article
Слушать новости

Ходорковский подготовил 800 наблюдателей

Как «Открытая Россия» и другие наблюдатели будут работать на выборах

«Открытая Россия» Михаила Ходорковского собирает 800 волонтеров на выборы в Костроме, единственном регионе, где пустили на выборы список Демократической коалиции. Независимых наблюдателей достаточно для работы если не всего региона, то по всем участкам Костромы, где не наблюдалось фальсификаций на прошлых выборах. Установку на чистые выборы дает администрация президента, но все может испортить рвение местной власти, считают эксперты.

Подготовка наблюдателей проходит в обстановке, близкой к «боевой». В комнате собирается около 20 человек, одна команда становится «избиркомом», а другая — «наблюдателями». «Избирком» старается провести «нужный результат». Во время игры наблюдатели-новички фантазии обычно не проявляют. Зато опытные «бойцы» выборного фронта стараются на все сто.

Наблюдатели «со стажем» придумывают разные схемы нарушений: и вбросы, и махинации с книгами, и переписывание протоколов — в общем, все то, что видели в реальных условиях.

В играх стараются имитировать стрессовые ситуации — часто на настоящем участке наблюдатель теряется, цепенеет, когда видит, как избиркомовцы нагло нарушают закон, а полиция делает вид, что ничего не случилось, и никак не реагирует.

«Открытая Россия» Михаила Ходорковского планирует задействовать на ближайших выборах 800 волонтеров. Проект называется «Открытые выборы» и запускается в пилотном режиме в Костромской и Новосибирской областях, рассказывает «Газете.Ru» координатор «Открытой России» Владимир Кара-Мурза-младший. В Костроме активисты работают в тесном взаимодействии с другими независимыми наблюдательскими структурами: «Голосом», «Сонаром», «Гражданином наблюдателем», а также со штабом РПР-ПАРНАС. А в Новосибирской области «Открытая Россия» работает своими силами.

В новосибирское заксобрание в одиночку избирается Егор Савин, прошедший праймериз Демкоалиции лидер ПАРНАСа, а в Костроме ведет активную кампанию список РПР-ПАРНАС во главе с Ильей Яшиным.

«Открытая Россия», по словам Кара-Мурзы, ни в коем случае не конкурирует с самой известной среди наблюдательных организаций — движением «Голос». «У нас немного другой акцент, не столько фиксировать нарушения, сколько пытаться предотвратить фальсификации: карусели, вбросы. Мы хотим обеспечить прозрачность и честность выборов. Этим будут заниматься волонтеры, для повышения их квалификации минувшим летом в «Открытой России» провели ряд тренингов и семинаров», — говорит он.

Координатор «Открытой России» уточняет, что волонтеров набирали через сетку «Открытой России», которая не полностью пересекается с другими союзниками в либеральной среде, например сторонниками Алексея Навального: «Это наш собственный проект, мы планируем привлечение не только завсегдатаев демократического движения».

При этом основной задачей пилотного проекта по наблюдению Кара-Мурза видит подготовку к федеральным выборам в Госдуму в следующем году: «В 2016 году проект запустится в полную силу, по итогам этой кампании сделаем выводы».

Помимо Кара-Мурзы непублично проект «Открытых выборов» курирует Олег Ефросинин, бывший главред РАПСИ.

Координатор «Сонара» Андрей Скороход подтверждает, что основная масса независимых наблюдателей поедет на выборы в Кострому. «Там интрига. В других регионах выбора нет, — говорит он. — Волонтеры координируются совместно разными организациями, «Сонар» и «Гражданин наблюдатель» — это 50–100 человек».

Координатор «Гражданина наблюдателя» Инна Куртюкова говорит, что для контроля на участке должно быть не менее двух независимых наблюдателей.

В Костроме и области около 600 участков, и даже если все заявленные независимые наблюдатели реально придут на участки, на весь регион их не хватит. Поэтому в первую очередь они будут работать в Костроме, где живет основная масса избирателей.

По мнению Куртюковой, основанному на опыте московских выборов, самые сильные наблюдатели — это молодые кадры ЛДПР и КПРФ, хотя набранные коммунистами пенсионеры обычно слабо работают. В то же время она считает, что в Костроме у парламентских партий слабые отделения, а наблюдатели от либеральных структур вроде «Открытой России», даже если и имеют меньше опыта на выборах, неплохо работают за счет идейности и энтузиазма.

