«Городу без наркотиков» обновили дело

Следователи нашли новые эпизоды в деле сотрудника «Города без наркотиков» Игоря Шабалина



Предъявлено новое обвинение в рамках уголовного дела в отношении сотрудников «Города без...

Предъявлено новое обвинение в рамках уголовного дела в отношении сотрудников «Города без наркотиков»

Павел Лисицын/РИА «Новости»
Следователи Свердловского областного следственного управления обновили обвинение в отношении сотрудника фонда «Город без наркотиков» Игоря Шабалина. Он по-прежнему подозревается в незаконном лишении свободы, но вместо шести эпизодов ему инкриминируют восемь. Глава фонда Евгений Ройзман считает, что дело его коллеги сфабриковано.

Правоохранительные органы Свердловской области не прекращают давление на фонд «Город без наркотиков» (ГБН). В среду Следственное управление (СУ) Следственного комитета (СК) официально объявило о новом, более тяжком обвинении, которое предъявлено сотруднику ГБН Игорю Шабалину. Об этом говорится в официальном сообщении Следственного комитета. 34-летний Игорь Шабалин подозревается в восьми эпизодах — ему вменяют п. «а» ч. 2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц по предварительному сговору) и ч. 3 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

О том, что дело Шабалина переквалифицировано с добавлением новых эпизодов, стало известно в середине декабря. Правда, тогда информация о новом обвинении давалась со ссылкой на источник в правоохранительных органах. «Изучив все обстоятельства произошедшего, следствие предъявило обвинение Игорю Шабалину не по части 2 статьи 127 (незаконное лишение свободы в отношении двух и более лиц), а по части 3 той же статьи Уголовного кодекса (незаконное лишение свободы, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего)», — сказал тогда источник, которого процитировал «Интерфакс».

До этого Шабалину инкриминировалась ч. 2 ст. 127 (незаконное лишение свободы в отношении двух и более лиц), и речь шла поначалу о двух, а впоследствии о 6 эпизодах.

Теперь максимальное наказание, которое грозит Шабалину, в случае если его вина будет доказана, может составить восемь лет лишения свободы вместо пяти.

Шабалин, задержанный еще 10 октября этого года, — второй обвиняемый по делу «Города без наркотиков». Первый — вице-президент ГБН Евгений Маленкин — решил скрываться от следствия: он объявлен в международный розыск.

По версии следствия, Шабалин вместе с Маленкиным незаконно лишили свободы девятерых реабилитанток, которые обратились за помощью в «Город без наркотиков». Преступления, считают следователи, обвиняемые совершали с 2011-го по 2012 год в реабилитационном центре ГБН, который расположен в поселке Сарапулка неподалеку от города Березовского. В СУ СК особо подчеркивают, что из-за действий обвиняемых одна из реабилитанток скончалась. Речь идет о 29-летней Татьяне Казанцевой: согласно обвинению, ей своевременно не оказали медицинскую помощь, в «которой она остро нуждалась». Следователи установили, что все девять потерпевших доставлялись в центр либо по устной договоренности с сотрудниками ГБН, либо на основании соглашения, которое заключалось между администрацией центра и родственниками реабилитанток.

«При этом сами реабилитантки своего согласия на нахождение в центре не давали, поэтому помещались туда против своей воли», — настаивают в СУ СК. Когда наркозависимые попадали в центр, их помещали в так называемое карантинное помещение, которой было снабжено запирающимся устройством и замком. Следователи убеждены, что наркозависимые в таких условиях не могли передвигаться по собственному желанию, выбирать место своего пребывания и общаться с родственниками и близкими людьми.

Если реабилитанты нарушали порядок, к ним применялись спецсредства, говорят в СУ СК, — в частности, наручники, которые снимались с наркозависимых только во время приема пищи и когда они ходили в туалет. Чтобы контролировать реабилитантов и предотвращать попытки побега, сотрудники ГБН организовали видеонаблюдение. Если наркозависимые все же решались на побег, их принудительно возвращали и тем самым лишали свободы.

Президент ГБН Евгений Ройзман не удивлен новому обвинению в отношении Шабалина. Он считает, что в деле «нет ничего юридического — исключительно политика».

«Да, умерла Таня Казанцева, но ведь 18 врачей, которые работали тогда в больнице, сказали, что не было ни одного синяка! То же подтвердила и эксгумация. Но им же (правоохранительным органам. — «Газета.Ru») все равно, для них не закон главное, а борьба с нами», — заявил «Газете.Ru» Евгений Ройзман. Он напоминает, что на ГБН уже заводилось уголовное дело: «В 2003 году было 20 эпизодов, дело тянулось четыре года, в 2007-м его закрыли, потому что вышел срок давности». Впрочем, сейчас Ройзман не уверен, что вопрос с уголовным преследованием разрешится, как в 2007 году. Тогда, объясняет он, «была другая страна, суды и правоохранительные органы работали более независимо». «Но есть один важный момент: если они будут продолжать дело в нынешнем ключе, им придется судить родственников потерпевших, которые давали согласие на помещение своих близких в наш центр. По нашим правилам согласие записывается на видеокамеру и закрепляется договором», — указывает президент ГБН.