Пенсионный советник

Совместные ПВО не помогут Карабаху

Армения и Россия объединили системы ПВО

Игорь Крючков, Антон Самойленко 30.06.2016, 20:59
AP Television

Армения ратифицировала договор о создании единой системы ПВО вместе с Россией. Она должна гарантировать, что в случае нового обострения ситуации в Нагорном Карабахе конфликт будет протекать без применения военной авиации любой из сторон. Однако у объединенной ПВО есть один существенный недостаток: никто не знает, кто будет ей командовать.

Парламент Армении на внеочередном заседании 30 июня ратифицировал соглашение о создании объединенной армяно-российской системы ПВО. За документ проголосовали 102 депутата, против — восемь.

«В рамках данного соглашения мы сможем при реализации региональных противовоздушных задач использовать, к примеру, российские многофункциональные истребители четвертого поколения, системы С-300, противоракетные возможности, — заявил Общественному телевидению Армении министр обороны страны Сейран Оганян. — Сможем использовать широкие радиолокационные возможности в рамках воздушной разведки».

Соглашение о создании объединенной региональной системы ПВО в Кавказском регионе было подписано министром обороны Армении Сейраном Оганяном и его российским коллегой Сергеем Шойгу в декабре 2015 года. Документ рассчитан на пять лет с возможностью дальнейшего продления на тот же срок. Если одна из сторон решит заявить о приостановке договора, ей необходимо предупредить другую сторону как минимум за шесть месяцев до истечения срока договора.

В течение последних нескольких лет происходит интенсивное сближение двух стран в сфере обороны.

В июне 2015 года было подписано соглашение, согласно которому Россия предоставила Армении кредит в $200 млн на закупку российских вооружений. Договор вступил в силу 10 февраля 2016 года. Кредит был предоставлен в целях реализации соглашений о военно-техническом сотрудничестве, датированных 2003 и 2013 годами.

Карабахское небо

Замминистра обороны Армении Ара Назарян подчеркнул, что данное соглашение позволит усовершенствовать систему противовоздушной обороны в Кавказском регионе. По его словам, действия объединенной ПВО будут координироваться командованием Военно-космических сил России, а общее управление — руководством российского Южного военного округа.

Тот факт, что Россия и Армения не обладают даже единой границей, чиновника, очевидно, не смущает. Отвечая на вопросы парламентариев, Назарян подчеркнул, что никаких ограничений для действий и развития армянских ПВО данным соглашением не вводится.

Договор усиливает позиции Армении в районе Нагорного Карабаха, где с 1990-х годов сохраняется тлеющий конфликт. Самопровозглашенная Нагорно-Карабахская республика получает поддержку Еревана. Азербайджан, в свою очередь, считает территорию непризнанной республики своей.

Как заявил «Газете.Ru» азербайджанский военный эксперт Узеир Джафаров, Баку опасается, что Армения будет пытаться «обмануть российское командование» и подталкивать его сбивать военные самолеты Азербайджана. Впрочем, эксперт в то же время добавил, что в воздушном пространстве Армении «этим самолетам делать нечего».

«Сейчас не 1990-е, когда у армии Азербайджана было множество проблем. Теперь страна обладает большим количеством разных типов вооружения, благодаря закупкам из той же России, Ирана, Пакистана, Израиля», — добавил Джафаров. Он считает, что Армения, будучи суверенным государством, должна сама отвечать за свое воздушное пространство, а не «висеть на шее у России», хотя понимает, что экономика Еревана зависит от Москвы.

По словам заместителя директора Института стран СНГ Владимира Евсеева, ратификация российско-армянского соглашения по ПВО цементирует нынешний баланс сил в конфликтном регионе. «Армения и ранее прикрывалась российской системой ПВО. Ее элементы находятся на территории страны, как, кстати, и база ВС РФ в Гюмри. Если военные самолеты вторгнутся в армянское воздушное пространство, мы можем их сбивать, — рассказал эксперт в интервью «Газете.Ru». — Это до определенной степени давало гарантию, что при эскалации конфликта в Нагорном Карабахе ни одна из сторон не будет использовать боевую авиацию».

В минувшем апреле, когда азербайджанским войскам удалось отвоевать небольшую часть территории Нагорного Карабаха, боевая авиация действительно применялась минимально. В ходе конфликта был сбит один азербайджанский вертолет, что в азербайджанской прессе преподносилось как очень крупная новость.

Также говорилось об использовании в апрельском конфликте разведывательных беспилотников.

«Дело в том, что Нагорный Карабах просматривается армянскими радарами, расстояния для авиации очень маленькие, и азербайджанские ВВС опасались спровоцировать противодействие российских ПВО в Армении, — добавил Евсеев. — Это важный фактор, поскольку Азербайджан теоретически способен подавить Армению боевой авиацией».

Кто командует

После апрельской эскалации Россия предприняла немало дипломатических усилий, чтобы вновь усадить представителей Баку и Еревана за стол переговоров. 20 июня Владимир Путин встречался с армянским президентом Сержем Саргсяном и его азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым.

В их совместном заявлении говорилось о «приверженности нормализации обстановки на линии соприкосновения» и о «согласии на увеличение наблюдателей ОБСЕ» в Нагорном Карабахе.

По мнению Узеира Джафарова, очень многое зависит от действий Путина. «Если он так пожелает, то проблема конфликта решится быстро», — считает Джафаров.

На прошлой неделе Ильхам Алиев допустил, что может согласиться на отдельный статус Нагорного Карабаха — при условии, что регион будет азербайджанским. Баку — традиционный союзник Турции, которая 29 июня договорилась о восстановлении отношений с Россией.

Ранее американское аналитическое агентство Stratfor со связями в ЦРУ в своих публикациях утверждало, что увеличение военной помощи Еревану со стороны Москвы является одним из важных факторов эскалации конфликта в Нагорном Карабахе. По мнению американских аналитиков, Россия не только является косвенным участником конфликта, но также принципиально готова быть втянутой в него, чтобы усилить свое влияние в регионе.

Владимир Евсеев между тем сомневается, что нынешняя система безопасности в регионе способствует эффективному решению карабахского конфликта.

«Само по себе взаимодействие России и Армении в военной сфере — это позитивный фактор. Однако договор об объединенной системе ПВО сам по себе ничего не даст. Он не является прорывом».

По мнению эксперта, слабая сторона договора — крайне туманное понимание, кто будет отдавать приказы в чрезвычайных ситуациях. «Представьте, в воздушное пространство Армении вторгаются чужие военные вертолеты и находятся там несколько минут, после чего удаляются, — рассуждает Евсеев. — За это время Москва и Ереван просто не в состоянии согласовать военный ответ. Когда ракета полетела, ее уже не вернешь, и брать на себя ответственность за лишние военные провокации не в интересах ни России, ни Армении».