Слушать новости
Слушать новости

«Боишься слово даже за Украину вставить»

Беженцам с юго-востока помогает не украинское государство, а волонтеры и простые граждане

Счет беженцев из охваченных войной Донецкой и Луганской областей идет на десятки тысяч. Многие бегут в другие области Украины. Украинские власти оказались к новой ситуации совершенно не готовы: бежавших с Донбасса людей размещают у себя в квартирах волонтеры и простые граждане, помогают также неправительственные организации. При этом сами беженцы настроены по отношению к Украине крайне агрессивно.

Количество украинских беженцев, покидающих родные города в Донецкой и Луганской областях, стремительно растет. Поезда и автобусы набиты людьми с большими чемоданами: тысячи людей готовы стоя несколько часов подряд добираться в Киев, Харьков или Днепропетровск, лишь бы не оставаться дома.

Жительница Краматорска Юлия приехала на центральный вокзал в Харькове с двумя детьми без мужа: тот остался дома «воевать за ДНР». Чемоданы собраны наспех, денег с собой — около 10 тыс. грн (30 тыс. руб.), планов на будущее — никаких.

«Мы ехали сюда, ни на что не надеясь. Родственников у нас никаких за пределами Донбасса нет. Поехали в Харьков, потому что тут вроде нет бандеровцев, как в Днепропетровске или Киеве. Нам кажется, что здесь относительно безопасно», — объясняет женщина. Теперь она ищет квартиру в посуточную аренду во втором по величине городе Украины.

Юлия говорит, что приняла решение уезжать, когда один из снарядов разорвался во дворе соседнего дома. «Чего ждать? Что Украина успокоится? Хунта не успокаивается», — с отчаянием говорит она. На вопрос корреспондента «Газеты.Ru» о том, почему она выбрала в качестве убежища Харьков, а не российский город, отвечает просто: «Здесь привычнее. Я в России никогда не была».

Большинство беженцев, бегущих от войны в украинские города, украинское государство ненавидит.

«До тех пор пока не стали приходить украинские солдаты, все было спокойно. Мы даже на работу ходили и ни о чем таком не думали. А они пришли — и разрушают наши дома, стреляют из артиллерии по нашим детям», — возмущается Владислав, средних лет житель Славянска, сидя на железнодорожном вокзале в Киеве. «Мы же просто просили референдум. Хотели отделиться. Что в этом плохого, что люди хотят жить в другой стране?» — добавляет его жена Наталья, держащая на руках пятилетнего ребенка.

Как и большинство других беженцев с Донбасса, Владислав и Наталья хотят выговориться. И их доводы порой приводят украинцев, не видевших войны, в замешательство.

«Мы приехали на Украину, потому что здесь у нас родственники — родители жены живут. Они совсем помешались на украинской пропаганде, но нам выбирать, с кем жить, не приходится: самим нам снимать квартиру не на что», — объясняет Владислав. Его жена безразлично слушает заявления мужа о бандеровцах-родителях и не перечит.

Вряд ли среди беженцев хотя бы десятая доля — сторонники единой Украины. Почему так, объясняет домохозяйка из Луганска Ольга Викторовна: «Пропаганда российская людям поплавила мозги. Я не понимаю, как можно ненавидеть страну, в которой живешь, да еще и требовать что-то от нее. Но в поезде, в котором я ехала, все — за ЛНР. Боишься слово даже за Украину вставить — разорвут на части».

Уже по прибытии в города назначения беженцы с Донбасса начинают ненавидеть Украину не за «бойню», а за отсутствие пунктов приема беженцев и жилья для них, за недостаток финансирования, за нежелание государства обеспечивать всех беглецов хоть какой-то работой.

Но, к примеру, киевляне склонны считать, что Украина беженцам ничего не должна. 33-летняя Вера, работающая в магазине по продаже детских игрушек, говорит, что поселила у себя женщину с двумя маленькими детьми из Донецка. «Она сутками сидела дома, не убиралась, не готовила даже для себя, только телевизор смотрела. И громко возмущалась, что в Киеве не показывают российские телеканалы», — рассказывает киевлянка.

«Приходишь с работы домой уставшей — и начинаешь готовить еду на всех. Моя гостья не искала ни работу, ни способ мне помочь. В итоге через три недели пришлось выгонять ее со скандалом. Больше я никого с Донбасса принимать не буду», — добавляет она.

Вера, как и многие киевляне, не понимает, почему беженцы «ведут себя так, будто им что-то должны». Те, в свою очередь, сетуют на холодность и государства, и простых украинских горожан, которые отказываются им помогать.

В украинском правительстве говорят, что власти официально готовы принять не более 20% беженцев в своих санаториях и других госучреждениях. «Помещения просто не готовы. Работа не налажена. Надеемся на помощь сознательных граждан, которые не оставят жителей Донбасса в беде», — говорит источник.

Директор департамента социальной защиты при Харьковской областной администрации Елена Захутская подтверждает: в области власти могут обеспечить жильем не более тысячи человек. Вместе с тем область готова помочь этим людям с временным трудоустройством. Далеко не все беженцы, однако, готовы искать работу: пока с такой просьбой к властям обращаются единицы.

Причин тому обычно две. Во-первых, большинство беженцев — женщины с детьми на руках, которых им не на кого оставить. Во-вторых, многие говорят, что у них есть работа «на родине» и они оттуда «не увольнялись». А значит, и искать работу им незачем.

Усилия по обеспечению жильем предпринимают только волонтерские организации вроде Красного Креста, «Самообороны Майдана», цыганских и еврейских объединений. В Харьковской области власти выделили для беженцев помещения детских лагерей «Прометей», «Сосновый» и нескольких школ-интернатов. В столице им помогают работники Киевского центра соцслужб для семьи, детей и молодежи. Здесь беженцев с Донбасса распределяют по детсадам, помещениям школ и других административных учреждений. Сотни людей заселили в пансионаты под Киевом «Салют», «Спутник», «Ласточка».

Иногда случаются казусы: под Днепропетровском беженцев стали размещать в поселке Старые Кодаки на даче народного депутата Олега Царева. Сам хозяин бежал, поскольку Генпрокуратура завела уголовное дело за призывы к сепаратизму, а его дом «национализировали» активисты местной самообороны. Теперь здесь живут три семьи беженцев с Донбасса.

Точные цифры о количестве беженцев украинские власти не называют. Харьковская область, например, отчиталась о приеме 2,5 тыс. человек, Одесская — 2 тыс., Николаев — 186 человек. Данные из Киева и Днепропетровска власти не обнародуют. Только недавно директор департамента соцполитики Киевской городской госадминистрации Сергей Бычков отчитался о том, что «за два месяца в Киеве родилось восемь малышей, родители которых бежали в Киев из Крыма».

«У одной пары даже родилась даже двойня. Все эти малыши теперь киевляне», — радостно сообщил чиновник в присутствии украинских телекамер. За прошедшие выходные киевский Городской координационный центр для помощи беженцам насчитал 30 беженцев из Крыма и 86 человек из восточных регионов Украины.

Источники «Газеты.Ru» в минсоцполитики Украины на условиях анонимности признаются: никакой координации, статистических данных и контроля беженцев у них нет. Киевские правозащитные организации называют разные оценки числа беженцев, уехавших в столицу, — от 10 тыс. до 20 тыс. человек.

По данным ООН, их число превысило 34 тыс. человек. ФМС России оценивает количество беженцев в 400 тыс. человек.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть