«Мы не хотим, чтобы Россия стала вторым Египтом»

Евродепутат Кристина Оюланд рассказывает, за что Европарламент хочет наказать Россию

nato.int
В четверг в Европарламенте будет принята жесткая резолюция «О верховенстве закона в России», обещает евродепутат Кристина Оюланд, инициировавшая рассмотрение этого вопроса. Также могут быть расширены «черные списки» российских чиновников, которым запрещен въезд в страны Евросоюза, за счет новых перечней — так называемого «списка Немцова», составленного российским оппозиционером. Первый номер «списка Немцова» — премьер Владимир Путин, который на следующей неделе отправится в Брюссель на встречу с руководством Еврокомиссии.

— Госпожа Оюланд, вы только что вернулись с пресс-конференции российского оппозиционера Бориса Немцова в Страсбурге. Это третий представитель российской оппозиции, который был приглашен в Европарламент. До него у вас побывали председатель партии «Яблоко» Сергей Митрохин и коллега Немцова по создающейся Партии народной свободы Михаил Касьянов. Что нового вы услышали?

— Я председательствовала на встрече группы АЛДЕ (Альянс либералов и демократов в Европе – «Газета.Ru») и рабочей группы по российским вопросам с Немцовым. Во-первых, я и мои коллеги считаем чрезвычайно важным, что такие оппозиционные лидеры как Борис Немцов, Михаил Касьянов, Владимир Рыжков и Владимир Милов создают коалицию, новую партию. Это дает нам надежду на объединение оппозиционных демократических сил в России и позволяет с гораздо большей легкостью выражать свою поддержку демократическим преобразованиям в России. Несмотря на политические противоречия между европейскими партиями, социалистами, консерваторами, либералами, у нас есть общее понимание важности существования в России демократической силы, которая могла бы пользоваться европейской поддержкой. Сейчас самым важным является обеспечение участия демократических сил в выборах в России, и для всех нас это единая задача. Теперь мы будем пристально наблюдать за процессом регистрации этой партии.

— Многие в России воспринимают такую поддержку как вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

— Это не вмешательство, это абсолютная демагогия. Я не могу согласиться с такой постановкой вопроса. Россия – член Совета Европы, она подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека, международный документ. Никто в России не может сказать, что то, что касается фундаментальных прав — свободы слова и прессы, свободы собраний, свободы создания ассоциаций, таких как политические партии, свободы участия в выборах — касается только России. Это не внутреннее, а международное дело. Все, кто пытается с этим спорить или обвинять Европарламент во вмешательстве, занимаются абсолютно типичной демагогией. Мы будем очень внимательно следить за процессом и будем оказывать давление в вопросе регистрации как этой демократической коалиции, так и других политических партий, которые, возможно, будут создаваться в России для участия в выборах.

— Вы один из инициаторов вынесения на обсуждение в Европарламенте резолюции «О верховенстве закона в России». До сегодняшнего дня было как минимум пять альтернативных вариантов этой резолюции, предложенных разными политическими силами. Каков будет итоговый документ?

— У нас есть окончательный проект, который обсуждался во вторник всеми фракциями, и теперь на голосование будет поставлена единая резолюция, включая разные предложения от разных групп. Инициатива действительно исходила от АЛДЕ, и она была поддержана группой «зеленых». Важно подчеркнуть, что мы начали готовить эту резолюцию еще в январе, но из-за невозможности поставить документ на голосование из-за загруженности Европарламента нам пришлось отложить весь процесс примерно на месяц.

— Издание EuObserver.com выражало сомнение, что резолюция пройдет, учитывая, что две крупнейшие группы в Европарламенте, Европейская народная партия и социалисты, выказывали озабоченность возможным осложнением отношений между Россией и ЕС накануне визита в Брюссель 24 февраля премьер-министра Владимира Путина.

— Это не так. Обе эти группы поддержали единый проект резолюции. Нет сомнений, что резолюция пройдет в Европарламенте в четверг утром. И вы правы, мы как раз хотим послать сигнал господину Путину, его друзьям в Кремле: «Мы серьезны. Мы хотим видеть Россию важным партнером, но в то же время партнером демократическим. Мы не хотим иметь дело с Россией, которая попирает демократию». Я бы очень хотела, чтобы в конце концов Евросоюз и Россия пожали друг другу руки, основываясь на принципах демократии, а не используя силу или игнорируя общие стандарты и ценности.

— Российские дипломаты накануне обсуждения проекта резолюции объявили, что Москва готовит «контрмеры», и достаточно жесткие. В чем отношения могут испортиться?

— Могу сказать, что это не первая резолюция, которую принимает Европарламент в отношении проблем России. Только в декабре мы приняли резолюцию касательно так называемого «списка Магнитского». На днях мы возвращались к обсуждению этого вопроса. Европейский союз продолжит подталкивать Россию к соблюдению общих стандартов, и я очень рассчитываю, что российское правительство расценит наши действия не как недружелюбные, а как дружескую попытку найти общий язык. Мы не хотим видеть Россию вторым Египтом или вторым Тунисом. Мы хотим видеть Россию сильным партнером, на которого можно было бы положиться и который бы соблюдал демократические принципы.

— Каковы перспективы этой резолюции, учитывая, что общеевропейская дипломатия все-таки вотчина исполнительной власти ЕС, Еврокомиссии и Европейского совета?

— В проекте резолюции есть весьма четкие указания для Еврокомиссии и Европейского совета, касающиеся беспокоящих нас вопросов. И если российское правительство не пойдет навстречу нашим пожеланиям в этих вопросах, мы будем ожидать от Еврокомиссии отчета перед Европарламентом насчет того, какие меры в отношении России могут быть приняты, если Россия не будет соблюдать свои международные обязательства и даже свою Конституцию в отношении своих граждан.

— Последний вопрос касается тех мер воздействия, о которых можно говорить уже обстоятельно. Я имею в виду запрет на выдачу въездных виз российским чиновникам — фигурантам «списка Магнитского». Эта санкция уже введена в действие?

— Есть не только «список Магнитского». Мы получили «список Немцова», у нас уже есть «список Ходорковского». Таким образом, у нас уже есть как минимум три списка лиц, которых можно подозревать в нарушении прав человека в России, но, так как я не представляю дипломатическую службу какой-либо страны ЕС, я не могу ничего сказать насчет введения в действие этих санкций. Вы знаете, в дипломатической практике необязательно извещать заранее того, кому будет отказано в визе.