«Голос» работает в 30 регионах, набирая везде по 30–40 наблюдателей. Кострома в числе этих регионов, говорит сопредседатель движения Григорий Мельконьянц. Он уверяет, что, как и у остальных независимых наблюдательных организаций, в движении работают идейно мотивированные волонтеры. По каждому региону «Голос» постарается сделать выборку, чтобы оценить общий уровень выборов. Наблюдение будет по старому сценарию: движение запускает call-центр с горячей линии, сообщения по которой нанесут на карту нарушений, параллельно заработает проект SMS-ЦИК. Чтобы не допустить ночной переписки протоколов, наблюдатели с мест после закрытия участков будут отправлять по SMS результаты голосования, которые в штабе сравнят с данными ЦИК в системе ГАС «Выборы». На вопрос насчет ожидания по работе избиркомов в Костроме Скороход и Куртюкова утверждают, что в области фальсификаций по опыту прошлых выборов не было.

В соседней Ярославской области выборы тоже считались спокойными. Кара-Мурза также не ждет от властей противодействия по аккредитации наблюдателей и замечает, что цель сделать выборы честными и прозрачными декларируют все участники избирательного процесса.

«Основная масса волонтеров записалась в Костромскую область, волонтеры хотят бывать там, где будет «драчка», — рассуждает Куртюкова. — Но те, кто следил за выборами в прошлом году, говорят, что там нет практики массовых нарушений, а полиция ведет себя нормально и не выдворяет наблюдателей. Надеемся, и в этот раз там будет не очень сложно».

Однако Мельконьянц из «Голоса» предлагает независимым наблюдателям не расслабляться: новосибирский избирком до инцидента с отбраковкой списков ПАРНАСа также считался «приличным».

«На избиркомы могут в любой момент надавить, — говорит Мельконьянц. — Не надо забывать и про то, что в большинстве регионов в отличие от Костромы нет конкуренции и, соответственно, контроля, в то же время ожидается наименьшая явка. В этих «серых зонах» есть риск, что явку попытаются натянуть».

Кроме независимых наблюдательских структур существуют и околовластные проекты, например «Корпус «За чистые выборы», который также планирует работать в Костроме. Куртюкова считает, что активисты «Чистых выборов» скорее будут следить за независимыми волонтерами, чтобы те не «устроили провокации». На запрос «Газеты.Ru» по планам на выборы в «Корпусе» не ответили.

Никаких установок на проценты ЕР и явку в администрации президента нет, уверяет политолог Константин Калачев. По его словам, федеральные власти призывают провести все «максимально чисто и без скандалов», но перегибы на местах неизбежны из самой логики взаимоотношения федералов с регионами. «Успех оппозиции воспринимается как следствие непопулярности и слабости региональной и местной власти, хотя возможных скандалов региональным и местным властям в этот раз стоит бояться больше», — говорит Калачев.

От драйва президентских до стресса нынешних времен

Куртюкова рассказала, как менялись настроения наблюдателей, их позиция на протяжении последних лет. По ее словам, мощный приток волонтеров был перед парламентскими выборами декабря 2011 года. В «Гражданин наблюдатель», по ее словам, шли в основном люди, которые не интересуются партийными различиями. Судя по анкетам, основная их часть обладала одним или двумя высшими образованиями, средний возраст 20–25 лет.

«Первые 1200 человек шли, чтобы гарантировать честность подсчетов, кто-то говорил, чтобы «соблюдали законы», кто-то хотел проявить гражданскую самостоятельность, то есть достаточно идеологизированные», — рассказывает координатор.

«Между парламентскими и президентскими была надежда, что ситуация изменится, поэтому на выборы главы государства шла в основном молодежь, которая хотела драйва и азарта. По Москве был второй тур: Владимир Путин получил 46%. Но после президентских, 6 мая и разгона Болотной волонтеры поняли, что дальше пойдет закручивание гаек. К тому же иски наших юристов в основном отклоняли, приток людей резко снизился, многие потеряли интерес к наблюдению».

Сейчас приток в волонтеры серьезно снизился, и они рассчитывают скорее не переломить ситуацию, а получить новые навыки. Поэтому интерес есть, например, у молодых юристов, которым нужна практика, заключает Куртюкова.

На выборах остались самые стойкие наблюдатели, которые ничего не боятся, говорит Скороход: «А бояться есть чего, меня, например, избивали и угрожали подбросить наркотики, уговаривали включиться в фальсификации. Сейчас остались в основном два типа наблюдателей: те, что закаленные и ничего не боятся, и совсем зеленые новички».

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости