Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«ФЦП была сделана не после падения метеорита, а уже давно»

Как Россия будет бороться с метеоритами: 58 млрд руб. на 10 лет для модернизации и строительства наземных телескопов и запуска телескопов в космос

Александра Борисова, Николай Подорванюк 18.02.2013, 18:19
В России объявят ФЦП по борьбе с космическими угрозами iStockphoto
В России объявят ФЦП по борьбе с космическими угрозами

О том, что собой представляет разработанная еще в 2010–2011 годах ФЦП по противодействию России космическим угрозам, которая предполагает выделение 58 млрд руб. на 10 лет, «Газете.Ru» рассказал один из разработчиков программы, завотделом ИНАСАН Лидия Рыхлова.

Вице-премьер российского правительства Дмитрий Рогозин предложил создать систему обнаружения метеоритов. Уже в понедельник премьер Дмитрий Медведев получит первые предложения по этому поводу.

«Систему обнаружения опасных для Земли объектов и их нейтрализации человечеству придется создавать», — написал Рогозин в своем микроблоге в Twitter еще в пятницу. При этом вице-премьер ссылается на существующие в США и Австралии программы раннего обнаружения астероидной опасности.

Рогозин два года назад уже высказывал такую идею как спецпредставитель президента России по противоракетной обороне (ПРО) — системе, создаваемой в Европе американцами. Рогозин предлагал тогда перенацелить ПРО на астероиды. Взяться за создание системы уже согласились российские специалисты из Роскосмоса, Института астрономии РАН и ЦНИИМаш. Они разработали проект федеральной целевой программы (ФЦП) по противодействию космическим угрозам, в том числе и падениям метеоритов.

Финансирование этой программы, рассчитанной на десять лет, составляет 58 миллиардов рублей, заявила в понедельник доктор физико-математических наук, заведующая отделом космической астрометрии Института астрономии РАН (ИНАСАН) и заместитель руководителя экспертной рабочей группы по космическим угрозам совета РАН по космосу Лидия Рыхлова, слова которой приводит РИА «Новости».

«Мы оценили эту цифру (объем программы), на десять лет она составит 58 миллиардов рублей», — сказала Рыхлова в понедельник. Агентство сообщило, что, по словам Рыхловой, эта программа одобрена Роскосмосом и сейчас «она лежит на столе у (вице-премьера) Рогозина».

Величина финансирования программы, которую назвала Рыхлова, вызвала неоднозначную реакцию в обществе. Последовало множество негативных комментариев, например, что «58 млрд руб. – это двенадцать «Фобос-грунтов» и «сейчас ущерб от челябинского метеорита составил 1 млрд руб., а с принятием этой программы он составит 59 млрд руб.». Корреспондент «Газеты.Ru» обратился к Лидии Рыхловой с просьбой рассказать подробности ФЦП и уточнить, действительно ли речь идет о сумме 58 млрд рублей на десять лет.

«Я уже ознакомилась из СМИ с реакцией на эту сумму, и мне кажется, что у нас абсолютно больное общество: кроме как о распилах никто не говорит.

Говорят, что, мол, метеорит не успел упасть, а они уже деньги посчитали, сколько им надо. Хотя все, что я вам сейчас расскажу, было сделано не вчера, не после падения метеорита, а уже давно, — заявила Рыхлова «Газете.Ru». — Мы начали трудиться по этой программе после совместного решения президиума совета РАН по космосу и президиума Роскосмоса, это было в июне 2010 года. Тогда нам, ученым, было сказано: «Надо заняться системой противодействия космическим угрозам». У американцев существует такая служба с 1998 года, с ее помощью они открывают астероиды, в том числе и 2012 DA14, который пролетел в пятницу вечером очень близко от Земли. В России все сведения об астероидах берутся от этой американской системы, своего у нас ничего нет.

Над российской программой трудились РАН и ЦНИИМаш (Центральный научно-исследовательский институт машиностроения). «Сначала в программу входила только астероидно-кометная безопасность, — рассказала Рыхлова. — Потом через год нам сказали: надо программу доработать, имея в виду техногенный космический мусор. Российская программа противодействия космическим угрозам предполагает модернизацию маленьких (диаметром зеркала до 60 сантиметров) вузовских и институтских телескопов, чтобы они стали современными и могли принимать участие в этих работах. Необходимо создание нескольких крупных широкоугольных телескопов (с диаметрами зеркала порядка 2 метров). Площадь всего неба составляет около 42 000 квадратных градусов. Чтобы эту большую площадь можно было постоянно сканировать, требуется не меньше трех таких крупных телескопов, которые должны находиться в разных частях страны, ведь по долготе Россия занимает много места. Плюс единый информационно-аналитический центр, подобный тому, что есть в США.

Самое главное — это наблюдения: нужно как можно больше наблюдений.

Размер челябинского метеорита составлял 15 метров. С одной стороны, он мелкий. Но вообще-то это размер пятиэтажного дома. Можно только догадываться, что бы произошло, если бы он не взорвался в атмосфере, а попал бы в город. И для предотвращения таких событий нужны еще наблюдения не только с точки зрения определения траектории, но и состава. Ведь метеориты бывают ледяные, каменные, железные и т. д., и, чтобы это понять, нужны фотометрические и спектральные наблюдения. Наземные же телескопы в своих возможностях ограничены: им мешает атмосфера, они могут наблюдать только ночью, плюс засветка от крупных городов. Когда-то Пулково было далеко от Ленинграда, а теперь в Пулково почти не видно звездного неба. Та же ситуация и на базе нашего института под Звенигородом. Поэтому программа предусматривает запуск одного-двух космических телескопов (хотя они и дороже) для того, чтобы, будучи выведенными на околоземную орбиту, они занимались поиском опасных объектов с помощью фотометрических и спектральных методов. Вот на это все требуется 58 млрд рублей на 10 лет.

