Пенсионный советник

«С точки зрения ислама эволюция имеет место»

Как у иранских ученых ислам сочетается с теорией эволюции живых организмов

Екатерина Шутова 23.11.2015, 12:06
conference.ntu.edu.sg

Как ислам сочетается с теорией эволюции живых организмов, идут ли иранские женщины в науку и как государство поддерживает исследования, в интервью «Газете.Ru» рассказали два профессора из Ирана, руководившие командой страны на Международной биологической универсиаде, состоявшейся в Москве.

В Москве состоялась Международная биологическая универсиада — мероприятие, в котором приняло участие 46 команд из вузов биологической, медицинской, сельскохозяйственной и биотехнологической направленности России и других стран, например Белоруссии, Казахстана, Ирана и Польши. Абсолютным победителем универсиады стал студент третьего курса биологического факультета Даниил Никитин.

В командных соревнованиях третье место заняла команда Ирана. Особенности развития биологической науки в этой исламской стране, которую в понедельник с визитом посетит президент России Владимир Путин, корреспондент «Газеты.Ru» обсудила с руководителями команды Ирана — профессорами университета «Тарбиат Модарес» Саманом Хоссенкхани и Алирезой Сари.

— Биология в России — одна из самых популярных и активно развивающихся наук… А какая ситуация в Иране?

А.С.: Та же самая. Биология у нас — одна из самых процветающих наук.

С.Х.: В Иране самые популярные на сегодняшний день науки — это физика, химия и биология. Но все-таки биология является наиболее привлекательной — особенно для женщин. У нас 700 студентов, изучающих биологию, и среди них очень много девушек! Дамы очень преуспевают — они становятся бакалаврами, затем — магистрами, а в конечном итоге получают кандидатскую степень.

— Вы предвосхитили мой следующий вопрос! Я как раз хотела поинтересоваться, актуален ли для Ирана «эффект Матильды» — когда у мужчин больше возможностей заниматься наукой, чем у женщин…

С.Х.: Нет, конечно! Этого у нас точно нет.

А.С.: Девушек в науке у нас очень много! У нас в институте, например, девушек и молодых людей примерно поровну. Девушки поступают к нам все чаще и чаще — потому что политика направлена на то, чтобы они не сидели дома, а работали. Этим мы отличаемся от других исламских государств, где женщинам сложно даже получить образование. У наших дам появляется все больше и больше возможностей — они водят машины, например. И даже водят автобусы.

— Какие биологические дисциплины развиты в Иране больше всего? Молекулярная биология, биотехнология?

С.Х.: Пожалуй, микробиология, зоология, ботаника и биохимия.

А.С.: И да, конечно, биотехнология.

— Легко ли иранским студентам поступить на факультет биологии?

А.С.: Нет. У нас очень сложные внутренние экзамены. Поступает лишь один из десяти абитуриентов.

— Иран — очень религиозная страна. Как иранские ученые могут совместить веру в Бога и веру в эволюцию?

А.С.: (Громко смеется.) Да, этот вопрос мне по душе! Не существует никакого конфликта между эволюцией и религией. В наших книгах написано про эволюцию! И с точки зрения ислама, и с точки зрения других религий в животном мире эволюция имеет место. Правда, с эволюцией человека дело обстоит иначе.

— Как ваше государство поддерживает науку?

С.Х.: Существует два способа государственной поддержки науки. Первый — если ты работаешь с магистрами или будущими кандидатами наук, государство финансово поддерживает ваши совместные исследовательские проекты. Государство дает денег на покупку материалов и оборудования для исследований.

Второй способ — государство продвигает и хорошо финансирует многие биологические дисциплины — биотехнологию, молекулярную биологию, потому что они хорошо применимы в жизни и позволяют улучшить качество пищи, состояние окружающей среды. У нас стало больше исследований, повысился уровень образования. Сейчас мы сотрудничаем с многими учеными из других стран, с институтами других стран… И если сравнивать, например, с тем, что было десять лет назад или до Исламской революции — то прогресс очень заметен.

А.С.: Кроме того, наше правительство оплачивает стажировки иранским студентам. Студенты уезжают в зарубежные университеты на полгода или на девять месяцев. Итог этого обмена — тесное сотрудничество, совместные исследования и совместные публикации. На талантливых студентов обращают особое внимание.

— Расскажите, пожалуйста, про ваше сотрудничество с Россией.

А.С.: Я очень рад, что приехал в Россию. Здесь работают очень талантливые преподаватели. Накануне меня сводили в Зоологический музей — там мне очень понравилось. В МГУ много возможностей для изучения, например, биологической систематики. Еще до приезда в Россию я изучал материалы, написанные российскими учеными.

Мы хотели бы в будущем приглашать российских студентов на стажировки в наш университет — для совместных исследований и совместных публикаций. И мы также хотим, чтобы наши студенты приезжали на шесть-девять месяцев в Россию. Таким образом мы укрепим научные связи между нашими странами.

Ведь наши культуры очень близки друг другу. Конечно, у нас разные языки, но всегда можно общаться на английском.

С.Х.: Я приехал в Россию два дня назад, и ваша страна меня поразила! Люди здесь очень дружелюбные, очень добрые, очень гостеприимные. Нас прекрасно принял МГУ, и я очень рад, что сейчас нахожусь здесь.