Спецслужебный вход в Россию

Правозащитники и депутаты выяснили, что Эдвард Сноуден все же хочет остаться на российской территории

Андрей Перцев 12.07.2013, 20:27
Пока Эдвард Сноуден встретился с ограниченным количеством россиян AFP/Getty Images
Пока Эдвард Сноуден встретился с ограниченным количеством россиян

Российские правозащитники поговорили с Эдвардом Сноуденом о Путине, патриотизме, Латинской Америке и свободе. Они считают, что у американца, подозреваемого в разглашении гостайны, есть хорошие шансы получить политическое убежище в России. Официальный представитель Белого дома Джей Карни уже заявил, что беглец должен быть возвращен в Соединенные Штаты.

«Пусть выходит, мы его к себе в Митино увезем», — рассмеялся сотрудник аэропорта Шереметьево, узнав, что толпа журналистов рассчитывает встретиться с Эдвардом Сноуденом.

В пятницу утром стало известно, что Сноудену захотелось поговорить с российскими правозащитниками. В их список вместе с омбудсменом Владимиром Лукиным, замглавы московского бюро Human Rights Watch Татьяной Локшиной попали думский единоросс Вячеслав Никонов, адвокаты Анатолий Кучерена и Генри Резник, а также член Общественной палаты Ольга Костина. На встречу пригласили и журналистов, правда, быстро выяснилось, что диалог пройдет за закрытыми дверями в терминале Шереметьево F.

Пресса пришла на точку сбора задолго до правозащитников, к толпе журналистов подтянулись пассажиры и волонтерки, встречающие участников Универсиады.

Сотрудники аэропорта, шедшие со смены и намеревавшиеся показать Сноудену красоты Митино, разговорились с одной из них. Девушка пожалела американца, застрявшего в транзитной зоне Шереметьево почти на три недели.

«Знаете, мы его ни разу не видели, его никто не видел. Тут был подобный случай с нигерийцами, они сидели в аэропорту три месяца. Вот их видели все!» — успокоили шереметьевцы волонтерку.

Оказалось, что беседа Сноудена с правозащитниками пройдет все же в терминале Е. Правозащитники собирались довольно долго и неторопливо. Каждый пришедший сразу оказывался окружен толпой журналистов и зевак.

«Интересно посмотреть, узнать, что он собирается делать! Мы можем дать убежище любому человеку, вот США хоть раз выдавали шпионов?» — улыбался Вячеслав Никонов.

Метрах в пяти от него такая же толпа обступила Генри Резника. Он тоже не строил прогнозов по поводу встречи и ее итогов, предположил лишь, что разговор может состояться в формате видеоконференции.

Ничего нового правозащитники не рассказывали, набор фраз был вполне стандартным: «разоблачал правительство», «просил убежища», «нельзя выдавать».

«Все заявления он уже сделал, видимо, сейчас Сноуден хочет сказать что-то важное», — предполагала Ольга Костина.

Резник и Владимир Лукин и вовсе философствовали.

«Как говорил Соломон, и это пройдет», — отшутился омбудсмен, большего добиться от него не получилось.

К правозащитникам подошли крепкие молодые люди с табличкой с надписью «G9», и колонна двинулась к терминалу Е. Операторы и фотографы толпились, толкались и снимали идущих правозащитников, их самих снимали на мобильники пассажиры терминала.

«Тут среди нас Сноуден!» — ликующе заявила пожилая женщина с чемоданчиком.

Шествие уперлось в железную дверь с надписью «Служебный вход». Прошли за нее только правозащитники, журналисты уперлись в стекло, за которым виднелась крепкая спина сотрудника транспортной полиции. Его коллеги стали возводить у двери баррикады из тележек и столбиков, появилась надежда, что вскоре из служебного помещения может появиться сам Сноуден, иначе зачем нужны были такие меры безопасности.

Однако чуда не случилось, дверь открылась, и из-за нее вышли только правозащитники. Они сообщили, что Сноуден решил запросить политического убежища в России. Каждому из участников встречи запомнились разные детали.

«Он произвел впечатление человека, который верит в то, что делает. Сноуден начал свою речь так: «Перед вами человек, который еще недавно читал вашу переписку, а потом захотел положить этому конец», — прочувствованно произнес Кучерена.

Генри Резник пояснил, что Сноуден с пониманием относится к позиции президента Путина, который заявил, что Россия может предоставить политическое убежище, если Сноуден не будет «наносить ущерб США». Никонов тоже пообещал, что вреда Америке никто наносить не будет, правда, по другой причине.

«Сноуден — патриот своей страны», — заметил Никонов.

Ольга Костина говорила о причинах, по которым Эдвард Сноуден все же решил остановиться на России, хотя еще недавно отказывался от политического убежища в нашей стране.

«У него нет возможности безопасно добраться до латиноамериканских стран, где он хотел получить убежище. Он подал прошение и просил нас о поддержке. Думаю, шансы у него неплохие», — рассуждала Костина.

Владимир Лукин был краток. «Он не преступник, он хочет быть свободным!» — отрезал омбудсмен и пообещал, что соображения о беседе будут донесены до президента.

Впрочем, встреча и число присутствовавших на ней журналистов поразили не всех участников.

«Ну разве это много? Вот когда Володю Гусинского закрыли, там да — была туча», — развел руками Генри Резник, шествовавший по опустевшему залу аэропорта к выходу.

Эдвард Сноуден остался за железной дверью с надписью «Служебный вход».