Это программа может подтянуть за собой наблюдательную базу, привлечь молодежь в науку, повысить квалификацию отечественных специалистов».

Лидия Рыхлова уточнила, что судьба программы ей неизвестна. «Она должна пройти множественные согласования — Минобороны, МЧС, Минобрнауки и т. д. Но, может, нынешние события хотя бы привлекут внимание государства к этой проблеме. Предполагаю, что именно эту программу Дмитрий Рогозин собирался в понедельник представить Дмитрию Медведеву».

На момент сдачи материала не удалось выяснить, состоялась ли встреча Рогозина и Медведева. В своем твиттере вице-премьер днем в понедельник написал: «Создавать такую систему в одиночку не только накладно, но и неэффективно. Именно поэтому мы и говорим о сложении сил».

В США в настоящее время действует система по отслеживанию астероидов, имеющих характерный размер более 1 км.

Отслеживание более мелких тел пока рассматривается некоторыми проектами, однако речь идет об объектах диаметром от 50 м, то есть все еще гораздо более крупных, чем челябинский метеорит.

Так, компания Deep Space Industries предлагает самый массивный, дорогой и сомнительный по практической пользе проект. За $100 млн (это 3 млрд рублей) они предлагают создать сеть из десяти «дозорных» спутников FireFly, цель которых — изучать приближающиеся астероиды и, возможно, отбирать с них пробы для анализа. Ну а затем, достигнув более полного понимания природы «угроз», можно будет подумать и о том, как с ними бороться, заключают в компании. Пока этот проект существует только на словах.

Более разумным выглядит подход астрономов из Университета Гавайев. С помощью финансирования NASA ($5 млн — 150 млн рублей — на 5 лет) они установят на горах двух гавайских островов 8 небольших телескопов, снабженных 100-мегапиксельными камерами. Систему назвали ATLAS (Asteroid Terrestrial-Impact Last Alert System). Она будет проводить постоянный мониторинг неба и, как ожидается, сможет за неделю предупреждать об астероидах диаметром до 45 м («убийца городов») и за три недели — об астероидах диаметром до 140 м («убийца графств»). Этого должно хватить для эвакуации населения и обеспечения безопасности объектов.

Следует отметить, однако, что об объектах масштаба «челябинского метеорита» эта система предупреждать не собирается.

Еще один вариант мониторинга — космический телескоп The B612 Foundation Sentinel Space Telescope, который одноименный фонд планирует запустить в 2018 году. За время работы он должен обнаружить более 90% астероидов диаметром более 100 м, а также более крупных тел, которые могут угрожать Земле. Стоимость проекта не разглашается, так как B612 Foundation является некоммерческой организацией. Этот проект также не нацелен на обнаружение объектов размером с «челябинский астероид».

«О том, какие деньги для этого нужны, известно. А вот о том, что они выделены, я пока не слышал, — заявил на просьбу «Газеты.Ru» прокомментировать ФЦП по предотвращению угроз из космоса с финансированием 58 млрд руб. на 10 лет старший научный сотрудник ГАИШ МГУ Владимир Сурдин. — Боюсь, они не будут выделены в таком объеме, как хотели бы те, кто присоединился к этим работам. Дело в том, что публика, заинтересованная в этих делах, очень разнородная. Астрономы хотят наблюдать космос и предупреждать Землю о грозящих угрозах. Специалисты по космонавтике хотят разрушать прилетающие к нам астероиды и для этого усиливать свои радиолокационные и ракетные силы. Каждый ищет какую-то выгоду своей специальности, но, конечно, в целом думая о том, чтобы защитить Землю. Насколько это оправдано?

Учитывая, что статистика за последние 300 лет достаточно хорошо ведется, и под Челябинском от падения метеорита впервые массово пострадали люди (до сих пор было один-два удара по человеку без летального исхода, а сейчас это 1000 человек), мне кажется, что прежде всего надо потратить эти деньги на астрономию, то есть на систему предупреждения, отслеживания космических тел и предупреждения землян.

Отвести удар мы еще не можем. Но предупредить об ударе мы уже можем. В 2008 году мы впервые увидели 5-метровый метеорит, летящий к Земле, предупредили о его падении, он упал, его наблюдали, собрали осколки, никто не пострадал: это было в пустыне, в Северной Африке. Астрономы доказали, что они могут предупреждать. Если бы в Челябинске люди были предупреждены (не подходите к окнам после яркой вспышки), то они бы не порезались, просто пострадали бы окна, рамы, но не люди, и обошлось бы меньшим количеством раненых. Так что система предупреждения, конечно, должна быть создана. Телескопы космические и наземные должны развиваться. Второй шаг – на основе предупреждения попытаться оценить реальную угрозу и тогда развивать системы отражения астероидов. Я уже уверен, они будут созданы, ведь космонавтика развивается».