неуставных» отношений учителя и учениц, дал старт многочисленным спорам на этические и юридические темы. С одной стороны, школьницам на тот момент уже было 16 лет, поэтому, согласно российскому законодательству, интимная связь с ними уже не считается преступлением. Однако ответственности с учителя, от которого школьницы зависят, это не снимает, отмечают специалисты. О юридических аспектах этой истории «Газета.Ru» поговорила с бывшим следователем прокуратуры, адвокатом Сталиной Гуревич.

— Есть ли признаки преступления в действиях учителя, если ученице в момент вступления в половую связь было 16 лет?

— Кроме статьи 134 УК РФ, прямо запрещающей половое сношение взрослого человека с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, есть еще статья 133 «Понуждение к действиям сексуального характера», где есть пункт, когда лицо находится в зависимости от того, кто принуждает его к сексу.

Ученик априори находится в зависимости от учителя, и если учитель угрозами ли, обещаниями ли или какими-то посулами принуждает учащегося к любому виду секса, все это подпадает под эту статью, даже если учащемуся уже есть 16 лет.

Иными словами, если ученица пошла на половую связь под психологическим давлением учителя — то это подпадает под статью 133. Осужденный по этой статье человек может быть приговорен к лишению свободы сроком на пять лет.

— А если было согласие ученика?

— Если все было по взаимному согласию 16-летней девушки со взрослым учителем, то последний ответственности не несет и все остальные вопросы имеют лишь морально-этический характер. Но тут многое зависит от того, готов или нет потерпевший обратиться с заявлением в правоохранительные органы. Я наблюдаю за всей этой историей со стороны, у меня есть знакомые, которые учились в этой школе.

Люди пишут, что там было принуждение и ни о какой добровольной взаимной связи по любви речи не шло.

По крайней мере, так говорят те, кто сделал признания уже после того, как скандал набрал обороты. Поэтому если они сейчас обратятся с заявлением в полицию и срок давности не вышел, то уголовное преследование подозреваемого вполне возможно.

— Какой в таких случаях срок давности?

— Срок давности по части первой статьи 133 — два года, но если преступление было совершено в отношении несовершеннолетнего (как в данном случае), то шесть лет. Девочка, которая окончила школу два года назад, может рассчитывать на уголовное дело по своему заявлению.

— Вы работали раньше следователем. Насколько сложно доказать вину человека в подобном преступлении?

— Безусловно, сложно, учитывая то обстоятельство, что по горячим следам экспертизы не было проведено. Но есть дети, которые ведут дневники и описали в них сложившуюся ситуацию, возможно, сохранились личные фотографии ученика и учителя во внеучебное время, сделанные в какой-то интимной обстановке. Взрослые, имеющие отношения с несовершеннолетними, склонны сохранять память о своих «подвигах», так что при обысках могут обнаружиться фото или видеоматериалы, записи с участием потерпевших.

Все это — работа следствия, куда относится допрос потерпевших, свидетелей, возможно, что потерпевшие что-то рассказывали кому-то в тот период своей жизни. Вспомните, один из психологов рассказал журналистам, что к нему обращалась ученица с жалобой на домогательства учителя. В данном случае слова психолога могут стать свидетельскими показаниями по делу.

— По таким статьям дело возбуждается только по заявлению потерпевшей или по факту?

— Сообщение в прессе может служить основанием для проведения доследственной проверки. Вообще по статье «Изнасилование» дело возбуждается не иначе как по жалобе потерпевшей. А вот статья 133 не относится сюда, и там достаточно просто информации о преступлении для возбуждения дела, например публикации в СМИ.

— Имеют ли право родители несовершеннолетней или иные законные представители подать в суд гражданский иск с требованием возмещения морального вреда?

— Конечно, но надо учитывать, что гражданское судопроизводство действует с презумпцией виновности, и каждая сторона конфликта должна представить доказательства в обосновании своих требований. Бремя доказывания морального вреда лежит на том, кто подал исковое заявление. Надо будет обращаться к психологам за экспертизой, к экспертам за заключениями. Но если у вступивших в интимную связь все было по любви и взаимному согласию, то ни один психолог или эксперт не докажет, что какой-то моральный вред был причинен.

Если имело место давление, то потерпевшим проще подать гражданский иск в рамках уголовного производства, который суд обязан будет принять к рассмотрению.

Потерпевшие могут также потребовать возмещения морального вреда и иного вреда со стороны школы как с учреждения, которое не обеспечило безопасность образовательного процесса.

Здесь надо доказать сам факт правонарушения или преступления. Если дело возбудят, то можно обратиться в суд с иском, потребовав от школы возместить вред.

— Если ученик принуждает учителя к сексу, несет ли он ответственность в соответствии с УК?

— Я слабо себе представляю, как ученик может принудить к сексу учителя. Возможно, ситуация будет следующая: учащийся скажет что-то вроде «если вы не будете заниматься сексом со мной, я всем расскажу, что вы меня совращали, и вас посадят». В данном случае это будет уголовная ответственность по той же статье — принуждение к половому сношению путем шантажа.