Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Побочный приход

Почему россияне не жалуются на побочные эффекты от лекарств

Мария Борисова 03.02.2016, 12:13
Shutterstock

Каждый второй пациент в России сталкивается с нежелательными побочными реакциями при приеме лекарств. Но вместо того, чтобы сообщить об этом врачу, больные прекращают пить таблетки, сокращают дозировку или просто дарят лекарство друзьям или родственникам. В то же время и сами врачи назначают препараты в дозировках, которые скорее не лечат, а калечат, причем в 44% случаев — детям. Чтобы лучше отслеживать «побочки», медики предложили сделать в амбулаторных картах специальный раздел, а также научить пациентов самостоятельно распознавать ситуации, когда что-то пошло не так.

Около 40% больных при появлении побочной реакции на таблетку просто перестают ее принимать, 5% уменьшают дозировку и частоту приема, а 2% отдают препарат родственникам или знакомым, руководствуясь логикой «мне не подошло — хотя бы другим пригодилось». Об этом говорится в исследовании, проведенном Первым Московским государственным медицинским университетом имени Сеченова.

Более того, по данным специалистов из МГМУ им. Сеченова, врачи и фармацевты порой и сами не знают, как правильно применять лекарства. Так, исследование показало, что 54% фармацевтов и

23% врачей «рекомендуют лекарства с нарушением предписаний к применению, по несоответствующим показаниям и в неадекватных дозировках».

И в 44% случаев эти лекарства назначаются детям.

О побочных эффектах врачи также осведомлены не очень хорошо, говорится в исследовании. Так, только 13% врачей корректно трактуют термин «нежелательная побочная реакция», а треть специалистов вообще затрудняются с ответом, что можно считать «побочкой». Не самая хорошая новость для тех, кто не читает инструкции, зато доверяет врачу.

Москвичка Анна прошлым летом подвернула ногу и попала в травмпункт с сильным растяжением. «Местный врач отказался смотреть на мою забинтованную ступню, ограничившись беглым взглядом на рентгеновский снимок. Выписал противовоспалительное лекарство с инструкцией, половину которой занимало перечисление побочных эффектов. Практически все эти эффекты я наутро на себе и почувствовала. Когда я рассказала об этом врачу, он заявил, что, видимо, у меня аллергия на что-то, хотя я никогда в жизни от аллергии не страдала. И что я сама должна была знать о том, что у меня повышенная чувствительность на подобные лекарства.

Вместо того чтобы выписать какую-то замену, утешил тем, что рано или поздно все пройдет само»,

— рассказала она «Газете.Ru».

По словам директора Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Ларисы Попович, аллергия — лишь один из вариантов побочного эффекта от лекарств. А вообще понятие «нежелательный побочный эффект» трактуется довольно широко: от роста давления до разрушения печени. «Любые побочные реакции потенциально опасны. Например, для одних побочная реакция может быть небольшой — насморк или локальные боли, но организм другого человека может среагировать тяжелее. Например, лекарства могут вызвать отек Квинке или даже смерть», — отметила эксперт.

Если обычный пациент может отказаться от приема лекарства или сменить его на аналог, то в случае с льготными препаратами сделать это практически невозможно. Так, москвичка Мария Воробьева рассказывала «Газете.Ru», что от выписанных ей районным онкологом бесплатных лекарств у нее начинались неприятные побочные эффекты: сыпь, зуд и шелушение кожи. Аналоги иностранного производства таких последствий не вызывали, но принимать их было нельзя, хотя она была готова заплатить за лекарства. «Препарат рецептурный, и врач отказывался его назначать: ведь

мне полагаются бесплатные лекарства, пусть и с «побочками», значит, другие препараты мне не нужны.

Замкнутый круг так и не удалось разорвать», — рассказала Воробьева.

Помимо всего прочего, неожиданно появившиеся «побочки» вредят не только здоровью, но и кошельку. «Я не первый раз заказываю таблетки для роста волос за 7 тыс. руб. из Швейцарии. Они хорошо влияют как на сами луковицы, так и на внешний вид волос — те выглядят блестящими и ухоженными. Но для моей подруги эффект оказался противоположным. Ей пришлось выкинуть упаковку уже после третьей таблетки — чесалась кожа головы, появились красные пятна на теле, резко начали выпадать волосы», — рассказала «Газете.Ru» москвичка Ксения Ковех.

По закону, если пациент сообщает о появлении «побочки», врач обязан составить специальное извещение и отправить его в Росздравнадзор. Кроме того, он обязан сообщить об этом клиническому фармакологу в своем лечебно-профилактическом учреждении. Если выясняется, что лекарство наносит здоровью больше вреда, чем пользы, или если достигается некая критическая масса сообщений о неожиданных эффектах, то производитель должен изменить инструкцию. Также он вправе отозвать лекарство «на доработку». Теми же полномочиями обладает Росздравнадзор.

