«Весь мир нам завидует, я точно говорю!»

Путин выступил перед лояльной Думой

ИТАР-ТАСС
Госдума впервые заслушала ежегодный отчет российского правительства. Депутаты не стали донимать премьера Владимира Путина требованиями об отставке и едкими неожиданными вопросами про антикризисный план.

В понедельник Госдума собралась на внеочередное заседание, чтобы заслушать отчет правительства по итогам года. Таков новый формат общения с Белым домом, недавно закрепленный в Конституции. В честь прибытия премьера Владимира Путина в здании палаты обнаружились, казалось бы, уже забывшие дорогу на Охотный Ряд депутаты. Например, по коридору прогуливался певец-депутат Иосиф Кобзон, который не очень жаловал думские заседания после того, как в начале созыва «Единая Россия» отказалась избрать его на пост главы комитета по культуре.

Зато даже фигура Путина не заманила в понедельник на работу чеченского депутата Адама Делимханова, которого только накануне дубайская полиция назвала причастным к покушению на Сулима Ямадаева.

В начале заседания зарегистрировались 437 из 450 депутатов.

Заранее в зал заседаний прошли члены кабинета министров. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина и министр социального развития Татьяна Голикова в сопровождении вице-премьера Игоря Шувалова поднялись по центральной лестнице, протискиваясь через многочисленных журналистов. Министр обороны Анатолий Сердюков, вице-премьер Дмитрий Козак, министр иностранных дел Сергей Лавров, министр финансов Алексей Кудрин и вице-премьер Сергей Собянин прошли по отгороженному проходу. Последним на пути в зал заседаний появился Владимир Путин в сопровождении спикера Госдумы Бориса Грызлова.

Доклад Путина очень нравился думскому большинству и несколько раз сорвал аплодисменты. «Вся мировая экономика и российская экономика переживают, мягко говоря, не лучшие времена», — признал премьер.

«Но представьте себе, что бы было, если бы Россия вошла в кризис такой, какой она была несколько лет назад!» — произнес Путин, дав понять, что могло быть и хуже.

В качестве примера собственного эффективного решения последних лет премьер привел введение единой ставки подоходного налога в 13%. «Весь мир нам завидует, я точно говорю!» — убеждал с трибуны лидер.

Ответы на полученные две недели назад письменные вопросы фракций премьер заложил в свой отчет. Так, депутатам от ЛДПР Путин рассказал о невозможности абсолютной бесконечной заморозки тарифов естественных монополий, а перед коммунистами отчитался за выданные банкам кредиты, которые банки обязались вернуть. В конце речи он упомянул предложенную ему «эсерами» Хартию социальной справедливости: «Сюрреалистический кошмар наступит в том случае, если наступит баланс между социальной справедливостью и экономической целесообразностью», — пугал премьер.

Впрочем, ни один из устных вопросов депутатов, задававшихся в строгом количестве по три от фракции и в порядке строгой очередности, также не стал неожиданностью для Путина: все они еще на прошлой неделе были переданы в правительство и администрацию президента.

Коммунисты задавали свои вопросы первыми. Депутат Алексей Пономарев поинтересовался у премьера, собирается ли правительство участвовать в реструктуризации корпоративного долга России. «Государство не несет никаких обязательств по корпоративным долгам», — отрезал премьер. Однако тут же пояснил, что государство продолжает помогать, чтобы обеспечить перезакладку активов от иностранных банков к ВЭБу. «Это не подарок западным структурам, мы просто забрали активы», — пояснил Путин.

Максима Рохмистрова от ЛДПР интересовало создание независимого контролирующего органа для наблюдения за исполнением решений правительства. Путин напомнил, что парламентский контроль осуществляется через Счетную палату, систему финмониторинга и прокуратуру, и понадеялся, что механизм парламентского контроля будет совершенствоваться. «Эсер» Валерий Черешнев волновался за инновационное развитие страны и даже зачитал строки бюджета, в которых урезано финансирование на фундаментальные исследования, прикладные и военные разработки. «Где вы там нашли сокращение?» — удивился Путин и похвастался, как лично поставил жирный плюс напротив некоторых федеральных целевых программ.

Сергея Иванова из ЛДПР интересовал вопрос, почему при падении цен на нефть не снижается цена на бензин в России, не стоит ли ввести регулятор внутренних цен? «Мы должны сделать это так, чтобы не подсадить рентабельность внутреннего производства», — предостерег Путин.

Единоросс Любовь Шубина пожаловалась главе правительства на сокращение расходов на материнство и детство в регионах, однако оказалось, что у премьера таких данных нет. «В регионах перестраивают систему таким образом, чтобы исполнить социальные обязательства», — предположил Путин. Впрочем, на вопросы от «эсера» Светланы Горячевой и коммуниста Олега Смолина о финансировании региональных бюджетников Путин такой же уверенностью о действиях местных чиновников поделиться уже не смог: «Вопрос не в том, что денег не хватает — денег всегда не хватает. Вопрос в приоритетах: построить ненужный сарай и состричь 20% со стоимости или помочь детям».

Члена ЛДПР Елену Афанасьеву заинтересовали сокращения в аппарате правительства. «Везде идет сокращение рабочих мест. Люди теряют работу, но количество чиновников не сокращается... А сколько людей, сокращенных в правительстве, станут заниматься общественными работами?» — хитро поинтересовалась депутат. Премьер с ходу назвал цифру 128, как будто ждал этого вопроса, и заметил, что специалисты «такого уровня», какие работают в правительстве, будут всегда востребованы и им не придется заниматься общественными работами.

Оказалось, что либерал-демократы уже разработали план сокращения числа комитетов и комиссий в Госдуме для экономии в связи с кризисом, рассказала Путину Афанасьева, но предложение фракции осталось без ответа, поэтому депутат спросила мнение премьера.

«Вам виднее, — дал отмашку на сокращения Путин. — Оптимизировать нужно, но не так, чтобы сэкономить 5 копеек и упустить целую сферу из наблюдения».

Хотя думские коммунисты и обещали поставить вопрос о личной ответственности членов кабмина и лично премьера за состояние российской экономики, отставки Путина никто так и не потребовал. Фракции воздержались от кадровых предложений и лишь лидер КПРФ Геннадий Зюганов осторожно заметил, что не все нынешние министры, по его мнению, справляются со своими полномочиями. Зюганов осудил действия министра обороны Анатолия Сердюкова, назвав его некомпетентным для проведения реформы армии, и отметил неудачную, по его мнению, политику министра финансов Алексея Кудрина, осудив его инвестиции в иностранные ценные бумаги и недостаточное финансирование сельского хозяйства.

Но выступавший от «Единой России» спикер Госдумы Борис Грызлов все равно остался недоволен. «Было сделано все возможное, чтобы сдержать натиск кризиса. И в этой связи непонятны некоторые заявления от парламентских партий, — упомянул спикер воскресные акции протеста коммунистов. — Большинство граждан не просто доверяют проводимому курсу, но и активно его поддерживают».

«Ни мы, ни вы не имеем право снимать с себя ответственность. Каждый должен пройти свою часть пути», — признался в конце правительственного часа премьер. «Важно, чтобы был свет в конце тоннеля, и мне кажется, наша антикризисная программа дает такой свет», — обнадежил парламентариев национальный лидер.