Пенсионный советник

Американская интервенция не спасет Россию от ВИЧ

Интенсивная поведенческая терапия не очень помогает российским ВИЧ-инфицированным

Надежда Маркина 08.09.2014, 17:56
AP Photo/Mikhail Metzel

Американскую интенсивную поведенческую терапию попробовали применить к пьющим ВИЧ-инфицированным в Санкт-Петербурге, чтобы отучить их от рискованного поведения. Но российским пациентам специальная интервенция помогла не больше, чем разговор по душам.

У России свой путь во многих областях жизни. Например, число ВИЧ-инфицированных во всех странах (исключая Африку) снижается, в России — нет. Количество ВИЧ-позитивных людей среди населения сейчас оценивают примерно в 1 млн человек. Некоторые особенности российского ВИЧ обсуждают авторы статьи в журнале Addiction, в которой они опубликовали результаты своего проекта.

В России большую долю в распространения ВИЧ-инфекции составляет ее передача при гетеросексуальных половых контактах из-за того, что многие практикуют незащищенный секс. Значительную роль играют и наркотически зависимые россияне — не потому, что их больше, чем в других странах, а потому, что они часто не соблюдают элементарные меры гигиены при инъекциях, например, обмениваются иглами. Наконец, как водится, в России все плохое происходит из-за пьянства, так что среди российских ВИЧ-инфицированных много сильно пьющих людей. Алкоголь же провоцирует людей на рискованное в плане передачи инфекции поведение, в частности, на незащищенный секс.

Ну и еще один фактор в минус — в России мало ВИЧ-инфицированных получают необходимую им антиретровирусную терапию.

Именно на таких пациентов был направлен американо-российский проект под красивым названием HERMITAGE (HIV's Evolution in Russia — Mitigating Infection Transmission and Alcoholism in a Growing Epidemic), то есть «Эволюция ВИЧ в России — ограничение передачи инфекции и алкоголизма при растущей эпидемии». Проект проводился в Санкт-Петербурге. Участвовали в нем американские специалисты из Медицинской школы Бостона и других медучреждений, а Россию представляли специалисты из Санкт-Петербургского медицинского государственного университета им. Павлова и Санкт-Петербургского научно-исследовательского психоневрологического института им. Бехтерева.

Суть работы состояла в следующем. В Санкт-Петербурге отобрали 700 ВИЧ-инфицированных, из них 350 человек включили в экспериментальную группу и еще 350 — в контрольную. 59% испытуемых составляли мужчины, средний возраст — 30 лет. Помимо ВИЧ-инфекции, все они были зависимыми от алкоголя. По мировым критериям они относились к сильно пьющим: мужчины употребляли более 14 «дринков» в неделю (женщины — более 7) либо более 4 «дринков» за один раз (женщины — более 3). Примерно треть из этой когорты сообщали о множестве сексуальных партнеров и практиковали незащищенный секс, большинство были зависимы от наркотиков, среди которых многие допускали совместное пользование иглами.

С октября 2007 по апрель 2010 года с 350 пациентами работали по американским методикам, специальным интервенциям, разработанным в Центре контроля и профилактики заболеваний. Это интенсивная поведенческая терапия, направленная на снижение потребления алкоголя и снижение риска передачи ВИЧ-инфекции, в первую очередь через небезопасный секс. Интервенция применялась в США среди аналогичного контингента и показала свою эффективность, то снижение распространения ВИЧ.

Основной упор делался на контроль состояния крови, психологическую поддержку, пропаганду защищенного секса и раздачу презервативов, практиковался также обмен шприцев для наркозависимых.

Авторы статьи подчеркивают, что американские методики были адаптированы к российским пациентам.

Что касается контрольной группы, ее не оставили совсем без внимания: люди приходили в клинику, где с ними разговаривали врачи и психологи, но на отвлеченные темы, без «терапевтического интенсива».
При оценке эффективности приложенных усилий через 12 месяцев подсчитывали первичный и вторичный результаты, как описывается в статье. Первичный результат — это случаи передачи ВИЧ-инфекции, произошедшие за год. Вторичный результат — изменение рискованного поведения: незащищенный секс, частота употребления алкоголя и наркотиков.

К сожалению, результаты работы по проекту HERMITAGE оказались довольно скромными.

Единственный показатель, который статистически достоверно (хотя и не так сильно) отличался в экспериментальной и контрольной группах, это число случаев передачи вируса при половых контактах за 12 месяцев. В контрольной группе 12%, в экспериментальной — 8% участников передали ВИЧ своим партнерам. В то же время на распространенность рискованного поведения американские методы воздействия практически не повлияли: между группами не было достоверных различий по незащищенному сексу, употреблению алкоголя или пользованию общими иглами.

Однако авторы работы не считают ее бесполезной.

«Нельзя сказать, что эта интервенция оказалась совсем неэффективной,

— сказал «Газете.Ru» Евгений Крутицкий, профессор Санкт-Петербургского медицинского государственного университета. — Дело в том, что и контрольная группа не оставалась без воздействия. Они приходили в клинику, им уделяли внимание, и это тоже оказало результат. Казалось бы, в этой группе не должно быть эффекта, а он тоже был. Поэтому разница между двумя группами оказалась невелика. Хотя за рубежом в аналогичных работах разница между группами с интенсивной интервенцией и контрольной выражена больше».

На вопрос о причинах Евгений Крутицкий упомянул

возможные тонкости в дизайне эксперимента, а также особенности российского менталитета.

Рассуждая о результатах, можно сказать, что вот, мол, российские ВИЧ-инфицированные, да еще и пьющие, такие упертые, что им никакая американская терапия не идет впрок. Но возможно, все наоборот: эта категория российских граждан так редко получает какое-то внимание, что просто поговорить с ними — не важно, о чем, — уже помощь.