Обнаружение побочного эффекта у лекарства не обязательно означает конец его «фармацевтической карьеры». Например, «Виагра», созданная в 1992 году, изначально должна была улучшать кровообращение и нормализовать артериальное давление.

Другую цель фармакологи не преследовали. И лишь во время тестирования выяснился побочный эффект, позволивший препарату получить широкую известность среди мужчин.

Несмотря на то что за утаивание сведений о побочных эффектах врачи и фармацевты несут ответственность, медики сообщают о поступившей им информации далеко не всегда. По данным исследования, так поступают только 24% врачей и 5% фармацевтов.

«Многие врачи боятся сообщать о нежелательных побочных реакциях, потому что это привлекает внимание к самому врачу», — пояснил «Газете.Ru» директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. Поэтому большинство врачей и фармацевтов, принявших участие в исследовании, предпочитают сделать пометку в амбулаторной карте или истории болезни, а также отменить прием препарата — на всякий случай.

Сами врачи объяснили свою низкую активность в деле выявления «побочек» в основном нехваткой времени. Также среди причин отмечалось «незнание, куда и как отправить форму отчета о побочной реакции», некоторые и вовсе считали это «нецелесообразным» и «не задумывались об этом ранее». Среди ответов фармацевтических работников имели место равнодушие («мне все равно») и мнение, что «побочный эффект одного препарата можно легко снять другим лекарством, поэтому нет необходимости об этом сообщать», — говорится в исследовании.

«Заговор молчания» вокруг побочных эффектов невольно поддерживают и сами пациенты. Так, за 2014 год в Росздравнадзор поступило 21,6 тыс. сообщений о нежелательной побочной реакции, то есть всего 152 жалобы на 1 млн россиян, тогда как Всемирная организация здравоохранения считает нормой 600 жалоб на 1 млн человек. В России подобных обращений в четыре раза меньше, чем должно быть.

По словам президента организации «Лига защитников пациентов» Александра Саверского,

жалобы на появление побочных реакций поступают к ним примерно раз в два месяца.

«Это связано с тем, что у нас нет ни культуры мониторинга, ни ответственности за обращения. По сравнению с зарубежными странами у нас эта система совсем не налажена», — отметил эксперт.

По словам Ларисы Попович, заявлять о внезапно появившемся побочном эффекте надо как можно скорее. Во-первых, некоторые лекарства, показанные при определенных болезнях, действуют на всех людей по-разному, у некоторых пациентов может возникнуть опасная реакция на препарат. А сообщение об эффекте может предотвратить подобные случаи.

Во-вторых, если пациент одновременно принимает несколько лекарств, то внезапно появившаяся «побочка» может сказаться на эффекте от другого препарата. «К примеру, у человека, который пьет препарат, влияющий на нервную проводимость, одновременно при приеме нового препарата может развиться сердечная недостаточность или нарушиться мозговое кровообращение», — отметила Попович.

Ответственность за «побочки» лежит на враче, который выписывает лекарство пациенту, не согласовав с ним все нюансы, подчеркнула Попович. Если у компании-производителя во время исследований появились данные о реакциях, но их связь с препаратом не установлена, то производитель обязательно сообщает об этом в инструкции. «Компания-производитель всегда избыточно указывает побочные реакции. Допустим, если во время клинических испытаний внезапно обнаружился побочный эффект, компания пишет, что у 0,01% пациентов выявлялись такие реакции, но связь с препаратом неясна», — добавила она.

В идеале в фармацевтических компаниях должны существовать автоматизированные системы по сбору сообщений о нежелательных реакциях на лекарственные препараты от пациентов и врачей из лечебных учреждений, пояснила «Газете.Ru» директор по качеству и корпоративному развитию Flex Databases (компания помогает автоматизировать процессы фармаконадзора) Ольга Логиновская. «Это дает возможность оценивать и обрабатывать поступающие данные, не задерживать отчеты по безопасности в регуляторные органы и получать качественную картину по препарату», — отметила она.

Кроме того, специалисты из МГМУ им. Сеченова выработали рекомендации, которые помогут улучшить результаты «охоты на побочки». Во-первых, в каждой поликлинике и больнице должен быть свой клинический фармаколог. Именно он должен собирать все данные о выявленных побочных эффектах, а также консультировать тех же участковых врачей по тому, насколько безопасно назначить тот или иной препарат.

В амбулаторных картах или в историях болезни должна появиться отдельная графа, куда нужно записывать сведения о «побочках».

Все сотрудники поликлиник и больниц должны научиться «основам рациональной фармакотерапии и фармаконадзору». Иными словами, не прописывать вызывающие сонливость лекарства автомобилистам, а если без этого не обойтись, то обязательно предупреждать пациентов о последствиях. И, наконец, эксперты считают, что и больных надо учить основам безопасного применения лекарств. В частности, такие уроки предлагается организовать для групп с хроническими болезнями, например для диабетиков или людей с артериальной гипертензией.